Выживший в самом пекле: Стрелок Петр Карсанаев

0
233

Выживший в самом пекле: Стрелок Петр Карсанаев

Ему до сих пор не верится, что посчастливилось уцелеть там, где из 900 бойцов выжили только девять… Петр Карсанаев участвовал в боях под Харьковом, будучи 19-летним юношей. Он помнит, как в нескольких метрах от него разрывались снаряды, погибали люди.

Петр Карсанаев родился в 1923 году в селе Арылах Белолюбского Чурапчинского района. В 1941 году закончил Кытанахскую семилетнюю школу, в 1942-м – поступил в гимназию Якутска (ныне школа №8).

Будучи школьником, он впервые услышал о войне: из рассказов учителей дети узнали о нападении Германии на Польшу и Испанию. Весной 1943 года, не успев окончить учебу в лицее и попрощаться с родителями, 19-летний юноша был призван и отправился на фронт.

Сначала Петра отправили на трудовой фронт. Но брат, который уже побывал там и вернулся, посоветовал ему проситься в действующую армию, потому что там люди умирали от голода. Карсанаев подошел к командиру и сказал, что хочет воевать, но в ответ услышал, что он — дезертир. В пылу перебранки тот даже грозился расстрелять Петра.

Война потребовала масштабной мобилизации всех ресурсов страны для выполнения самых разных задач. Наравне с военной была развернута трудовая мобилизация – военные имели право привлекать жителей для строительства оборонных, заградительных сооружений, общественно важных работ. В первые дни войны силами трудового фронта были возведены тысячи  километров   оборонительных  рубежей  вдоль Днепра и Березины. Более 200 тысяч жителей построили  мощный  рубеж  на  пути к Донецкому бассейну.

Пароходом для новобранцев якутянин был доставлен в Иркутск, где работал на лесозаготовительном заводе. Через месяц эшелон с солдатами и военными лошадьми был отправлен в Украину до станции Чугуевск. Подъезжая на станцию, они увидели поистине страшную картину: сгоревшие дома, опрокинутые поезда, вся земля была покрыта отстреленными пушечными снарядами и гильзами от патронов. Вскоре отправился на передовую.

«Во время одной из стоянок встретил местную жительницу. Я был очень голодным, а у нее было целое ведро овощей. Но я не решился попросить. Сослуживцы меня отчитали. Говорят, с голода сдохнешь: воровать не умеешь, просить не умеешь, разговаривать по-русски не умеешь».

На войне служил вторым стрелком на Юго-Западном фронте. С июля по август 1943 года участвовал в боях под Харьковом в междуречье Дона и Донца в составе 188-го запасного стрелкового полка, затем — стрелком в составе КЭЧ Чугуевского района Украинской ССР.

Юго-Западный фронт второго формирования создан 25 октября 1942 года. В июле-августе 1943 года войсками фронта проводилась Донбасская операция с целью освобождения Донецкого бассейна, а также Изюм-Барвенковская наступательная операция, направленная на недопущение переброски войск противника в район Курской битвы.

В последнюю ночь по пути на фронт солдат разбудил грохот канонады, земля содрогалась от взрывов: это немцы стреляли из дальнобойной пушки. Свист летящего снаряда как бы высасывал из тебя всю душу, вспоминает Петр Терентьевич. Под грохот орудий новобранцы добрались до передовой. 10 августа 1943 года 188-й стрелковый полк пошел в атаку, чтобы овладеть высоткой: добрались до речки Донец (приток Дона) и тотчас же начали переправу.

«Немцы хорошо воевали, у них были минометы, пулеметы, самолеты, а у нас — только винтовки. Этого не хватало. Целый день стреляли, бомбили все время. К вечеру отступили обратно  в лес – посчитали, что где использовали, раненых  солдатов. Они пытались переправиться, но возвращались без пальцев, без рук, без ног».

Преодолеть реку удалось ценой огромных человеческих потерь. «При переправе, ближе к середине речки немцы обрушили на нас сокрушительный огонь: на нас была 30-килограммовая ручная кладь, мы оказались в ловушке», — вспоминает Петр Терентьевич. Тогда из 900 человек осталось всего девять. По словам ветерана, он сам был на волосок от смерти. Ему до сих пор не верится, что он выжил в этом пекле.

Не дав отдохнуть, солдат отправили дальше с прибывшим пополнением. Выйдя к низовью, командир повел их в атаку по открытой местности. Немцы открыли огонь. Наш земляк увидел, как из опушки леса стрелял вражеский пулеметчик. Прикрывшись за березами, он подкрался нему, прицелился, чтобы выстрелить, и тут прямо перед ним взорвался снаряд. Очнулся он контуженный и зарытый в земле, в воронке от взорвавшегося снаряда.

«Оглушенный взрывом, я почувствовал, как бы удар дубиной по лицу. Не помню, сколько я провалялся без сознания, но вдруг очнулся и не почувствовал боль. Хотел привстать, но чувствую, один глаз ничего не видит. Поначалу подумал, что глаз залепило грязью, попытался протереть его рукой, и на ладони оказалось кровавое месиво».

Левое плечо тоже оказалось в крови. Петр понял, что ранен. Как сквозь сон помнил, как его тащил на себе то ли армянин, то ли таджик, как оперировали в полевом санбате. У Петра Терентьевича были осколочные ранения в голову и в плечо. Он лечился в эвакуационных госпиталях, прошел две операции на лице и на плече, в апреле 1944-го вернулся домой инвалидом второй группы.

Вклад Петра Карсанаева в дело Победы отмечен наградами:
Медаль «За Победу над Германией»
Медаль «За боевые заслуги»
Орден Отечественной войны I степени
Знак отличия «Гражданская доблесть»
 

Вернувшись в родной Арылах, Петр начал работать в совхозе. Помогал отцу по хозяйству, работал в поле. Весть о Победе застала его в разгар посевной.

«Как встретил Победу…  Во время посева весной в мае объявили, что война кончилась. Я радовался, и все радовались. Но особо не праздновали, в клубе не собирались, все прошло  тихо-мирно. Никаких мероприятий не было — в районе людей собирать трудно было… Обрадовались и дальше пошли работать».

В 1945-м он поступил в только что открывшееся в Якутске художественное училище. Заниматься живописью Перт хотел с самого детства, и, когда открылось училище, вопреки сопротивлению отца он подал туда документы. Проучился в военной шинели, в которой вернулся с фронта. Времена были тяжелые и голодные — хлеба давали 800 грамм, остальное – картошка, капуста. Во время учебы, по словам ветерана, многие болели туберкулезом. Из более 30 человек до пятого курса дошли только 13…

Сегодня Петр Терентьевич говорит, что это его последняя сбывшаяся места. После учебы преподаватель, скульптор из Москвы хотел взять его с собой в Москву учиться дальше, но отец не отпустил  — некому было ухаживать за скотом. Об этом ветеран жалеет до сих пор.

«Завидую молодым. Мне 95 лет, а кажется, все было вчера. Мы многого не успели в молодости, помешала война. А сейчас уже старые стали. Так что вы, молодые, живите за нас, трудитесь на процветание нашей родины».

После войны Петр Карсанаев работал учителем в родном селе Арылах, художником-исполнителем в Якутском художественном фонде, художником- оформителем в селе Ытык-Кюель Алексеевского района, учителем черчения, рисования и труда в Чурапчинской спортивной школе-интернате им. Д.П. Коркина, лесником Чурапчинского лесхоза, художником-оформителем в Чурапчинской восьмилетней школе. Стал членом художников России. В 1978 году ушел на заслуженный отдых, но и по сей день увлекается живописью. У Петра Терентьевича четверо детей, трое внуков, пять правнуков.

Совместный проект  Якутского-Саха информационного агенства и Исторического парка «Россия-моя история» «Живая память» посвящен людям, которые подарили нам самое главное — мир и Победу. В рамках проекта мы даем слово ветеранам Великой Отечественной, которые с оружием в руках защищали страну от фашистских захватчиков.

Над проектом работали:

Текст — Григорий Фоменко, фото — Андрей Сорокин, оператор — Денис Попов, монтаж — Каролина Босикова, дизайн — Роман Данилов, верстка — Галина Мозолевская, редактор — Ирина Васильева.

Написать комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

семь − 1 =

− 4 = 5