В предновогодние дни в Русском театре намечается яркая премьера для маленьких зрителей – все новогодние дни на сцене театра будет терять туфельку и находить своё счастье Золушка. Спектакль ставит режиссёр Андрей Габышев, который снова работает в ГАРДТ и на прошлый Новый год уже подарил зрителям необычную сказку про Алису в Стране чудес. И если Алиса путешествовала по миру стим-панка, то Золушка окажется в прекрасном мире барокко. О том, как работать для детей, как прошло возвращение в родной театр и почему всё-таки Золушка — в интервью ЯСИА.


— Андрей, какой будет эта сказка? Я уже видела в социальных сетях фотографии очень пышных ярких костюмов…

— Мы пока занимались лишь в репетиционном зале, потому что одновременно режиссёр Галина Карасёва работала над новым спектаклем, и многие актёры были задействованы ещё и там. Сейчас собираем всё на сцене. Столкнулись с некоторыми техническими проблемами, но это нормально. Гладко бывает только на бумаге. Мы хотим задать многослойность, так, как было популярно в XVII веке. Причём многослойности мы будем добиваться с помощью плоских декораций. На первом плане несколько слоёв крон деревьев, потом облака… Немного в стиле музыкальных театров. Потом будет открываться перспектива. Будет несколько локаций: лес, дом Золушки, дворец. Художник хочет добиться, чтобы декорации открывались и закрывались. Костюмы все готовы, это будут очень объёмные платья, пышные формы. Главное, чтобы актёры на сцене поместились. Когда они выходят, сцена сразу кажется очень маленькой (смеётся).

— В «Золушке» будут какие-то технические приемы, как в «Алисе»?

— Да, Золушка обязательно будет превращаться на сцене. Это была задача номер один, которую я поставил перед художником Евдокией Сотниковой. Мы решили, что пусть лучше платье будет не самое красивое в мире, но превращение должно быть обязательно на сцене. Как же без чуда?

— И снова будут песни в живом исполнении?

— Да, это идеальный вариант, то, чего я хочу добиться. Все песни мы записали в нашей студии, они обязательно должны быть у заведующего музыкальной частью, мало ли —  вдруг кто-то охрипнет за новогодние праздники (улыбается). За основу взят Евгений Шварц, а песни все новые. Автор — моя супруга, актриса нашего театра Ксения Зыкова, она стихи всё лето писала. Композитор Станислав Пастухов, он в Новосибирске в театре ГЛОБУС работает. Некоторые номера он с лёту написал, а последний романтический дуэт Золушки и Принца у него очень долго шёл. Вот буквально на днях прислал.

— В спектакле два состава или один? И кто сыграет главную роль?

Золушки у нас две. В одном составе Мария Ларина, во втором Екатерина Зорина. Для Лариной это первая большая роль в нашем театре, до этого её ввели на эпизод в «Созвездие Марии». Мачеха и Сёстры работают без составов, а вот Короля тоже два, это Степан Федоренко и Иван Мишагин, также два Маркиза и два Лесника. А принц как всегда Илья Данилевский.

— Андрей, почему ты выбрал именно эту сказку?

— Не знаю. Навеяло. Конечно, много других сказок, но почему-то решили остановиться именно на «Золушке». Идея возникла давно, мы даже поговорили с художником Андреем Волковым, поговорили и забыли. А потом я увидел эту книжку у нашего директора Александра Лобанова на столе, и он мне предложил ставить эту сказку. Вот так сложился пазл. И теперь весь театр усиленно работает над воплощением этого проекта. Задумок много, а времени мало.

— У вас с Ксенией две дочери, на них испытываешь материал, который ставишь?

— Конечно, они смотрят сказки. Уже ждут премьеру. Договорились, что придут на репетиции спектакля. Придут не только мои, но и дети других артистов, у них тут уже маленький худсовет сформировался, ходят, играют, а потом приходят и смотрят, что у нас получилось. А кто-то уже делает первые шаги на сцене, например, в роли пажа будет работать Екатерина, дочь актрисы Аллы Бузмаковой. Вторым составом будет играть ещё мальчик Ваня Объектов. Весь марафон новогодний с нами пройдут, терпеливо сидят на всех репетициях.

— В театре у тебя сейчас две сказки. Есть ли какие-то задумки на спектакль для взрослого зрителя?

— Задумок много, я хотел сразу после «Алисы» заняться взрослым спектаклем, но не вышло, хотел закрывать сезон, но мы выпускали «Святителя Иннокентия». Сейчас график театра плотно расписан, должен Сергей Потапов выпускать спектакль, приглашённые режиссеры должны приехать, Лена Корнилова-Мягкая тоже работает над своей постановкой.

— Я не буду спрашивать о названиях спектаклей, которые ты хотел бы поставить, просто скажи, это будет что-то из классики или что-то современное?

— В ближайших планах относительно современная история: 30-е годы, другая страна, тяжёлое время. Есть и идеи о классическом материале, но не в этом сезоне.

— Вы с Ксенией работаете на одной сцене. Не сложно?

— Нет, не сложно. Наверное, я и взял в жены эту женщину, потому что мне легко с ней и в жизни, и в работе. Хотя это та актриса, на которой я больше всего срываюсь (смеётся). Она меня слушается почти беспрекословно. Часто спрашивает моё мнение по поводу её работы, даже если занята в спектаклях, где режиссёр — не я. Для неё важно моё мнение и как режиссёра, и как зрителя. Был случай, когда в Москве режиссёр спектакля «Трактирщица», в котором работала Ксения, попросил меня помочь его выпустить. Я как раз тогда закончил работать вторым режиссёром в «Интернах», и у меня было время. И когда режиссёр вернулся, он спектакль не узнал (смеётся), мы туда скрипки добавили, аккордеон.

— Какие ещё были интересные проекты в Москве?

— Одним из непростых для меня был «Голос из прошлого». Это инсценировка по Булычёву. Весь спектакль — это телефонный разговор. Человек, говоря по телефону, попадает в прошлое. Сложность была в том, что он не отрывается от трубки, а надо было ещё разделить прошлое и настоящее. Интересно мне было ещё свою сказку репетировать. Мы написали и поставили с Ксенией «Принцессу и свинопаса» — это не первый наш опыт в написании детских сказок. Первый был «Иван Царевич и серый волк» в Мирнинском театре, я его чуть ли не перед отъездом выпустил.

— Для детей писать материал, наверное, труднее?

— Пока у меня получаются именно детские. Когда берусь за сценарий для взрослых, не клеится пока, с детскими почему-то проще.

— Может быть, дочери вдохновляют?

— (улыбается) Может быть.

— Вы с Ксенией начинали здесь в Русском театре, потом работали в Мирном, Москве и снова вернулись в родной театр. Как проходило возвращение?

— Здесь был мой дипломный спектакль. Когда я возвращался, было немного… Страшно — не то слово, скорее, я думал, правильно я поступаю или нет, что оставляю всё в Москве и еду сюда. Но все эти мысли были до начала плотных репетиций. В целом, я доволен своей работой, даже если это не мой спектакль, но в жизни театра я все равно участвую.

— У тебя же первое актёрское образование…

— Не совсем. Я изначально поступал на режиссуру, но мне сказали набраться опыта. Я поступил на актёрский, а на третьем курсе перевёлся на режиссуру. Моей дипломной работой был спектакль «Эти свободные бабочки» про слепого молодого человека Дона Бэйкера. Он здесь долго шёл, Стёпа Федоренко в нём работал, Ксения Еремеева, Алла Бузмакова.

— Когда мы беседовали со Степаном, он рассказал, что очень любил эту роль и скучает по ней.

— Я думаю, мы с ним в других новых спектаклях приблизимся к этой теме, ему будет интересно поработать. В «Бабочках» сама история мне показалась современной, достаточно острый конфликт был, вопрос взросления детей… Мне, как режиссёру, была близка эта тема. Причём не было такого, что я эту идею долго вынашивал, всё вышло случайно, главный режиссёр театра дал мне пьесу посмотреть, и я загорелся. И как-то сразу мне дали зелёный свет.

— Сегодня, на твой взгляд, какой он — герой нашего времени, и есть ли он вообще?

— Очень сложный вопрос, почти как о национальной идее. Лично моё мнение, что даже в произведении «Герой нашего времени» эта фраза звучит как сарказм. Если герой есть, он на все времена. Но сейчас, когда мы говорим о героях, для зрителей это комиксовая культура. Почему-то сразу всплывают эти марвэловские образы. Мы как-то забываем о Гамлете.

Когда я работал в Мирнинском театре, нас приглашали на фестиваль «Новая театральная реальность», там нам надо было поставить за неделю спектакль по заданной пьесе. Мы выбрали пьесу «Хлам» Михаила Дурненкова. Там у героя одного были такие слова: «Стрелять или самому стреляться». Потом на разборе полётов один из зрителей заметил, что этот персонаж – современный Гамлет. Я это к тому, что герои всегда остаются, и если драматург чётко уловил своего персонажа, он может любого героя перенести в свою пьесу. Герои остались теми же, просто они сейчас поменяли маски, скажем так.


Сказка «Золушка» (5+) на сцене Русского театра 26 и 27 декабря, 2 – 6 и 8 января. Начало спектаклей в 11.00 и в 13.00.