В Банке России и Минфине назвали главные риски для экономики

Перед Россией и миром стоят долгосрочные вызовы
19:12, 17 января
Текст:

Российской экономике пора задумываться над путями выхода из кризиса, куда ее, как и всю мировую экономику, загнала пандемия коронавируса и не в малой степени — методы борьбы с ней. Помимо высокой инфляции, разрыва логистических цепочек и проблем с предложением перед Россией и миром стоят и более долгосрочные вызовы. Об этом шла речь на сессии Гайдаровского форума «Россия и мир: макроэкономические приоритеты», пишет «Российская газета».

В целом российская экономика сейчас имеет дело с целым комплексом рисков, отметил министр финансов Антон Силуанов. Среди них он упомянул ESG-повестку (включает трансформацию экономики и бизнеса, связанную с климатическими изменениями, социальной ответственностью и корпоративным управлением, так или иначе завязанную на «зеленый» энергопереход — «РГ»), геополитику и торговый протекционизм. Причем эти факторы будут мешать росту не только российской, но и мировой экономики, уточнил Силуанов.

«Ответы должно правительство давать, что мы поставим на карту снижение акционерных рисков. Деньги же есть сейчас, прибыли большие, огромные прибыли. Вопрос, чтобы эти прибыли пошли в новые рабочие места, в новые производства и так далее. И здесь вопрос защиты собственности, гарантии макростабильности: инфляции, курсовые, налоговые и так далее», — подчеркнул Силуанов.

С этим согласилась глава Банка России Эльвира Набиуллина. По ее словам, нужно обеспечить предсказуемость правил в экономике, «в том числе ценового регулирования». В своем выступлении на Гайдаровском форуме она подчеркнула, что энергопереход — это мощный, долгосрочный и структурный проинфляционный фактор. Она пояснила, что энергопереход разгоняет инфляцию из-за того, что экологические технологии и инвестиции в традиционную энергетику будут дороже. «По сути дела, ESG-фактор — это такой длящийся будет шок предложения, аналогично тому, что было, наверное, с нефтяными ценами в 1970-х годах», — сказала Набиуллина.

По словам Силуанова, в условиях мягкой монетарной политики — в том числе и во время пандемии коронавируса — общий долг мировой экономики вырос до 260% ВВП. Во время пандемии государства «разогревали» экономики с помощью мягкой монетарной и бюджетной политики, что привело к быстрому росту инфляции, и сейчас главный вопрос заключается в том, как выходить из этого тренда, сказал министр финансов. «А выходить как? Повышением процентных ставок, сокращением избыточных дефицитов бюджетов. А это очень болезненный процесс», — заключил Силуанов.

Если бы Банк России не повышал почти весь прошлый год ключевую ставку, то инфляция могла бы оказаться больше 12%

Два ключевых мировых центробанка, эмитирующих две основные мировые резервные валюты — Федеральная резервная система (ФРС) США и Европейский центробанк (ЕЦБ) — де-факто ведут мягкую монетарную политику (держат низкие или нулевые ставки, проводят программы «количественного смягчения») еще с прошлого мирового экономического кризиса 2007 года. Во время пандемии коронавируса программы количественного смягчения через выкуп с рынка облигаций и стимулирования вложений в реальную экономику были усилены. Побочным эффектом такого стимулирования экономической активности стали появление «пузырей» в ряде секторов фондового рынка и быстрый рост инфляции.

Так, в 2021 году инфляция в США стала рекордной с начала 1980-х годов, дойдя до 7%, в еврозоне, по предварительным данным, она составила 5%, чего не было за всю историю существования евро. О постепенном сворачивании программы выкупа активов ФРС объявила в конце 2021 года (вероятно, она завершится весной-летом), ЕЦБ планирует приступить к постепенному сворачиванию программы в первом квартале. Не исключено, что оба регулятора могут приступить в 2022 году и к повышению процентных ставок.

По итогам 2021 года инфляция в России могла бы быть выше на четыре процентных пункта, если бы ЦБ не повышал ключевую ставку. «Нам бы пришлось еще больше повышать ставку, и разогрелись бы еще инфляционные ожидания, то есть это означало бы, по сути, несвоевременное действие, необходимость более жесткой политики», — подчеркнула глава ЦБ. По словам Набиуллиной, денежно-кредитная политика Банка России не может подавить инфляцию сразу, но это не означает, что она не работает: повышение ключевой ставки действует на инфляцию с лагом во времени.

Банк России начал цикл повышения ключевой ставки весной 2021 года на фоне ускорения инфляции. Ставка поднялась с рекордно низких для российской экономики 4,25% до текущих 8,5% годовых. По оценке Росстата, по итогам 2021 года инфляция составила 8,4%. Это рекордное значение с 2015 года. Банк России рассчитывает, что к концу 2022 года годовая инфляция снизится до 4-4,5%, сказала Набиуллина.

По словам главы минэкономразвития Максима Решетникова, учитывая сложную природу инфляции, ее немонетарный, внешний характер, ответ на нее должен быть сложным и комплексным. «Одними мерами денежно-кредитной политики мы этот импульс не погасим. Или ценой гашения этого импульса может быть экономический рост», — предупредил он.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале и WhatsApp-группе ЯСИА
0
0
Ключевые слова