Те, кто продлевают жизнь в безнадежных случаях. Врач онкогинекологического отделения об опыте спасения пациентов

Поделиться новостью:

ЯСИА продолжает серию материалов, посвященных ежедневным подвигам врачей, за плечами у которых сотни спасенных жизней. Немало таких случаев имеется в практике заведующей онкогинекологическим отделением диспансера Светланы Мыреевой, которая работает здесь уже 16 лет. И многие из них настолько впечатляют, что по ним вполне можно учить студентов-медиков.


«Однажды к нам прибыла больная лет 60 с раком яичников в 4 стадии. Болезнь была крайне запущена.  Вдобавок к этому  пациентка вообще была очень сложной:  масса сопутствующих заболеваний плюс большой вес, более 100 кг. До этого ее уже прооперировали в Москве, после чего для дальнейшего лечения ее направили к нам. При этом врачи от нее не скрывали: с таким анамнезом о долгосрочных перспективах говорить трудно. Прогноз были такой: максимум год», — вспоминает Светлана Мыреева.

Тем не менее, доктора ЯРОД были настроены бороться до последнего. Главной союзницей их стала сама пациентка – она очень хотела жить.

Грамотно подобранный курс химиотерапии позволил затормозить развитие злокачественного процесса. Если было нужно, время от времени онкогинекологи корректировали лечение, устраняя осложнения после «химии».

Так прошел первый год после операции. Год, который должен был стать для нее последним. Между тем, пациентка окрепла настолько, что сначала выписалась домой и вернулась к привычному образу жизни. затем она решила выйти на работу.

«Так с тех пор и пошло: когда случался рецидив, она приходила в диспансер, получала химиотерапию, ненадолго выпадая из общественной жизни, а затем снова возвращалась к привычному ритму», — вспоминает Светлана Мыреева.

Пациентка в итоге прожила не один год, как прогнозировалось ранее, а целых 10 лет. Все это время рядом с ней были врачи онкодиспансера. Их опыт и талант помогли добиться невозможного: продлить время, отпущенное на жизнь. Подмогой им в этом стали новые препараты, которые появились в последние годы в арсенале онкологов, и которые меняют привычные стереотипы.

«Таких пациенток у нас много. Сегодня наши больные живут и 10 лет, и 20, а умирают, бывает, совсем от других причин. И когда много-много лет спустя ты случайно встречаешь свою пациентку, а она тебе говорит: «Доктор, вы меня помните?», чувствуешь такой прилив сил, что, кажется, можно горы свернуть», — заключает заведующая онкогинекологическим отделением диспансера.

 

 

Другие наши материалы:

Те, кто продлевают жизнь в безнадежных случаях. Врач онкогинекологического отделения об опыте спасения пациентов

ЯСИА продолжает серию материалов, посвященных ежедневным подвигам врачей, за плечами у которых сотни спасенных жизней. Немало таких случаев имеется в практике заведующей онкогинекологическим отделением диспансера Светланы Мыреевой, которая работает здесь уже 16 лет. И многие из них настолько впечатляют, что по ним вполне можно учить студентов-медиков.


«Однажды к нам прибыла больная лет 60 с раком яичников в 4 стадии. Болезнь была крайне запущена.  Вдобавок к этому  пациентка вообще была очень сложной:  масса сопутствующих заболеваний плюс большой вес, более 100 кг. До этого ее уже прооперировали в Москве, после чего для дальнейшего лечения ее направили к нам. При этом врачи от нее не скрывали: с таким анамнезом о долгосрочных перспективах говорить трудно. Прогноз были такой: максимум год», — вспоминает Светлана Мыреева.

Тем не менее, доктора ЯРОД были настроены бороться до последнего. Главной союзницей их стала сама пациентка – она очень хотела жить.

Грамотно подобранный курс химиотерапии позволил затормозить развитие злокачественного процесса. Если было нужно, время от времени онкогинекологи корректировали лечение, устраняя осложнения после «химии».

Так прошел первый год после операции. Год, который должен был стать для нее последним. Между тем, пациентка окрепла настолько, что сначала выписалась домой и вернулась к привычному образу жизни. затем она решила выйти на работу.

«Так с тех пор и пошло: когда случался рецидив, она приходила в диспансер, получала химиотерапию, ненадолго выпадая из общественной жизни, а затем снова возвращалась к привычному ритму», — вспоминает Светлана Мыреева.

Пациентка в итоге прожила не один год, как прогнозировалось ранее, а целых 10 лет. Все это время рядом с ней были врачи онкодиспансера. Их опыт и талант помогли добиться невозможного: продлить время, отпущенное на жизнь. Подмогой им в этом стали новые препараты, которые появились в последние годы в арсенале онкологов, и которые меняют привычные стереотипы.

«Таких пациенток у нас много. Сегодня наши больные живут и 10 лет, и 20, а умирают, бывает, совсем от других причин. И когда много-много лет спустя ты случайно встречаешь свою пациентку, а она тебе говорит: «Доктор, вы меня помните?», чувствуешь такой прилив сил, что, кажется, можно горы свернуть», — заключает заведующая онкогинекологическим отделением диспансера.

 

 

Другие наши материалы: