фото: rus4all.ru

Мнение о кинокартине «Тыгын Дархан» высказала автор перевода знаменитого романа Далана

Поделиться новостью:

Свое мнение о кинокартине «Тыгын Дархан» высказала Аита Шапошникова — известный журналист и переводчик, автор перевода романа В. С. Яковлева — Далана, ставшего литературной основой сценария. Она отметила целостное впечатление, которое производит фильм, поэтический образ Тыгына, игру актеров и некоторые детали картины. 

«Общее впечатление от кинофильма — целостное, добротное! Действие идёт динамично, увлекательно. И оно доставляет эстетическое удовольствие как художественное зрелище. Видно, что работал многочисленный слаженный коллектив под руководством опытного Мастера. Это настоящие люди длинной воли!»

Аита Шапошникова отметила, что создатели фильма отнеслись к роману достаточно бережно.

«Много лет назад я перевела на русский язык роман В. С. Яковлева — Далана, легший в основу сценария. Было тяжело, ведь Василий Семёнович поставил себе цель — создать роман-олонхо на языке Олонхо! Но мне повезло — мы с Даланом работали в соседних кабинетах. Я всегда могла запросто зайти к нему и спросить, если что-то было непонятно.

Когда Никита Аржаков сказал, что будет снимать по «Тыгыну Дархану» фильм и попросил у меня книгу, я была в восторге.

Кино — самостоятельный род искусства, и я заранее была готова к серьезным расхождениям фильма с литературным текстом, где было очень много сюжетных линий и персонажей. Далан писал на основе легенд, собранных Ксенофонтовым, Сэсэном Боло и другими. Есть феномен: предания о реальных людях часто противоречат друг другу. Это все- таки не архивные документы, а людская молва, записанная спустя века. И мы знаем, что среди преданий бывают как правдивые, так и созданные с целью оболгать. Тут ватсап не даст соврать! Ведь что ни говори, соперников и врагов у власть имущих бывает много!

У Никиты Аржакова было право не опираться на роман, а воспользоваться накопленным научным материалом или подать тему с современной, ревизионерской точки зрения ( что греха таить, теперь модно ниспровергать кумиров!).

К счастью, он и сценарист В. Кузьмин отнеслись к роману достаточно бережно»

Критик отмечает романтизм образа Тыгына, а якутскую природу называет одним из главных героев кинокартины.

«Я ожидала увидеть Тыгына в кинофильме зрелым человеком лет 50-55. Но обнаружила, что образ родоначальника хангаласцев стал более поэтизированным, романтическим. Он вобрал в себя черты других наших мифологических героев. То он бьется в одиночку, как Эр Соҕотох, то плывёт по реке на плоту, как Эллэй Боотур. И при этом в исполнении Ньургуна Бэчигэна выглядит жизнеутверждающе красивым и молодым. И это очень подкупает. Мы видим ожившую легенду, героя народного сказания. Это художественный приём, который удачно применил Никита Аржаков.

Второе важное действующее лицо фильма — Тойон Легой.  Петр Саввин очень убедителен и обаятелен. Противника он играл достойного, у которого была своя налаженная жизнь в заречье, авторитет и коварный ум. 

Третий главный герой фильма — природа Якутии. Она очень живописная, суровая, величественная. Настоящая земля Олонхо. Она замечательно оттеняет образы людей. Природа торжествует и грустит, гневается и испытывает героя на прочность. Современная техника и мастерство операторов подали красоту нашей природы с самых лучших ракурсов!»

Некоторым зрителям не понравилась трактовка образа Легоя.

«Им [этим зрителям] нужно осознать, что они видели произведение искусства и что события произошли 400 с лишним лет назад. Не нужно отождествлять себя с ним. Тойон Легой такой же легендарный человек, как Тыгын Дархан, в фильме он не выглядит отталкивающе. По законам жанра он стал антагонистом главного героя. А какая же интрига была бы без него? Никакая! Тем более, что актёр играл превосходно!»

Об исполнителях ролей второго плана Аита Шапошникова говорит «играют по-разному». Убедительны и органичны в своих ролях были Анатолий Николаев, Василиса Мыреева, Владимир Жирков, Алиса Ларионова, Иван Попов. Некоторым другим мешала излишняя театральность.

«У одних речь и пластика слишком театральные (эта проблема, кстати, есть и в других якутских кинокартинах), другие не умеют двигаться в кадре, проговаривают текст плоско. Театр по специфике (сцена далеко от зрителей) требует большого жеста, мимических усилий и форсированных модуляций голоса, а в кино актёр под прицелом камеры, поэтому нужно играть «в полноги», даже не играть, а жить в кадре».

Еще одно интересное замечание: «Я сожалею, что в фильме нет места юмору. Выпал комический персонаж Сатай. Знаете, с ним было бы веселее».

Отметила Шапошникова и внимание авторов фильма к деталям — художественным и историческим.

«Важнейшую роль выполняют детали: богатые костюмы, постройки, утварь, убранство, батальные сцены, кони, скот. В этой части есть лишь два промаха — бутафорские негнущиеся женские украшения илин кэбиһэр и чрезмерно загорелое лицо Майагатты.

Авторы фильма пригласили серьёзных научных консультантов А.А. Борисова и Р.И. Бравину.

Обряд кумысного кропления происходит не на открытой местности, как сейчас, а внутри урасы, как описывают старинные источники. Костюмы, постройки, лодки этнографически точные. Больше всего я боялась увидеть забавные костюмы и декорации в духе немецких фильмов с Гойко Митичем. Но Пётр Бояркин и Дария Дмитриева отлично справились со своей миссией!»

«Тыгын Дархан» показал, что у нас выросла целая киноиндустрия, которой «теперь необходимо дать приличную материальную базу», считает Аита Шапошникова.

Высказалась она и о финансовой стороне данного конкретного проекта.

«На фильм «Тыгын Дархан» было потрачено 255 млн рублей. Но при раскладе на пять лет и труд сотен людей это ничтожная сумма. Поражаюсь, как продюсеры Вера Филиппова и Наталья Протопопова смогли распределить их. Конечно, это удалось благодаря готовности населения помогать создателям киноленты.

Сегодня нужно продумать комплекс мер в поддержку кино. Создать кинопавильоны, оснащённые по последнему слову техники, купить съёмочную аппаратуру, наладить швейное и бутафорское дело. Можно, например, наладить изготовление побочного продукта: продавать пластиковые игрушки в образе героев Тыгына Дархана (японцы же преуспели в создании игрушек по сюжетам Аниме) , создать компьютерные игры, шить детские костюмчики, штамповать текстиль, декоративные обои-панно, принтованные образами кино (Голливуд их штампует же). Короче, мечтать не вредно!»

Прокат должен быть повсеместным, уверена Аита Шапошникова.

«Я не знаю, идёт ли показ фильма в улусах. Но прокат нужен повсеместный. В условиях пандемии он поднимает дух людей и дарит нам чувство единения.

У киноэпопеи «Тыгын Дархан» — большое будущее. Я верю, что нас ожидают новые фильмы, появятся другие легендарные люди: Омогой баай, Эллэй Боотур, Улуу Кудангса, Джэллик, Масары, Сэсэн Аржаков, Манчаары. Все впереди!»

Другие наши материалы:

Мнение о кинокартине «Тыгын Дархан» высказала автор перевода знаменитого романа Далана

фото: rus4all.ru

Свое мнение о кинокартине «Тыгын Дархан» высказала Аита Шапошникова — известный журналист и переводчик, автор перевода романа В. С. Яковлева — Далана, ставшего литературной основой сценария. Она отметила целостное впечатление, которое производит фильм, поэтический образ Тыгына, игру актеров и некоторые детали картины. 

«Общее впечатление от кинофильма — целостное, добротное! Действие идёт динамично, увлекательно. И оно доставляет эстетическое удовольствие как художественное зрелище. Видно, что работал многочисленный слаженный коллектив под руководством опытного Мастера. Это настоящие люди длинной воли!»

Аита Шапошникова отметила, что создатели фильма отнеслись к роману достаточно бережно.

«Много лет назад я перевела на русский язык роман В. С. Яковлева — Далана, легший в основу сценария. Было тяжело, ведь Василий Семёнович поставил себе цель — создать роман-олонхо на языке Олонхо! Но мне повезло — мы с Даланом работали в соседних кабинетах. Я всегда могла запросто зайти к нему и спросить, если что-то было непонятно.

Когда Никита Аржаков сказал, что будет снимать по «Тыгыну Дархану» фильм и попросил у меня книгу, я была в восторге.

Кино — самостоятельный род искусства, и я заранее была готова к серьезным расхождениям фильма с литературным текстом, где было очень много сюжетных линий и персонажей. Далан писал на основе легенд, собранных Ксенофонтовым, Сэсэном Боло и другими. Есть феномен: предания о реальных людях часто противоречат друг другу. Это все- таки не архивные документы, а людская молва, записанная спустя века. И мы знаем, что среди преданий бывают как правдивые, так и созданные с целью оболгать. Тут ватсап не даст соврать! Ведь что ни говори, соперников и врагов у власть имущих бывает много!

У Никиты Аржакова было право не опираться на роман, а воспользоваться накопленным научным материалом или подать тему с современной, ревизионерской точки зрения ( что греха таить, теперь модно ниспровергать кумиров!).

К счастью, он и сценарист В. Кузьмин отнеслись к роману достаточно бережно»

Критик отмечает романтизм образа Тыгына, а якутскую природу называет одним из главных героев кинокартины.

«Я ожидала увидеть Тыгына в кинофильме зрелым человеком лет 50-55. Но обнаружила, что образ родоначальника хангаласцев стал более поэтизированным, романтическим. Он вобрал в себя черты других наших мифологических героев. То он бьется в одиночку, как Эр Соҕотох, то плывёт по реке на плоту, как Эллэй Боотур. И при этом в исполнении Ньургуна Бэчигэна выглядит жизнеутверждающе красивым и молодым. И это очень подкупает. Мы видим ожившую легенду, героя народного сказания. Это художественный приём, который удачно применил Никита Аржаков.

Второе важное действующее лицо фильма — Тойон Легой.  Петр Саввин очень убедителен и обаятелен. Противника он играл достойного, у которого была своя налаженная жизнь в заречье, авторитет и коварный ум. 

Третий главный герой фильма — природа Якутии. Она очень живописная, суровая, величественная. Настоящая земля Олонхо. Она замечательно оттеняет образы людей. Природа торжествует и грустит, гневается и испытывает героя на прочность. Современная техника и мастерство операторов подали красоту нашей природы с самых лучших ракурсов!»

Некоторым зрителям не понравилась трактовка образа Легоя.

«Им [этим зрителям] нужно осознать, что они видели произведение искусства и что события произошли 400 с лишним лет назад. Не нужно отождествлять себя с ним. Тойон Легой такой же легендарный человек, как Тыгын Дархан, в фильме он не выглядит отталкивающе. По законам жанра он стал антагонистом главного героя. А какая же интрига была бы без него? Никакая! Тем более, что актёр играл превосходно!»

Об исполнителях ролей второго плана Аита Шапошникова говорит «играют по-разному». Убедительны и органичны в своих ролях были Анатолий Николаев, Василиса Мыреева, Владимир Жирков, Алиса Ларионова, Иван Попов. Некоторым другим мешала излишняя театральность.

«У одних речь и пластика слишком театральные (эта проблема, кстати, есть и в других якутских кинокартинах), другие не умеют двигаться в кадре, проговаривают текст плоско. Театр по специфике (сцена далеко от зрителей) требует большого жеста, мимических усилий и форсированных модуляций голоса, а в кино актёр под прицелом камеры, поэтому нужно играть «в полноги», даже не играть, а жить в кадре».

Еще одно интересное замечание: «Я сожалею, что в фильме нет места юмору. Выпал комический персонаж Сатай. Знаете, с ним было бы веселее».

Отметила Шапошникова и внимание авторов фильма к деталям — художественным и историческим.

«Важнейшую роль выполняют детали: богатые костюмы, постройки, утварь, убранство, батальные сцены, кони, скот. В этой части есть лишь два промаха — бутафорские негнущиеся женские украшения илин кэбиһэр и чрезмерно загорелое лицо Майагатты.

Авторы фильма пригласили серьёзных научных консультантов А.А. Борисова и Р.И. Бравину.

Обряд кумысного кропления происходит не на открытой местности, как сейчас, а внутри урасы, как описывают старинные источники. Костюмы, постройки, лодки этнографически точные. Больше всего я боялась увидеть забавные костюмы и декорации в духе немецких фильмов с Гойко Митичем. Но Пётр Бояркин и Дария Дмитриева отлично справились со своей миссией!»

«Тыгын Дархан» показал, что у нас выросла целая киноиндустрия, которой «теперь необходимо дать приличную материальную базу», считает Аита Шапошникова.

Высказалась она и о финансовой стороне данного конкретного проекта.

«На фильм «Тыгын Дархан» было потрачено 255 млн рублей. Но при раскладе на пять лет и труд сотен людей это ничтожная сумма. Поражаюсь, как продюсеры Вера Филиппова и Наталья Протопопова смогли распределить их. Конечно, это удалось благодаря готовности населения помогать создателям киноленты.

Сегодня нужно продумать комплекс мер в поддержку кино. Создать кинопавильоны, оснащённые по последнему слову техники, купить съёмочную аппаратуру, наладить швейное и бутафорское дело. Можно, например, наладить изготовление побочного продукта: продавать пластиковые игрушки в образе героев Тыгына Дархана (японцы же преуспели в создании игрушек по сюжетам Аниме) , создать компьютерные игры, шить детские костюмчики, штамповать текстиль, декоративные обои-панно, принтованные образами кино (Голливуд их штампует же). Короче, мечтать не вредно!»

Прокат должен быть повсеместным, уверена Аита Шапошникова.

«Я не знаю, идёт ли показ фильма в улусах. Но прокат нужен повсеместный. В условиях пандемии он поднимает дух людей и дарит нам чувство единения.

У киноэпопеи «Тыгын Дархан» — большое будущее. Я верю, что нас ожидают новые фильмы, появятся другие легендарные люди: Омогой баай, Эллэй Боотур, Улуу Кудангса, Джэллик, Масары, Сэсэн Аржаков, Манчаары. Все впереди!»

Другие наши материалы: