«Местные врачи научили нас отличать, откуда летят снаряды»: медик-доброволец о работе в зоне СВО

Врач-хирург из Рязани рассказал о работе в больнице ЛНР в пяти километрах от линии соприкосновения
18:59, 14 марта 2023
Фото: Саина Титова, ЯСИА
Читайте нас на
Дзен
afisha.png

С начала специальной военной операции врачи из разных регионов России отправились добровольцами в медучреждения Донбасса. В марте этого года в больнице интенсивного лечения Мариуполя ДНР работали медики из Якутии, Рязани, Москвы и других городов. У каждой бригады есть немало интересных историй из практики. Врач-хирург Областной клинической больницы города Рязани, отец двоих детей Александр Копейкин рассказал ЯСИА о том, как работал в Луганской Народной Республике в пяти километрах от линии соприкосновения, несмотря на обстрелы.

«Сказал супруге за два дня до отъезда. Сейчас я думаю, что был не прав»

Моя первая командировка – это настоящий патриотический порыв. Я отправился в город Первомайск ЛНР и осознал, что помощь медиков сейчас как никогда востребована. Бывший главный врач нашей больницы Дмитрий Хубезов предложил нам отправиться волонтёрами оказывать медицинскую помощь жителям ЛНР и ДНР. В больнице было много желающих: неврологи, хирурги, травматологи, анестезиологи и терапевты. Первая бригада отправилась в прошлом году 1 марта, я попал во вторую группу. Мы с командой приехали в Луганск в апреле. В бригаде было четыре специалиста: уролог, хирург, врач анестезиолог-реаниматолог и студент шестого курса, который помогал нам на операциях.

Я понимал, что для моей семьи эта новость будет неожиданной и тяжелой. Я рассказал о предстоящей командировке за два дня до отъезда только супруге, и ничего не сообщил детям, которым на тот момент было 16 и 19 лет. Сейчас я думаю, что был не прав. Дочь узнала об этом от учительницы, когда нас мельком показали в одном из новостных каналов, а сын узнал из социальных сетей. Он возмущался, что я не сказал ему лично, как взрослому человеку.

«Местные врачи научили нас отличать по звукам, откуда летят снаряды»

Чувства были смешанные, конечно, присутствовала и тревога. Наш госпиталь находился в пяти километрах от линии соприкосновения. Командировка продлилась три недели. Все знают, что Первомайск регулярно обстреливался на протяжении восьми лет. Когда мы работали, были и прилёты в больницу. Местные врачи научили нас отличать по звукам откуда летят снаряды.

После разговоров с местными жителями и коллегами, ты понимаешь, что вы за одно, ты не один. Во время работы я даже забывал, что нахожусь в зоне спецоперации. Воду нам привозили цистернами, электричество было непостоянным. Приходилось работать в таких условиях. Благодаря дизельным генераторам мы поддерживали связь с родными, в больнице иногда удавалось подключиться к интернету.

«Когда мы приехали в Первомайск, у главного врача появилась возможность просто съездить домой и принять душ»

Работа врача в условиях СВО – это, когда идут массовые поступления, элементарно нет времени фиксировать медицинскую документацию. Наша задача была принять пациентов, оказать им первую помощь и провести медицинскую сортировку. Далее их направляли в тыловые госпитали. Я заметил, что в праздничные дни пациентов было меньше.

За 27 лет работы мне приходилось сталкиваться со многими видами ран и травм, но с минно-взрывными ранами я работал впервые. Когда мы приехали в Первомайск, у главного врача появилась возможность просто съездить домой и принять душ. Он работал с 24 февраля без выходных.

В марте этого года в Мариуполь бригада приехала в составе семи человек: два хирурга, травматолог, детский хирург и терапевт. Во время командировки рязанские и московские врачи жили в больничных палатах вместе с бригадой медиков из Якутии. Об опыте работы в ДНР и впечатлениях хирурга-офтальмолога из Якутии – читайте в нашем материале. 

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
20 апреля 20.04
  • $ 93,44
  • 99,58

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: