Инструктор парашютно-пожарной группы Авиалесоохраны Егор Дьяконов: Лопата и топор – наши главные инструменты

Поделиться новостью:

Сотрудники Авиалесоохраны четкими действиями локализовали лесной пожар на территории Батагайского наслега Усть-Алданского улуса. О том, как вести работу по ликвидации пожара в лесу, почему для этого нужны топор и лопата и как командная работа служит залогом успеха в этом нелегком деле – в интервью для ЯСИА рассказал инструктор парашютно-пожарной группы Авиалесоохраны Якутии Егор Дьяконов.


– Егор Степанович, сколько лет вы работаете в Авиалесоохране?

– Пришел на эту работу в 2010 году по контракту, затем, когда перевелся на постоянную работу, ушел в армию, отслужил год и вернулся сюда же в 2012 году. Тогда я стал парашютистом, отучился на эту должность. Сперва у меня было образование по земельному делу, затем поступил и отучился в сельскохозяйственном техникуме по специальности лесника.

– Если вспомнить, то в ликвидации скольких пожаров принимали участие?

– Сейчас даже не вспомню. Не люблю считать, есть примета – если подсчитывать, то больше станет. Если прикинуть, то много, наверно, уже где-то за сто точно перевалило.

– Наверно, тогда побывали во всех районах республики?

– Бывал во многих местах, например, в Вилюйском, Верхневилюйском, Ленском, Верхоянском районах. В 2015 году нас отправляли в Бурятию, был большой пожар, работали целый месяц и потушили.

– А каково было участвовать в тушении первого пожара?

– Это случилось в Кобяйском улусе, как сейчас помню. Территория огня достаточно серьезная, участвовало много людей. Тогда я понял, что эта работа мне подходит, было интересно с опытными людьми узнавать, как надо проводить локализацию. Мне самому нравится находиться на природе, это мое, тогда я еще впервые увидел медведя.

– Часто приходится встречаться с медведями?

– Довольно часто, даже успел в этом году увидеть в Вилюйском улусе. Медвежонок был буквально в пяти метрах от меня. Было понятно, что он только начал самостоятельную жизнь. Мы тогда шли на пожар, а он спал по дороге. Вдруг он проснулся, увидел нас и убежал, нас было много. Мы тоже не стали рисковать и ушли в другую сторону. А так до этого было много встреч в самых разных обстоятельствах, даже в лагерь заходили.

– Какой пожар для вас был самым опасным?

– Верховой пожар в Верхневилюйском улусе с сильным ветром. Тогда сразу после высадки он прошелся над нами, успели раскопать землю вокруг и провести округление – организовали встречный пал вокруг. Тогда с нами работали контрактники и мои ребята, сгорела одна палатка, но никто не пострадал.

– Наверняка есть профессиональные методы работы при ликвидации пожара. Расскажите о них.

– В первую очередь осматриваем место: где построить табор, рядом должна быть вода. Кроме того, нужно побеспокоиться о безопасности места, если огонь приблизится. Потом сразу идем на кромку пожара, смотрим как провести работу. При этом надо учесть направление и силу ветра, активность горения. Только потом, немного перекусив, идем раскапывать, проводим минерализацию полосы, частенько даже по ночам. После окончания этой работы, начинаем организовывать встречный пал, караулим линию, валим деревья, которые все равно могут упасть и распространить огонь. Работа достаточно тяжелая.

Мы, как парашютисты, всегда приходим на пожар первыми, можно сказать, что летим следом за молнией. Прыгаем с парашютом на место пожара, лишь затем к нам направляют десант. Для транспортировки у нас задействованы вертолеты и самолет.

– Бывало ли так, что при падении с парашютом цеплялись за дерево?

– Такое было один раз, еще приходилось прыгать прямо в воду. Сейчас у нас парашюты “Лесник-3”, они квадратные, поэтому маневренность достаточно хорошая. Приземляемся на те места, где более удобнее, главное, чтобы ветер не мешал.

– В последние годы пожаров достаточно много, с чем это связано?

– Нынче очень засушливое лето и грозы, которые мало проливают дождей, и то их засушивает ветер, но молнии бьют постоянно. Когда приходим на место пожара, обнаруживаем следы от удара молнии на дереве.

– Как семья относятся к тому, что почти все лето проводите в лесу?

– Я женат, трое детей. Сейчас они уже привыкли к моей работе. В начале сердились, ведь я все лето на пожарах, когда большинство отдыхает. Но это мой хлеб, если буду работать, то смогу их обеспечивать. Но у нас длинная зима, когда лесных пожаров уже нет, можно все время быть дома.

– Чем вам нравится такая работа?

– В первую очередь из-за природы, к которой я всегда был близок, надо же спасать ее от огня, так же нравятся прыжки с парашютом и коллектив, с которым уже не первый год работаю.

– Расскажите о своей команде.

– Со мной работают четверо ребят, это конкретно только со мной. Они умеют абсолютно все. Каждую весну мы отбираем в команду людей, с этими парнями я работаю второй год подряд. Доверяю им как себе, понимаем друг друга с полуслова, сейчас все делаем в автоматическом режиме, не надо давать лишних поручений, все так сказать “отрепетировано”. Для нас главная задача – не допустить огонь в населенный пункт, никогда его не подпускали.

– А когда прибываете на новый пожар, то вам помогают местные жители?

– Да, местные часто поддерживают, в основном дают тракторы. Мы, авиалесоохрана, в основном работаем в местах, где маловероятно доедет техника, часто приходится все делать вручную. Для нас главные инструменты – лопата, топор, бензопила. Когда мы с ними, то уже сможем потушить пожар.

О том, каким образом бойцам из отряда Авиалесоохраны удалось победить пожар под Батагайским наслегом Усть-Алданского улуса – в репортаже ЯСИА. 

Другие наши материалы:

Минэкологии Якутии: Информация о выброшенных саженцах амурской лиственницы не соответствует действительности 

Минэкологии Якутии: Информация о выброшенных саженцах амурской лиственницы не соответствует действительности 

В социальных сетях появилась информация о том, что в Хангаласском улусе в лесу выброшены саженцы амурской лиственницы, которые планировали сажать...

Инструктор парашютно-пожарной группы Авиалесоохраны Егор Дьяконов: Лопата и топор – наши главные инструменты

Сотрудники Авиалесоохраны четкими действиями локализовали лесной пожар на территории Батагайского наслега Усть-Алданского улуса. О том, как вести работу по ликвидации пожара в лесу, почему для этого нужны топор и лопата и как командная работа служит залогом успеха в этом нелегком деле – в интервью для ЯСИА рассказал инструктор парашютно-пожарной группы Авиалесоохраны Якутии Егор Дьяконов.


– Егор Степанович, сколько лет вы работаете в Авиалесоохране?

– Пришел на эту работу в 2010 году по контракту, затем, когда перевелся на постоянную работу, ушел в армию, отслужил год и вернулся сюда же в 2012 году. Тогда я стал парашютистом, отучился на эту должность. Сперва у меня было образование по земельному делу, затем поступил и отучился в сельскохозяйственном техникуме по специальности лесника.

– Если вспомнить, то в ликвидации скольких пожаров принимали участие?

– Сейчас даже не вспомню. Не люблю считать, есть примета – если подсчитывать, то больше станет. Если прикинуть, то много, наверно, уже где-то за сто точно перевалило.

– Наверно, тогда побывали во всех районах республики?

– Бывал во многих местах, например, в Вилюйском, Верхневилюйском, Ленском, Верхоянском районах. В 2015 году нас отправляли в Бурятию, был большой пожар, работали целый месяц и потушили.

– А каково было участвовать в тушении первого пожара?

– Это случилось в Кобяйском улусе, как сейчас помню. Территория огня достаточно серьезная, участвовало много людей. Тогда я понял, что эта работа мне подходит, было интересно с опытными людьми узнавать, как надо проводить локализацию. Мне самому нравится находиться на природе, это мое, тогда я еще впервые увидел медведя.

– Часто приходится встречаться с медведями?

– Довольно часто, даже успел в этом году увидеть в Вилюйском улусе. Медвежонок был буквально в пяти метрах от меня. Было понятно, что он только начал самостоятельную жизнь. Мы тогда шли на пожар, а он спал по дороге. Вдруг он проснулся, увидел нас и убежал, нас было много. Мы тоже не стали рисковать и ушли в другую сторону. А так до этого было много встреч в самых разных обстоятельствах, даже в лагерь заходили.

– Какой пожар для вас был самым опасным?

– Верховой пожар в Верхневилюйском улусе с сильным ветром. Тогда сразу после высадки он прошелся над нами, успели раскопать землю вокруг и провести округление – организовали встречный пал вокруг. Тогда с нами работали контрактники и мои ребята, сгорела одна палатка, но никто не пострадал.

– Наверняка есть профессиональные методы работы при ликвидации пожара. Расскажите о них.

– В первую очередь осматриваем место: где построить табор, рядом должна быть вода. Кроме того, нужно побеспокоиться о безопасности места, если огонь приблизится. Потом сразу идем на кромку пожара, смотрим как провести работу. При этом надо учесть направление и силу ветра, активность горения. Только потом, немного перекусив, идем раскапывать, проводим минерализацию полосы, частенько даже по ночам. После окончания этой работы, начинаем организовывать встречный пал, караулим линию, валим деревья, которые все равно могут упасть и распространить огонь. Работа достаточно тяжелая.

Мы, как парашютисты, всегда приходим на пожар первыми, можно сказать, что летим следом за молнией. Прыгаем с парашютом на место пожара, лишь затем к нам направляют десант. Для транспортировки у нас задействованы вертолеты и самолет.

– Бывало ли так, что при падении с парашютом цеплялись за дерево?

– Такое было один раз, еще приходилось прыгать прямо в воду. Сейчас у нас парашюты “Лесник-3”, они квадратные, поэтому маневренность достаточно хорошая. Приземляемся на те места, где более удобнее, главное, чтобы ветер не мешал.

– В последние годы пожаров достаточно много, с чем это связано?

– Нынче очень засушливое лето и грозы, которые мало проливают дождей, и то их засушивает ветер, но молнии бьют постоянно. Когда приходим на место пожара, обнаруживаем следы от удара молнии на дереве.

– Как семья относятся к тому, что почти все лето проводите в лесу?

– Я женат, трое детей. Сейчас они уже привыкли к моей работе. В начале сердились, ведь я все лето на пожарах, когда большинство отдыхает. Но это мой хлеб, если буду работать, то смогу их обеспечивать. Но у нас длинная зима, когда лесных пожаров уже нет, можно все время быть дома.

– Чем вам нравится такая работа?

– В первую очередь из-за природы, к которой я всегда был близок, надо же спасать ее от огня, так же нравятся прыжки с парашютом и коллектив, с которым уже не первый год работаю.

– Расскажите о своей команде.

– Со мной работают четверо ребят, это конкретно только со мной. Они умеют абсолютно все. Каждую весну мы отбираем в команду людей, с этими парнями я работаю второй год подряд. Доверяю им как себе, понимаем друг друга с полуслова, сейчас все делаем в автоматическом режиме, не надо давать лишних поручений, все так сказать “отрепетировано”. Для нас главная задача – не допустить огонь в населенный пункт, никогда его не подпускали.

– А когда прибываете на новый пожар, то вам помогают местные жители?

– Да, местные часто поддерживают, в основном дают тракторы. Мы, авиалесоохрана, в основном работаем в местах, где маловероятно доедет техника, часто приходится все делать вручную. Для нас главные инструменты – лопата, топор, бензопила. Когда мы с ними, то уже сможем потушить пожар.

О том, каким образом бойцам из отряда Авиалесоохраны удалось победить пожар под Батагайским наслегом Усть-Алданского улуса – в репортаже ЯСИА. 

Другие наши материалы:

Минэкологии Якутии: Информация о выброшенных саженцах амурской лиственницы не соответствует действительности 

Минэкологии Якутии: Информация о выброшенных саженцах амурской лиственницы не соответствует действительности 

В социальных сетях появилась информация о том, что в Хангаласском улусе в лесу выброшены саженцы амурской лиственницы, которые планировали сажать...

Scroll Up