Фотограф Сергей Саркисов: Первый кадр сделал в 10 лет – в 1958 году

Поделиться новостью:

12 июля празднуется Международный день фотографа и в Якутии эту дату отмечают сотни людей. Но одним из старейшин фотокорреспондентов является Сергей Саркисов, который на протяжении более чем пятидесяти лет не расстается с фотоаппаратом. Один из опытнейших фотографов Якутии не раз устраивал фотовыставки, его редчайшие фотографии публиковались не только в авторитетных изданиях республики, но и за рубежом. Свою интересную историю он по телефону поведал в интервью для ЯСИА.


Сергей Карович, вы уже много лет фотографируете. Когда впервые взяли в руки камеру?

В 1958 году, наша семья переехала с Дальнего Востока в Горьковскую область. У моего отца был немецкий трофейный фотоаппарат «Berlin Zeiss Ikon 6×6», кто то ему подарил, он был главным инженером, строителем. Мне тогда было десять лет и стало интересно – что это за машинка такая. Тогда я впервые взял в руки фотоаппарат. Он был широкопленочный 6х6 кадров. Стал разбираться – что такое фотопленка, затвор, как делается фотография. Так и снял первое фото. А это были 50-е годы, мы даже не знали что такое увеличитель. Я зарядил пленку, отснял, была какая-то книжка для фотографий, с друзьями проявили пленку в бачках. Решили проявить бесконтактным способом – пленку на фотобумагу, включили свет на секунду и проявили первую фотографию.

С тех пор началось увлечение фотосъемкой?

Потом, как у всех мальчишек 5-6 классов, у меня была пластмассовая коробочка с затворником, которая называлась «Смена». Тогда у нас появилась пленка на 24х36 кадр, стал снимать на эту камеру. Практически все школьные годы ходил с ним. Только в конце 10 класса мне купили«Зоркий» – советская камера, копия «Лейки».

В армию, в 1964 году, я ушел вместе с ним. В 1967 году дембельнулся, занятий фотографиями на бросил, работал автослесарем, на тракторе гонял, но аппарат из рук не выпускал. В 1969 году уехал учиться в Улан-Удэ, поступал в институт культуры. Наряду с фотографиями были сильные увлечения по вокалу, я пел тогда. Но меня уговорили поступить в дирижерско-хоровое отделение, учился там ровно год. Представляете? Без музыкального образования поступил в дирижерско-хоровое отделение. Потом понял, что это не мое – перевелся в пединститут на второй курс. Там тоже не бросал фотографии, тогда у меня же была серьезная камера – немецкая «Практика». В ту пору я познакомился с очень хорошим человеком, который многое мне дал по композиции, печати фотографий, съемке.

А когда вернулись в Якутию?

В 1973 году  после сдачи всех экзаменов в институте, поработал в школе в Улан-Удэ, а именно в фотостудии. Но потом, меня так потянуло в Якутию, что я вернулся на родину. Тогда родители уже жили в Мохсоголлохе, поехал туда и поработал в школе два или три года. В ту пору стал давать фотографии в местную районную газету «Ленские маяки». Тогда был хороший редактор Николай Попов, коллектив сплоченный. Я давал фотографии, небольшие заметки. В один день мне позвонили – предложили работать в редакции. После четырех лет работы в школе, перешел в редакцию газеты, стал ездить по улусам с корреспондентами – они пишут, а я снимаю.

Позже вы переехали в Якутск?

Да, в 1980 году мы переехали из Мохсоголлоха в Якутск, жене так захотелось. Получилось так, что я стал работать в производственно-геологическом отделении, которая занималась бурением. Пришел туда на авось, рассказал о себе и меня взяли на работу. Стал ездить в экспедиции. У меня была такая работа – я должен был поехать на экспедицию, сделать зарисовку, потом выпустить бюллетени, чтобы рассказать о работе газовиков, буровиков. Потом работал в проектном институте Якутзолота, я там был заведующим фотолабораторией. Ездил по экспедициям со всеми, руководством, министрами, которые приезжали, так и посмотрел Арктику.

Однажды в экспедиции в Ленском районе познакомился с Эдуардом Рыбаковским, он тоже любил ездить в командировки. Мы с ним разговорились. А он говорит: «Слушай Сергей, а давай к нам в газету». А это была «Соц Якутия», в 90-е годы так называлась газета. Я ему отвечаю: «Эдуард Михайлович, я боюсь.  Я ведь работал только в районной газете, а тут региональная». Он успокоил, что ничего страшного и еще раз предложил перейти. С тех пор 17 лет отработал там, были конечно реорганизации, все менялось.

Какие события в вашей карьере больше всего запомнились?

Я помню приезд Ельцина в Якутск, снимал я его в детской школе искусств. Потом были съемки Гайдара с его ребятами, приезжали представители разных компаний. Помню визит Сергея Шойгу, тогда он был совсем молодым, энергичным, в памяти остались его пламенные речи.

А в последнее время работал в спортивной журналистике. Был в газетах «Якутия», «Спорт Якутии», снимал несколько Игр «Дети Азии», Спартакиады республики, в том числе и первую, которая прошла в Усть-Алданскому улусе. Самое последнее место работы – это газета «Спорт Якутии». Помню, как там отработал две Игр «Дети Азии», а это бесконечная беготня, работа до ночи для выпуска дневника. Когда все уходили домой отдыхать, мы продолжали работать до ночи. Для дневников требуется очень много фотографий, причем по различным тематикам.

По-вашему мнению, какой фотоаппарат для вас лучший?

Я всегда работаю на «Nikon» – это безотказный фотоаппарат. Он работает и в жару, и мороз, ему не страшны ни пыль, ни вода. По-моему, это самая надежная камера. «Canon» – хорошая камера, не спорю, но он более хрупкий, мне кажется.

А как прогрессировали фотоаппараты по вашему мнению?

Конечно улучшились, у меня два «Никона» – это 600 и 800. Они с полной матрицей, полным набором чувствительности, ISO, разрешение. Невозможно сравнить их с камерами, которыми я работал в молодости. Сейчас за новыми моделями не угонишься.

Есть кадры, которые больше всего вам ближе, запомнились за всю работу?

Я устраивал фотовыставки в Доме правительства, Доме печати. Фотографий очень много, не могу сразу назвать лучшие. Возможно, из последних серий – это гора Кисилях, которую я снял в 2005 году. Тогда мы поехали в экспедицию с группой. Сначала прилетели в Батагай, потом погнали на лодке, затем пешком, к вечеру приехали. У меня были три камеры – два «Никона» и «Горизонт».

Когда мы пришли на Кисилях вечером, пошел дождик. Руководитель экспедиции сказала, что это хороший знак, священное место нас принимает. Бывало так, что Кисилях не принимал группу, поднимался ветер, ливень лил, и многим приходилось уходить, а нас он принял. Вечером поели, легли спать, но палатки были китайскими, дождь проникал насквозь, утром проснулись по пояс в воде.

Поднялось солнце, ветер рассеял туман, и я увидел такие кадры, такое чудо, что я начал снимать как очарованный. Каждый видел свое, я видел исключительно другое и постоянно делал кадры. Это я запомнил навсегда.

Мы должны были на следующий день уходить, но нам сказали, что Кисилях нас принимает и мы еще сутки остаемся. Все обрадовались и я еще целые сутки делал эти фотографии. После этого я организовал выставку, сначала в редакции, потом в Доме правительства №2, затем уже в Доме правительства №1. Это мои самые любимые кадры.

А за рубежом публиковались в журналах, газетах?

Когда я работал в Ленагазнефтегеологии и мотался по экспедициям, тогда я снял кадры для американского журнала «Oil and gas». Это были черно-белые фотографии, когда буровики работают при минус 50 градусах. Это чисто северные фотографии с суровым характером. Такие кадры их наиболее интересуют. В Якутии очень много мест, где можно запечатлеть мгновения, которые бы заинтересовали иностранные журналы.

А из фотографий в спортивном плане какие больше нравятся?

Я не могу сказать один кадр или два. Но фотографии в основном у меня удаются борцовские – броски с высоты роста, перевороты, мостики. Я всегда ловил эти мгновения. Но здесь нужно делать серию кадров, хотя бы из 5-6, тогда что-то можно выбрать. Спорт – это движение, нужно поймать одну фазу, тот момент, который больше не повторится. Вот сколько соревнований я снимал, это всегда большое напряжение – получится или нет. Пытаешься сделать как можно больше кадров, чтобы можно было из чего выбрать. Хотя бы из двадцати – один или два.

Тяжеленько было снимать зимой, приезды спортсменов, когда на улицы стоит мороз за -40. Камера мерзнет, прячешь ее за пазуху, бежишь за спортсменами, обгоняешь, пытаешься запечатлеть их лица.

Сейчас вы на пенсии, сохранился ли ваш архив?

Да, есть кадры из боевой молодости, когда работал в «Соц Якутии», с крупных мероприятий, когда они только начинали проводиться, очень много истории.

Какими качествами нужно обладать фотографу, чтобы сделать хорошие кадры?

Во-первых, нужна хорошая по техническим характеристикам камера, во-вторых, все зависит от самого человека. Требуется художественное видение, фантазия, знания того, где и как поместить объект съемки. Это может быть горизонтальный или вертикальный кадр, понимать, какой цвет должен преобладать. И вообще, что ты хочешь от этого кадра, то есть само построение. Немаловажную роль играет время суток в зависимости от того, что ты хочешь снять. Фотографии – это постоянные вопросы самому себе – что я хочу и как это сделать? Только из этих вопросов, и ответов на них, получается хорошая фотография.

Другие наши материалы:

Фотограф Сергей Саркисов: Первый кадр сделал в 10 лет – в 1958 году

12 июля празднуется Международный день фотографа и в Якутии эту дату отмечают сотни людей. Но одним из старейшин фотокорреспондентов является Сергей Саркисов, который на протяжении более чем пятидесяти лет не расстается с фотоаппаратом. Один из опытнейших фотографов Якутии не раз устраивал фотовыставки, его редчайшие фотографии публиковались не только в авторитетных изданиях республики, но и за рубежом. Свою интересную историю он по телефону поведал в интервью для ЯСИА.


Сергей Карович, вы уже много лет фотографируете. Когда впервые взяли в руки камеру?

В 1958 году, наша семья переехала с Дальнего Востока в Горьковскую область. У моего отца был немецкий трофейный фотоаппарат «Berlin Zeiss Ikon 6×6», кто то ему подарил, он был главным инженером, строителем. Мне тогда было десять лет и стало интересно – что это за машинка такая. Тогда я впервые взял в руки фотоаппарат. Он был широкопленочный 6х6 кадров. Стал разбираться – что такое фотопленка, затвор, как делается фотография. Так и снял первое фото. А это были 50-е годы, мы даже не знали что такое увеличитель. Я зарядил пленку, отснял, была какая-то книжка для фотографий, с друзьями проявили пленку в бачках. Решили проявить бесконтактным способом – пленку на фотобумагу, включили свет на секунду и проявили первую фотографию.

С тех пор началось увлечение фотосъемкой?

Потом, как у всех мальчишек 5-6 классов, у меня была пластмассовая коробочка с затворником, которая называлась «Смена». Тогда у нас появилась пленка на 24х36 кадр, стал снимать на эту камеру. Практически все школьные годы ходил с ним. Только в конце 10 класса мне купили«Зоркий» – советская камера, копия «Лейки».

В армию, в 1964 году, я ушел вместе с ним. В 1967 году дембельнулся, занятий фотографиями на бросил, работал автослесарем, на тракторе гонял, но аппарат из рук не выпускал. В 1969 году уехал учиться в Улан-Удэ, поступал в институт культуры. Наряду с фотографиями были сильные увлечения по вокалу, я пел тогда. Но меня уговорили поступить в дирижерско-хоровое отделение, учился там ровно год. Представляете? Без музыкального образования поступил в дирижерско-хоровое отделение. Потом понял, что это не мое – перевелся в пединститут на второй курс. Там тоже не бросал фотографии, тогда у меня же была серьезная камера – немецкая «Практика». В ту пору я познакомился с очень хорошим человеком, который многое мне дал по композиции, печати фотографий, съемке.

А когда вернулись в Якутию?

В 1973 году  после сдачи всех экзаменов в институте, поработал в школе в Улан-Удэ, а именно в фотостудии. Но потом, меня так потянуло в Якутию, что я вернулся на родину. Тогда родители уже жили в Мохсоголлохе, поехал туда и поработал в школе два или три года. В ту пору стал давать фотографии в местную районную газету «Ленские маяки». Тогда был хороший редактор Николай Попов, коллектив сплоченный. Я давал фотографии, небольшие заметки. В один день мне позвонили – предложили работать в редакции. После четырех лет работы в школе, перешел в редакцию газеты, стал ездить по улусам с корреспондентами – они пишут, а я снимаю.

Позже вы переехали в Якутск?

Да, в 1980 году мы переехали из Мохсоголлоха в Якутск, жене так захотелось. Получилось так, что я стал работать в производственно-геологическом отделении, которая занималась бурением. Пришел туда на авось, рассказал о себе и меня взяли на работу. Стал ездить в экспедиции. У меня была такая работа – я должен был поехать на экспедицию, сделать зарисовку, потом выпустить бюллетени, чтобы рассказать о работе газовиков, буровиков. Потом работал в проектном институте Якутзолота, я там был заведующим фотолабораторией. Ездил по экспедициям со всеми, руководством, министрами, которые приезжали, так и посмотрел Арктику.

Однажды в экспедиции в Ленском районе познакомился с Эдуардом Рыбаковским, он тоже любил ездить в командировки. Мы с ним разговорились. А он говорит: «Слушай Сергей, а давай к нам в газету». А это была «Соц Якутия», в 90-е годы так называлась газета. Я ему отвечаю: «Эдуард Михайлович, я боюсь.  Я ведь работал только в районной газете, а тут региональная». Он успокоил, что ничего страшного и еще раз предложил перейти. С тех пор 17 лет отработал там, были конечно реорганизации, все менялось.

Какие события в вашей карьере больше всего запомнились?

Я помню приезд Ельцина в Якутск, снимал я его в детской школе искусств. Потом были съемки Гайдара с его ребятами, приезжали представители разных компаний. Помню визит Сергея Шойгу, тогда он был совсем молодым, энергичным, в памяти остались его пламенные речи.

А в последнее время работал в спортивной журналистике. Был в газетах «Якутия», «Спорт Якутии», снимал несколько Игр «Дети Азии», Спартакиады республики, в том числе и первую, которая прошла в Усть-Алданскому улусе. Самое последнее место работы – это газета «Спорт Якутии». Помню, как там отработал две Игр «Дети Азии», а это бесконечная беготня, работа до ночи для выпуска дневника. Когда все уходили домой отдыхать, мы продолжали работать до ночи. Для дневников требуется очень много фотографий, причем по различным тематикам.

По-вашему мнению, какой фотоаппарат для вас лучший?

Я всегда работаю на «Nikon» – это безотказный фотоаппарат. Он работает и в жару, и мороз, ему не страшны ни пыль, ни вода. По-моему, это самая надежная камера. «Canon» – хорошая камера, не спорю, но он более хрупкий, мне кажется.

А как прогрессировали фотоаппараты по вашему мнению?

Конечно улучшились, у меня два «Никона» – это 600 и 800. Они с полной матрицей, полным набором чувствительности, ISO, разрешение. Невозможно сравнить их с камерами, которыми я работал в молодости. Сейчас за новыми моделями не угонишься.

Есть кадры, которые больше всего вам ближе, запомнились за всю работу?

Я устраивал фотовыставки в Доме правительства, Доме печати. Фотографий очень много, не могу сразу назвать лучшие. Возможно, из последних серий – это гора Кисилях, которую я снял в 2005 году. Тогда мы поехали в экспедицию с группой. Сначала прилетели в Батагай, потом погнали на лодке, затем пешком, к вечеру приехали. У меня были три камеры – два «Никона» и «Горизонт».

Когда мы пришли на Кисилях вечером, пошел дождик. Руководитель экспедиции сказала, что это хороший знак, священное место нас принимает. Бывало так, что Кисилях не принимал группу, поднимался ветер, ливень лил, и многим приходилось уходить, а нас он принял. Вечером поели, легли спать, но палатки были китайскими, дождь проникал насквозь, утром проснулись по пояс в воде.

Поднялось солнце, ветер рассеял туман, и я увидел такие кадры, такое чудо, что я начал снимать как очарованный. Каждый видел свое, я видел исключительно другое и постоянно делал кадры. Это я запомнил навсегда.

Мы должны были на следующий день уходить, но нам сказали, что Кисилях нас принимает и мы еще сутки остаемся. Все обрадовались и я еще целые сутки делал эти фотографии. После этого я организовал выставку, сначала в редакции, потом в Доме правительства №2, затем уже в Доме правительства №1. Это мои самые любимые кадры.

А за рубежом публиковались в журналах, газетах?

Когда я работал в Ленагазнефтегеологии и мотался по экспедициям, тогда я снял кадры для американского журнала «Oil and gas». Это были черно-белые фотографии, когда буровики работают при минус 50 градусах. Это чисто северные фотографии с суровым характером. Такие кадры их наиболее интересуют. В Якутии очень много мест, где можно запечатлеть мгновения, которые бы заинтересовали иностранные журналы.

А из фотографий в спортивном плане какие больше нравятся?

Я не могу сказать один кадр или два. Но фотографии в основном у меня удаются борцовские – броски с высоты роста, перевороты, мостики. Я всегда ловил эти мгновения. Но здесь нужно делать серию кадров, хотя бы из 5-6, тогда что-то можно выбрать. Спорт – это движение, нужно поймать одну фазу, тот момент, который больше не повторится. Вот сколько соревнований я снимал, это всегда большое напряжение – получится или нет. Пытаешься сделать как можно больше кадров, чтобы можно было из чего выбрать. Хотя бы из двадцати – один или два.

Тяжеленько было снимать зимой, приезды спортсменов, когда на улицы стоит мороз за -40. Камера мерзнет, прячешь ее за пазуху, бежишь за спортсменами, обгоняешь, пытаешься запечатлеть их лица.

Сейчас вы на пенсии, сохранился ли ваш архив?

Да, есть кадры из боевой молодости, когда работал в «Соц Якутии», с крупных мероприятий, когда они только начинали проводиться, очень много истории.

Какими качествами нужно обладать фотографу, чтобы сделать хорошие кадры?

Во-первых, нужна хорошая по техническим характеристикам камера, во-вторых, все зависит от самого человека. Требуется художественное видение, фантазия, знания того, где и как поместить объект съемки. Это может быть горизонтальный или вертикальный кадр, понимать, какой цвет должен преобладать. И вообще, что ты хочешь от этого кадра, то есть само построение. Немаловажную роль играет время суток в зависимости от того, что ты хочешь снять. Фотографии – это постоянные вопросы самому себе – что я хочу и как это сделать? Только из этих вопросов, и ответов на них, получается хорошая фотография.

Другие наши материалы:

Scroll Up