Дмитрий Шадрин: “Сахафильм” должен стать локомотивом якутского кино

[vc_row][vc_column width=”1/6″][/vc_column][vc_column width=”2/3″][vc_column_text]Имя Дмитрия Шадрина сегодня, пожалуй, известно каждому якутянину. Начинавший как актёр, с годами Шадрин вырос в яркого и самобытного режиссёра, а теперь уже третий год возглавляет государственную кинокомпанию “Сахафильм”. Именно Шадрин спродюсировал завоевавшую множество наград “Царь-птицу”, его компания работает над ожидаемым “Тыгын Дарханом” и готовит ещё несколько новинок якутского кино. А не является ли возглавляемый Шадриным “Сахафильм”  локомотивом якутского кинематографа – читайте в материале ЯСИА.


– Какова была Ваша роль продюсера в создании фильма «Царь-птица»?

– Директором республиканской кинокомпании я был назначен в 2015 году. Сразу же создали художественный совет, где обсудили будущие планы и нашу стратегию. Пришли к выводу, что «Сахафильм» должен стать локомотивом якутского кинематографа, должен сам заниматься производством: причём не от юбилея к юбилею, а постоянно. Тогда режиссёр Эдуард Новиков рассказал о своей идее снять «Царь-птицу». Показалось интересным, решили, что будем снимать.

Сразу скажу, что не стал вмешиваться в творческий процесс. К моменту моего назначения директором у меня за плечами уже было 17 фильмов. Режиссёр видит по-своему, я по-своему, возможно, итог был бы совсем другой. Ну, а самое главное в кино – команда, потому что у нас всё взаимосвязано. К нам подключилась Сардана Саввина, известная промоутер якутского кино, и мы стартовали.

Сказали, что нужна лиственница. Легко, думал я, у нас же много тайги, но, оказывается, нужно дерево, одинокое стоящее в поле. С нуля создавали балаган, искали орла, его не нашли ни в Якутии, ни в России. Удалось провести съёмки только в Кыргызстане. Потом искали корову якутской породы. Графикой фильма занимались почти год, ведь многие сцены выставлены на хромакее. Сменилось несколько специалистов, был случай, когда у одного из них сгорел чип ноутбука. Но множество сложностей не помешало нам во время съёмок, горжусь тем, что этот фильм – исключительно производства «Сахафильма».

– Что для Вас успех фильма «Царь-птица»?

– То, что мы получили – успех на множествах кинофестивалей, в том числе, категории «А», это хорошо. Мы поняли, что можем  делать качественное кино. Но в то же время, это вызывает трудности, ведь раз высоко поднятую планку надо будет держать. Даже до «Оскара» нам оставалось сделать полшага, а ведь это была мечта! Высказываясь образно, мы увидели берег, но он остался в тумане. Другой фильм от России, “Собибор” Константина Хабенского, в итоге выбрала местная комиссия.

Высшая награда фильма, я считаю, – это престижная награда жюри ФИПРЕССИ 40-го Московского международного кинофестиваля, которую нам вручили лучшие кинокритики. Это сравнимо с кубком FIFA в футболе.

Всё, что я могу сказать об успехе “Царь-птицы” – звёзды сошлись, он вышел в своё время. И я имею ввиду не звёздный состав, а предначертанную судьбу. Что касается коммерческого успеха – сколько мы планировали, столько и заработали.

– Должен ли «Сахафильм» быть монополистом в якутском кино?

– Считаю, что кинокомпания должна работать как продюсерский центр. Повторюсь, если «Сахафильм» – локомотив, то все киностудии – вагоны, а само якутское кино – железная дорога.

Сейчас мы примерно видим все возможности, пути развития местного кинематографа. Главная цель – сделать фильм не только для якутского зрителя, но и на экспорт. А для кинокритиков важна и история, и техническая составляющая фильма. Всё до нас уже было изобретено, не надо лепить что-то новое.

– Что вы думаете о современных тенденциях в кинематографе и нехватке историй в Голливуде?

– Если мы будем подражать голливудскому кино, это будет фейк. Также, как и Мэрайя Кэри не сможет написать якутскую песню так, чтобы она “брала за душу” якутян, так же и мы не сможем создавать их песни. С фильмами так же. А на счёт нехватки идей для блокбастеров… Они не хотят рисковать, снимают так, как нужно, идут по проверенному пути. Когда критики смотрели наш фильм “Царь-птицу”, никто не сказал, что они где-то такое видели. Получается, кинокритиков зацепила история.

В стратегии развития якутского кинематографа необходимо учесть множество факторов. Мы должны поддерживать классику, экранизировать её, работать для подрастающего поколения. С другой стороны, фильм должен быть интересен за рубежом. Необходимо пробовать себя во всех жанрах, только так откроются новые горизонты. У нас ещё нет мюзиклов, фильмов в жанре «скрин лайф» (съёмка экрана), нет блокбастеров.

– Что самое главное во время съёмок фильма?

– Есть три правила съёмки хорошего фильма – это сценарий, сценарий и ещё раз сценарий (смеётся). Вообще, снимать фильмы – это как строить дома, нужен крепкий фундамент. Взглянув на проект кино, я могу примерно сказать, сколько будет стоить его производство, сколько фильм соберёт в прокате. Если в сценарии ты неправильно подсчитал бюджет, то в конце можешь переплатить. И дойдёт ли в итоге фильм до проката – вопрос открытый.

Никогда нельзя сказать заранее, будет кино успешным или нет, это всегда большой риск. Бывает же ощущение после просмотра «ожидание-реальность»? Фильм, который ты долго ждёшь, может оказаться никаким, а неожиданный проект – выстрелить.

– Какие ожидания возлагаете на фильм «Тыгын Дархан»?

– Команда Никиты Аржакова работает, мы ждём команду “Стоп! Снято!”, тогда сможем говорить о точных сроках проката фильма. “Тыгын Дархан” на данный момент наш единственный крупный проект, один из самых масштабных. От него зависит очень многое, в том числе успех всего якутского кино. Все считают бюджет, но ведь то, что потрачено на съёмки, пригодится и в будущем. Это сложные костюмы, декорации в улусах, хорошая техника, в частности, профессиональная камера. Зачем покупать, если планируете использовать это только один раз? Костюмы и всё остальное не должны пылиться.

– Сколько якутских фильмов выйдет в следующем году?

– Нельзя сказать, сколько картин выйдет точно. А то скажу, что выйдет восемь-десять фильмов, а потом буду оправдываться, что получилось меньше. От съёмочной бригады зависит, получится его выпустить в прокат или нет. Сейчас, к примеру, “Сахафильм” готовит фильм Любови Борисовой в жанре трагикомедии.

С каждым новым фильмом границы расширяются. Если раньше кинодеятели были, образно выражаясь, в тумане, то сейчас мы уже видим дальние берега (то есть крупные кинофестивали, премии, награды), и что нам нужно сделать для того, чтобы туда попасть. Вообще, региональное кино сейчас на пике развития, и у якутского кинематографа ещё всё впереди.

Эдуард Новиков: У якутского кино есть будущее

«Царь-птица» попала в топ-20 лучших российских фильмов 2018 года

[/vc_column_text][/vc_column][vc_column width=”1/6″][/vc_column][/vc_row]

Поделиться новостью:

Читай далее

Лента новостей