В Якутске с 25 июня по 1 июля прошел образовательный модуль программы Агентства стратегических инициатив (АСИ) «100 городских лидеров». В Якутск приехали команды из различных городов России, которые при помощи АСИ прорабатывают свои проекты по улучшению жизни горожан. ЯСИА пообщалось с руководителем Центра городских компетенций АСИ Татьяной Журавлевой о программе, инициативах якутских команд и тенденциях в сфере проектирования городских пространств. 


— Глобальная миссия Агентства стратегических инициатив звучит так: «Создание возможностей для самореализации амбициозных лидеров, способных вывести Россию на передовые позиции в мире, построить страну, где хочется жить и работать». Все так?

— Да, миссия АСИ не меняется последние семь лет – создать страну, в которой хочется жить и работать.

— Как происходит обучение по программе АСИ «100 городских лидеров»?

— У нашего акселератора есть три задачи. Первая — во что бы то ни стало реализовать каждый проект, который участвует в программе: за 9 месяцев мы должны увидеть физическое изменение пространства. Вторая – проектные команды должны сформировать дорожные карты, Центр городских компетенций будет контролировать этот процесс. Также вокруг проектов необходимо сформировать активное сообщество горожан. Третья задача – создание тиражируемых практик: мы берем типовое решение и «упаковываем» его таким образом, чтобы впоследствии применить во всех российских регионах и городах. Кроме того, начиная с апреля, все команды прошли очное обучение в регионах.

— В регионах?

— В тех городах, которые участвуют в программе, проводятся выездные интернатуры. Мы не пошли по отработанной схеме, когда участники из городов приезжают в Москву на две недели, чему-то здесь обучаются, потом возвращаются назад и утопают в рутине. На наших выездных городских интернатурах команды обмениваются опытом, контактами. Они сразу выходят «в поле», участвуют в проектных сессиях и активно помогают текущему городскому проекту.

Два месяца — с апреля по июнь – наши команды учились различным аспектам работы с городским проектом: занимались созданием команды, разрабатывали финансовые модели, изучали маркетинг и варианты поиска финансирования. Между образовательными модулями в города-участники приезжали наши наставники, сейчас они работают с командами по индивидуальной программе. При этом участники сформировали Центру городских компетенций перечень запросов на экспертов: на архитекторов, дизайнеров, инфраструктуру, маркетологов. Бывает, что кто-то просит: «Дайте проектного менеджера, который нам все сделает». Я отвечаю: «Нет, ребята, так это не работает. Я могу сама за вас сделать проект, но тогда он будет мой, а не ваш». Всегда говорю участникам программы, что я не руководитель, а сервис. Мы с ними совместно должны найти ответ на вопрос: «Что нужно сделать, чтобы проект состоялся?».

— Какие специалисты оценивают поступающие в АСИ проекты?

— О, это святые люди. Первоначально мы с ними договаривались только о консультациях, сейчас же они стали неотъемлемой частью программы. С нами работают территориальные маркетологи, архитекторы, эксперты, которые делали креативные кластеры.

Всего в программе задействованы 15 наставников, среди которых известные территориальные маркетологи и урбанисты Роман ЗолинКатерина Голдберг, Ян Ярмощук и другие люди, которые уже реализовали много городских проектов и могут поделиться своими успехами, ошибками, компетенциями. В частности, с Якутией работает Константин Гаранин, который среди всего прочего недавно стал экспертом программы ООН по развитию (UNPD).

— Сколько заявок на участие в программе «100 городских лидеров» поступило в этом году?

— Всего мы получили 583 проекта из 154 городов. Из Якутии поступило шесть проектов, два из них стали участниками программы – «Парк будущих поколений» и «Ворота Якутска», который прошел в онлайн-акселератор.

— По каким критериям они отбирались?

— Критериев было несколько. Первый – социально-экономический. Второй – перенос издержек: команда, которая присоединяется к программе, не только прописывает порядок финансирования своего проекта, а в первую очередь понимает, кто будет нести эксплуатационные расходы на объекте, который предлагает создать в городе. Это очень важно — сейчас в России большое количество всевозможных строек, и большая часть новых сооружений в итоге ложится на плечи муниципалитетов и содержится за счет бюджетных средств. Поэтому в самом начале пути у команд должно быть понимание, из каких источников планируется финансировать эксплуатацию возведенных объектов. Еще один критерий – проект должен быть новым для города или региона.

Также мы оцениваем состав команд: в обязательном порядке должны присутствовать представители общества, муниципальной власти и бизнеса. Первоначально мы думали, что для многих это станет отсекающим параметром, и не ожидали, что поступит так много заявок.

— Что такое онлайн-акселератор, куда вошел проект «Ворота Якутска»? 

— Дело в том, что в основной поток программы вошли всего 25 из 583 проектов, а «за бортом» осталось еще очень много идей, которые могут воплотиться в прекрасные городские истории. Так на нашем сайте «100 городов» появилась дополнительная опция — отбор проектов с функцией онлайн-голосования, в котором приняли участие десятки тысяч людей со всей страны. В результате мы получили еще 29 суперидей, которые, надеюсь, в ближайшее время также воплотятся в реальность.

— «Ворот Якутска» будет крытым круглогодичным пространством?

— Изначально подразумевалось, что это будет крытое пространство. Но пока до конца не ясно, каким оно получится в итоге. Дело в том, что в рамках многомесячной командной работы проект может измениться на 180 градусов, и мы можем выйти на совершенно иные результаты. Он постоянно улучшается, так как у команды появляются новые возможности. Проводятся общественные слушания — горожане также высказывают свое мнение относительно проекта, и это тоже его меняет. Сейчас команда, работающая над «Воротами Якутска», находится на этапе исследования — ребята пытаются понять, что на этом пространстве может появиться в принципе. С ними работает маркетолог, который занимается мониторингом рынка, чтобы определить, какая тема здесь более уместна — с национальным колоритом или же европейская? Затем с жителями Якутска проведут фокус-группу — и с теми, кто проживает рядом, и с теми, кто лишь приезжает в этот район.

Здесь очень важно четко попасть в целевую аудиторию и понять, что именно необходимо потребителям данного объекта. Чтобы не получилось как в Тюмени, где появилась чудесная четырехуровневая набережная с отличным архитектурным решением, но на которой совершенно невозможно находиться, потому что она построена не для людей. Первые два уровня периодически затапливает, с детской коляской по ней просто невозможно пройти — приходится постоянно переносить на руках. Малый бизнес на территорию набережной не допускается, и поэтому там практически нет никакого сервиса и всего того, что могло бы сделать прогулку комфортной и для взрослых, и для детей.

Совершенно отвратительная история сейчас происходит в Вологде, где пытаются создать общественное пространство и просто бетонируют зеленую набережную, меняя русло реки…

— Кстати, сейчас в Якутске активно обсуждается проект благоустройства озера Талое, согласно которому часть водоема засыпают. Это очень беспокоит горожан… 

— Считаю, что прежде, чем реализовывать тот или иной городской проект, обязательно нужно проводить общественные слушания и считаться с мнением населения. Тогда можно избежать ситуаций, подобных той, которая в мае возникла в Екатеринбурге, где горожане массово протестовали против строительства храма на месте сквера. Я сама родом из этого города, и прекрасно понимаю, как там все происходило.

Что же касается статуса городских рек и озер, то это особая тема. Сейчас в рамках Центра городских компетенций АСИ мы разрабатываем целевую модель по включению водоемов в городскую инфраструктуру, которую до конца нынешнего года предложим регионам. Это будет пособие о том, что и как можно и нужно делать на берегах городских водоемов, а что категорически противопоказано. Сегодня на этот счет существует огромное количество вопросов, которые зачастую перерастают в серьезные проблемы. Например, вода находится в федеральной собственности, а берега могут быть и муниципальными, и частными. Опять же собственников территорий может быть много, и всех их нужно между собой связать, чтобы и русло реки было чистое, и береговая зона развивалась в единой концепции. Самые распространенные проблемы использования водоемов в российских городах — это административные барьеры для развития малого и среднего бизнеса. В то же время у россиян появился мощный запрос на обустройство набережных: люди понимают, что реки, озера и пруды — это украшение города и места для отдыха. У нас есть идеи на эту тему, но об этом позже.

— Татьяна, если сравнить города центральной и северной России, последние проигрывают визуально?

— Не все. Например, в городе Полярные Зори Мурманской области, где проживает 14 тысяч человек, в одном из кварталов все дома перекрасили в яркие цвета. Без федеральных денег. Зачем? Потому что световой день в этом городе в декабре длится всего 21 минуту! То есть люди реально живут в темноте, и они изменили пространство без какого-либо дизайн-кода, а просто по наитию. Когда ребята из Полярных Зорь пришли к нам, мы вместе начали думать, что можно сделать, чтобы город не выглядел унылым. И решили, что надо работать со светом. Сейчас разрабатывается световой дизайн города: утром дома будут в одном цвете, днем — в другом, вечером — в третьем. Такие же яркие идеи мы пытаемся найти и для Якутска. Так что для перемен в городе не всегда требуются большие деньги, порой достаточно только желания людей.

— Когда вы были в Якутске ранее?

— Два года назад.

— По-вашему, за это время город изменился?

— Я прилетела ранним утром и сразу же проехалась по Якутску. Город за два года сильно поменялся. Фасадная часть очевидно стала лучше. То, что было раньше и сейчас —  небо и земля. Я нео-оптимист, ищу в городах только хорошее. Плохого везде много, а вот позитив мало кто видит. А ведь в каждом городе есть индивидуальная история, которую впоследствии можно тиражировать на другие города. Если не визуально, то хотя бы на уровне нормативных решений. Например, очень тяжело внедрить дизайн-код, но есть примеры городов, где это сделали просто и быстро. Почему бы не взять эту практику и не помочь чиновникам в других городах?

— У Якутска тоже пока нет своего дизайн-кода… 

— Так соберите инициативную группу, пусть она его разработает. Отговорок всегда много: «Мы не можем начать», «У нас процедуры»… Я ни в коем случае не критикую мэров городов, на самом деле у них адская работа. Вот представьте двор: бабушкам нужны лавочки, мамам – детская площадка, собачникам – место для выгула, автомобилистам – парковка. А еще есть велосипедисты, скейтеры, хипстеры, мужчины, которые хотят попить пиво. А теперь перенесите все это на город. Даже в отдельно взятом дворе практически невозможно объединить группы с различными интересами, а задача мэра — всех этих бабушек, мамочек, собачников связать одной общей идеей.

При этом, когда речь идет о визуальной истории, выясняется, что практически каждый житель города разбирается не только в политике и футболе, но и в дизайне. Поэтому я понимаю, почему так затягивается в городах принятие дизайн-кода. Так что в первую очередь здесь нужно объединить людей. Знаете, по какому пути пошел Волоколамск? Жители двух улиц объединились с неравнодушными предпринимателями, и уже к сентябрю там не будет страшных вывесок – красное на зеленом с надписью «Надежда».

— Эксперты Центра городских компетенций изучили почти 600 проектов. Какие тенденции можете отметить? 

— На самом деле, люди зачастую предлагают стандартные решения, как говорится, мыслят витринами. Например, предлагают отреставрировать центральную площадь, центральную улицу или центральную дорогу. Но как говорит один из ведущих социологов современности Виктор Вахштайн, если превратить город в витрину, кто-то обязательно бросит в нее камень. Поэтому все проекты, которые поступают в Центр городских компетенций, мы переводим в статус «делаем для людей». Так, многие команды уже поменяли площадку, заявленную изначально. Например, в Глазове хотели сделать проект центральной площади, но мы им предложили модернизировать боковой подход к ней, потому что он идет в связке с культурным центром.

— Для чего это необходимо?

— Изменения должны начаться там, где люди к этому готовы. Мы стараемся переключать горожан на то, что им ближе, чтобы опять же показать идею функциональности. А проекты поступают, в основном, в стиле «сделаем красивенько», а надо, чтобы они были функциональны.

— Команды каких городов приехали на образовательный модуль в Якутск?

— Боровичи, Городец, Кировск, Липецк, Полярные Зори, Томск. Здесь они «упаковывали» свои проекты, изучали сервисный дизайн, механизмы работы со спонсорами и негосударственными деньгами. Лично я также приехала еще и на Ысыах, ведь Якутия — моя давняя любовь.

— Когда состоится финал первого этапа программы «100 городских лидеров»?

— 18 сентября в Москве пройдет финальный модуль программы. Мы познакомим команды со всеми внебюджетными фондами и институтами развития, которым они будут презентовать свои проекты, чтобы получить финансирование. На второй этап программы, который стартует в начале 2020 года, мы также наберем 25 команд. Так что якутские активисты уже сейчас могут отправлять свои проекты на сайт https://100gorodov.ru/ . В целом наша программа рассчитана на пять лет.

Написать комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

12 − четыре =

− 2 = 2