Потревоженные могилы: В селе Быков Мыс разрушается старое кладбище

0
113

Основной проблемой в селе Быков Мыс Булунского района сегодня является разрушение береговой морской черты вместе с захоронениями переселенцев 1942-1947 годов. Администрация села предлагает перезахоронить останки поближе к общепоселковому кладбищу как можно скорее, так как в следующем году может произойти еще более значительное обрушение берега. По словам главы села Сергея Попова, в первой де­каде сен­­тября обнажились еще 18 захоронений, сообщает Ulus.media.


По мнению главы администрации села Быков Мыс С.А. Попова, одной из острых проблем является разрушение береговой морской черты вместе с захоронениями 1942-1947 годов, интенсивность которого возрастает с каждым годом.

В конце февраля в Тикси побывала правительственная группа. На встрече с жителями села был составлен протокол постановочных вопросов. Но по словам С.А. Попова, не были учтены три основных вопроса населения Быкова Мыса: необходимость проведения берего­укрепительных работ на мысе, перезахоронение останков из разрушающихся старых кладбищ, а также решение вопроса подключения домов к централь­ной отопительной системе.

«Костные ос­танки с мест, где береговая черта разрушается, необходимо перезахоронить ближе к общепоселковому кладбищу, создав таким образом братс­кую могилу, и поставить памятник. Все это необходимо осуществить в бли­жай­шее вре­мя, так как обру­шение бе­рего­вой черты со зна­чительной час­тью за­хо­ронений мо­жет произойти уже в сле­дующем году«, — отмечает глава села.

Данная проблема уже поднималась в газете «Маяк Арктики» в №113 от 21 сентября 2017 г. и №97 от 16 августа 2018 года.  Отмечалось, что руководством Булунского района постановочный вопрос по проблеме разрушающихся захоронений в селе Быков Мыс был направлен в Прави­тельство республики.

Так, 20 сентября, на восьмой сессии Райсовета было принято решение изыскать финсредства в размере 1 млн рублей из внебюджетных средств для перезахоронения останков. Финансирование необходимых берегоукрепительных ра­бот должно осуществляться в соответствии с Федеральным при­родо­охранным законодательством и Вод­ным кодексом Российской Феде­рации.

В течение ряда лет разрушаются не только захоронения депортированных в Быков Мыс литовцев и финнов, но и сельское кладбище, которое действовало в этом месте до 1980 года. В 2014-2015 годах часть костных останков переносилась в дру­гое место. В процессе проведения этих работ не представлялось воз­можным определить, какие останки принадлежат депортированным в 1940 году из Прибалтики литовцам и из Ленинградской области финнам, а какие останки – местным жителям. Церемонии перезахоронения не про­водилось, костные останки были соб­раны и перенесены. Но после 2015 г. процесс разрушения захоронений, вследст­вие оттаивания вечной мерз­лоты и воздействия на береговую черту морских волн, продолжился.

Из истории 

Летом 1942 года во исполнение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 6 января 1942 «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и Дальнего Востока» в северные районы ЯАССР для занятия рыбным промыслом были направлены депортированнные из Прибалтики, Украины, Белоруссии, а также принудительно мобилизованные жители Чурапчинского района Якутии. В июне-июле 1942 на Быков Мыс в низовьях р. Лена были доставлены финны, высланные из Ленинградской области, и литовцы, депортированные в 1940-м в Алтайский край, а затем переведенные в Якутию.

Спецпереселенцы должны были обеспечить себя жильем, питанием, топливом и одновременно выполнять производственные планы (промысел и переработка рыбы). Имеются данные, что литовские евреи, оказавшиеся в 1942-м на Быковом Мысу (около 200 человек), поселились компактно. Свой поселок называли Эрец-Исраэль. Имелась синагога, на кладбище был устроен отдельный участок. В 1942 и 1943 годах отмечена высокая смертность ссыльных — от голода, холода и инфекционных болезней.

Участок для кладбища был выделен на морской стороне поселка, первые захоронения производились на острие мыса. Первоначально покойников хоронили в гробах, но в связи с нехваткой досок стали заворачивать тела в брезент. Для могильных ям приспосабливали трещины в вечной мерзлоте, расширяя их до нужного размера. Во второй половине 1940-х промысел был свернут, спецпоселенцы разъехались, кладбище было заброшено.

Со временем гробы и останки, вытесняемые водой, понимались на поверхность земли. В дальнейшем под воздействием штормов оконечность мыса размывалась, гробы сползали в море. В 1989 Быков Мыс посетила экспедиция из Литвы, состоявшая из бывших ссыльных из Каунаса и Вильнюса, — в поисках могил своих родственников. Удалось обнаружить небольшое число захоронений. В частности, обнаружили могилу трехлетнего мальчика по имени Йонукас, тело которого полностью сохрaнилось во льду, его удалось эксгумировать и перезахоронить в Каунасе. Тогда же литовской экспедицией на кладбище были установлены памятные знаки: резная дубовая стела «Христос Скорбящий», памятный знак литовским евреям на еврейском участке кладбища, а также памятный знак на месте, где находилась первая юрта, построенная спецпереселенцами (в виде маленькой чaсовни на высоком столбе). В поселке тогда же был установлен памятник: каменно-бетонная пирамида с пакетами труб из нержавеющей стали. Надписи на металлических плитах на литовском, русском, якутском и финском языках: «Насилием отторгнуты от земли родной. Павшие, но не забытые». Автор памятных знаков — Видас Гибавичюс, организатор экспедиции и строительства — Римантас Пляштис. На 2012 большинство памятных знаков сохранилось. (Информация на 2014.).