В декабре министр здравоохранения Якутии Елена Борисова представила коллективу РБ№2 – ЦЭМП нового главного врача. О работе в Алдане, методах руководства больницей и «Почте главного врача» рассказал ЯСИА руководитель Республиканской больницы №2 – Центра экстренной медицинской помощи Иван Иванов.


— Скажите, вы еще в детстве поняли, что хотите связать свою жизнь с медициной?

— Обычно в медицину идут те, у кого в семье есть доктора, но это не мой случай. Я просто неплохо учился в школе, и когда встал вопрос о том, чем заниматься дальше, на семейном совете было решено, что неплохо было бы мне стать врачом. Я тогда посещал подготовительные курсы в Мединституте ЯГУ – кстати, очень многому там научился – и решил рискнуть. Поступил и уехал в Красноярск. Так как место было целевое, после окончания вуза меня по распределению направили в Нерюнгри. Интернатуру по специальности «Травматология» я прошел там и проработал в Нерюнгринской больнице до 2011 года. После чего уволился, приехал в Якутск. Здесь мне предложили работу в министерстве здравоохранения – на тот момент у них полгода не было главного хирурга. Видимо, решили рискнуть, пригласили меня, молодого специалиста. Проработал там ровно пять лет, до тех пор, пока мне не предложили возглавить Алданскую центральную районную больницу.

— Не боялись приступать к руководству организацией республиканского масштаба после районной больницы?

 — Понятно, что уровень учреждения здесь выше. В Алдане у меня было 1100 штатных единиц, более 900 сотрудников – это, конечно, меньше, чем РБ №2, но в плане специфики работы считаю, что в районе сложнее. Принципиальное отличие в том, что здесь только одно направление — стационар. А в Алдане помимо стационарной части и реанимационных отделений есть взрослая и детская поликлиники, стоматология, кожвен- и тубдиспансеры, психонаркологический диспансер, врачебные амбулатории, скорая помощь — всего 26 отдельных зданий со всеми видами медпомощи. И все находятся в ведении одного руководителя. А здесь — одно здание, ну, если не считать центр МРТ и гараж. Потом в Алдане три больницы – Томмотская и Нижнекуранахская городские больницы и центральная районная, которой я руководил три года. И будучи главврачом мне приходилось поддерживать взаимосвязь между двумя другими больницами, курировать их работу.

— Вы были удивлены назначением на новую должность?

— Все произошло очень быстро. Во-первых, приятно удивлен доверием, оказанным мне. Согласился сразу. Прекрасно понимаю, с чем придется столкнуться. Всю сложность и ответственность работы я осознаю, ведь РБ №2 всегда на виду, это один из флагманов медицины Якутии. Кроме того, это Центр экстренной медицинской помощи, поэтому здесь все происходит намного сложнее. По тяжести и напряженности труда, нагрузке – ни в одной другой больнице с таким не сталкиваются. Но наши врачи – высококлассные специалисты, среди медицинских работников это признанный факт. Их не надо учить работать.

— С момента назначения прошло немногим больше месяца. Есть уже видение дальнейшей работы?

— Никогда не спешу – лучше сделать все хорошо, чтобы за меня потом никто ничего не переделывал. Наверное, есть те, кто ожидает быстрых, кардинальных решений, но в жизни все не так, есть много подводных камней, которые нужно знать. Поэтому я начал с детального изучения – обошел все отделения, гараж, облазил чердак и подвал, получил полное представление о том, с чем имею дело.

Но планы уже есть. Во-первых, это работа по присоединению Травматологического пункта города Якутска, об этом уже неоднократно говорили, пришло время сделать. Во-вторых, модернизировать работу приемного отделения. Приемный покой – лицо больницы, а у нас из-за специфики здания отсутствует зал ожидания, все пациенты входят в одну дверь. Это создает сложности. Будем пытаться привести, насколько это возможно, к российским стандартам, как это устроено в федеральных центрах. С обязательным разделением на зоны – зеленую, желтую и красную, ведь медицинскую сортировку по тяжести состояния пациента никто не отменял. С одним ничего не произойдет за время ожидания, другой ждать не может. А реанимационные больные вообще идут без очереди. Поэтому приемное отделение будет расширяться, будет сортировочный пункт и, соответственно, места ожидания для пациентов зеленой зоны. Кроме того, нужно правильно выстроить работу специалистов. Многое, конечно, упирается в деньги, но мы в первую очередь сделаем то, что не требует больших вложений, своими силами. Затем постараемся войти в федеральную программу, проблемы капитального характера тоже есть.

В-третьих, будем пересматривать, где необходимо, организацию работы узких специалистов в отделениях, время осмотра пациентов, сроки диагностики заболевания, своевременный перевод в реанимационное отделение. Это моменты, которые не требуют денег. Кроме того, перед всеми изменениями проведу обязательные консультации с заведующими отделениями, врачами, выслушаю мнения всех.

Также стоит вопрос об открытии отделения урологии, оно, возможно, будет создано на базе другого отделения. Есть планы по открытию отделения реабилитации на базе физиотерапевтического отделения. Речь об этом идет давно, но требуется финансирование. Учитывая, что часть оборудования у нас уже есть, думаю, эти планы будут реализованы в ближайшее время.

Есть и точечные моменты, например, расселение пациентов. Чтобы не было глупых перестановок, хаотичного движения, надо комплексно подойти к этой проблеме.

Как продвигается работа по закупке оборудования для сосудистого центра?

— Мы вошли в федеральную программу и сейчас закупаем второй ангиограф (рентгеновская система, которая позволяет врачам оперативно распознать изменения, происходящие в сосудах и тканях – прим. автора), готовим для него помещение. Закупим также другое необходимое оборудование, включенное в перечень.

— Прошлое руководство обвиняли в переборе платных услуг и в том, что платные больные имеют преимущество перед бюджетными. Будете что-то менять?

— Таких нарушений я не допущу и намерен заниматься этим вопросом вплотную. Существует программа государственных гарантий, где прописаны сроки получения медицинской помощи, в том числе предельные. Их нельзя нарушать, то есть пациент не может ожидать помощи дольше, чем полагается. Понятно, если человек платит, он ожидает каких-то привилегий. Думаю, читатели поймут, всегда есть люди, готовые заплатить и пройти какое-то обследование быстрее. Одна из моих задач – следить, чтобы не было такого, чтобы врачи лично получали деньги за продвижение без очереди. Как раз сейчас мы размещаем информационные памятки в приемном отделении и на каждом этаже, в них будут указаны номера телефонов, по которым можно сообщить о фактах подобных правонарушений. Кроме того, вводим новый сервис — «Почту главного врача». Это почтовый ящик, куда любой желающий может опустить отзыв, пожелание, жалобу. Все сообщения будут доставляться лично мне, я буду сам их разбирать. При этом гарантированно ни одна фамилия не выйдет за пределы моего кабинета. Понимаете, часто пациентам, лежащим в стационаре, что-то не нравится, но они не говорят об этом, молча переживают. Бывает, что у работников «замыливается» глаз, они могут не обращать внимания на что-то, а пациенты замечают. Призываю людей писать, говорить, звонить, если с них взимают деньги или что-то не нравится. Будут приняты все меры. Я применял такой опыт в Алданской больнице и, надо сказать, он показал себя хорошо. 

— Есть ли какие-либо слабые места, которые вы заметили с начала работы?

— Не хватает места для пациентов. Поэтому сейчас будем как-то эту проблему решать. Выводить те отделения, которые могут переехать в другое здание без ущерба для работы, к примеру, лаборатории. Тогда станет гораздо свободнее.

Персоналу тоже придется немного ужаться. Конечно, речь не идет том, чтобы ликвидировать все места отдыха врачей: учреждение круглосуточное, наши двери никогда не закрываются, люди находятся и работают здесь сутками. Сотрудникам просто необходимо отдыхать в период между операциями. Но есть моменты, которые мне не очень нравятся – к примеру, когда место, где обедают сотрудники, не одно, а два-три. Не одна раздевалка, а две или три. И это в то время, как пациенты находятся по шесть человек в палате. Такого не должно быть, работникам нужно потесниться, учитывая, что в местах приема пищи ведь не круглосуточно находятся – можно прийти, поесть и уйти. Для этого не требуются большие площади.

Я считаю, что не сотрудники для главного врача, а главный врач – для них, равно как и то, что не пациенты для врачей, а врачи — для пациентов. В первую очередь нужно думать о них.

С удивлением услышала о ежеквартальном отчете перед населением. Это еще одно ваше ноу-хау?

— Да, я убежден, что с населением надо встречаться. Несмотря на то, что у РБ №2 нет прикрепленных жителей, однако есть медицинские услуги, которые оказываются только у нас. Например, протезирование, колопроктология, челюстно-лицевая хирургия и так далее. У якутян бывает много вопросов общего плана. К примеру, как госпитализироваться, как получить какие-то виды услуг. Возможно, до них не доходит информация или ее доводят не так, как есть на самом деле. Приятно, когда приходят, о чем-то сообщают лично, а не читать об этом где-то в интернете с различными комментариями.

Первая встреча у нас прошла 17 января, следующая запланирована на апрель-май. Планируем сделать их ежеквартальными. Подчеркну, это не форма отчета перед населением, хотя я, конечно, буду рассказывать об итогах своей работы, о том, что сделано в больнице. Хочу наладить диалог с пациентами, чтобы они давали свои отзывы. А как еще их услышать? Кроме того, призываю граждан не боятся заходить в мой кабинет, это не закрытая структура. У меня есть часы приема, но в действительности я принимаю всегда, когда нет совещаний, консилиумов. Если меня нет на месте, секретарь перенаправляет посетителей к заместителям. Думаю, действуя таким образом, мы снимем многие вопросы.

Есть ли у вас какие-то политические интересы? Может, планируете баллотироваться в депутаты?

— Не люблю распыляться, пока нужно заниматься чем-то одним, партийной принадлежности тоже нет. Все свободное время уделяю семье.