«Нам нужно бороться с антиискусством». Анатолий Николаев о будущем Саха театра и своем преемнике

0
1860

Директор Саха академического театра им. П.А.Ойунского, народный артист Якутии, заслуженный артист России Анатолий Николаев отметил 70-летие. В интервью ЯСИА он рассказал о своём отношении к экспериментальному творчеству, желании самому играть на сцене и своем преемнике на посту руководителя Саха театра.


Как вы относитесь к экспериментальным постановкам и классическим спектаклям?

Сейчас во всём мире борются за власть в разных направлениях. Особенно это касается идеологии – культура, духовность и образ мышления. В интернете очень много информации, которую мы поглощаем каждый день и воспринимаем как истину, что не всегда ею является.

Так появляется антиискусство, пример которому — наш спектакль «Гамлет». Такое экспериментальное направление разрушает высшие человеческие ценности, любовь, отношения между мужчиной и женщиной – светлое чувство, которое держит всё. В этой постановке все ценности и чувства растоптаны. Свою любовь, Офелию, Гамлет отдаёт на растерзание тёмным духам. И это, что самое плохое, нравится молодому поколению, это закладывается в умах.

В этом есть и ошибка театра, обычно материал должен утверждать худсовет, но Андрей Борисов посоветовал не ограничивать творчество режиссёров, давать им свободу. Сергей Потапов – очень талантливый, профессиональный режиссёр, но его мышление идёт в другую сторону. Экспериментальный театр – это опасно, нам следует бороться с таким антиискусством.

К примеру, «Пегий пес, бегущий краем моря» – космический спектакль. По сюжету трое человек жертвуют своей жизнью ради того, чтобы один из них, маленький мальчик, выжил и продолжил род на земле. Жизнь – это самое ценное, что у нас есть, и они её отдают. Это истинное искусство.

В Саха театре упор делается на классику. Будут ли нововведения в отборе материалов в этом году?

Отбор материалов для репертуара происходит через худсовет, решение выносится, исходя из идейного направления театра – какую мы ставим цель, что мы должны показать нашим зрителям, какой вклад внести. Так совет решает, будет ли это мировая классика, русская или наша, местная, или современная драматургия.

У нашего театра есть своя особенность. Нас называют русским классическим театром, говорящим на якутском языке. Все приезжие критики, театроведы говорят нам об этом. Почему?

Во-первых, творческий коллектив театра состоит из выпускников Щепкинского института и ГИТИС, а это русская классическая школа. Во-вторых, мы находимся на своеобразной границе между Европой и Азией. Наш театр следует назвать евразийским, мы азиаты, которые получили школу в Европе и можем свободно поставить и английские, и японские, и американские спектакли.

Национальный якутский театр – это театр Олонхо. В будущем именно он будет представлять наш народ на международных площадках, его станут признавать, как японский театр кабуки, итальянский театр дель арте, пекинскую оперу.

Что думаете об открытии Арктического центра культуры и эпоса?

Проект Андрея Борисова обязательно должен быть воплощён в жизнь. В этом центре основным станет как раз Театр Олонхо, он получит свою базу, крышу над головой. Мы тоже должны переехать в арктический центр, чтобы стать ему поддержкой. Отметим, что основной состав этого учреждения – артисты Саха театра.

Нам важно держать работу Саха театра на одинаково высоком уровне. Помню, в 1985 году Чингиз Айтматов посмотрел наш спектакль по его произведению «Пегий пес, бегущий краем моря». Сначала он говорил, что у него нет времени, потом – что посмотрит только до первого антракта. В итоге остался до конца, и даже после два часа разговаривал с артистами и зрителями в фойе.

Он сказал, что благодарен нашему театру, что его произведение поставили так, как он сам задумал, в отличие от множества других спектаклей и экранизаций. Он был с 7-летней дочерью, она плакала после спектакля из жалости к главному герою. «Это ваша победа и ваша трагедия – победа в том, что моя маленькая дочь восприняла ваш спектакль по-настоящему, а трагедия в том, что вы поставили слишком высокую планку» – тогда сказал он. Мол, такой уровень будет тяжело держать, а падать с такой высоты ещё тяжелее. Мы приняли его слова как напутствие.

Сейчас Саха театр находится на гастролях в Алдане и Нерюнгри…

Земляки тепло встретили артистов, наша задача – показать не владеющим якутским языком культуру, наше мышление, поэтому специально выбрали такой классический репертуар – «Желанный берег мой…», «Ревизор» и «Шаман Кээрэкээн». Конечно, с собой была аппаратура синхронного перевода, чтобы русскоязычные зрители понимали речь. Перевод – это всегда сложно, нужно и слушать, и смотреть, но это удобнее, чем читать бегущую строку. У них в городе только народный театр, на уровне самодеятельности. Кстати, зрители попросили прощения за то, что в первый день показа пришли в обычной одежде. На второй день они пообещали нарядиться, как на праздник.

Скучаете ли вы по театральной сцене?

Я являюсь выпускником Щепкинского училища 1974 года выпуска. Проработал 21 год на посту директора театра, уступаю место молодым. Контракт у меня до апреля, потом представлю нового человека. Готовил его три года, думаю, он хорошо справится. Это наш человек, выпускник «Щепки» 2002 года.

С новым руководством у театра откроется новое дыхание. У нас есть молодые артисты, но я про них не могу ничего сказать. Они ещё только начинают. Со своей стороны учим, как надо работать. Но то, как они это воспринимают, как преподносят, зависит от них самих. У нас сейчас учатся выпускники Щепкинского 2012 года, мы на них надеемся.

Ну а я продолжу работать в театре, но уже как артист. Хочу что-то оставить после себя, правда, пока не знаю, что именно.

Написать комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

один × пять =

− 2 = 4