В Магадане с 10 по 16 июня проходит театральный фестиваль-школа «Территория. Магадан». Право сыграть свой спектакль на сцене местного театра получили только два победителя IV конкурса «Полюс. Золотой сезон», в их числе и Театр Олонхо со спектаклем «Муки любви» («Таптал Талыыты»). Для актрисы театра с эвенкийскими и татарскими корнями Инги Леоновой, сыгравшей главную роль, именно эта постановка оказалась особенной. Почему? Сразу после спектакля корреспондент ЯСИА пообщалась с актрисой. Разговор получился очень искренним и честным, как и сам спектакль «Таптал Талыыты».


— Я знаю, что именно этот спектакль для Вас особенный, потому что на сцену Вы вышли после четырехлетнего перерыва.

Да, в Магадане я его сыграла впервые после очень долгого перерыва. В 2015 году играла в последний раз. И вот, спустя четыре года, снова вышла на сцену, правда не дома в Якутии, а на гастролях.

— Не страшно было уходить в декрет? Все-таки актрисы часто бояться выпасть из профессии, выходят новые спектакли и все без вас.

— На самом деле, раньше было много премьер, а потом — пауза, премьеры стали выходить реже. У нас нет своего зала, поэтому это сказывается на количестве новых спектаклей. Была бы своя сцена, мы каждый сезон выдавали бы новинки, и не одну. А на счет декрета… Да, конечно после родов теряешь фигуру, сидишь дома с детьми, а у меня восьмилетний сын и дочь, которой всего 2,5 года, отвыкаешь от театра. Когда я вышла после декрета, честно говоря, мне было очень страшно. Я ведь уже другой стала, даже физиология изменилась, теперь я стала… больше (смеется). А вокруг актрисы все бегают такие худенькие, стройные, хорошенькие. Конечно, переживаешь по этому поводу. Но мне повезло, что я сразу вернулась в свою роль – Айталын Куо. Хотя Степанида Ильинична Борисова и говорит: «Худеть, худеть и худеть!» (смеется)

актриса Инга Леонова. Театр Олонхо / «Муки любви»/

— Как ваша семья отнеслась к тому, что мама теперь меньше времени проводит дома?

Муж очень меня понимает, даже рад, что я вернулась на сцену. Мне дома не хватало творчества. Я нервничала. И он мне сам сказал, что мне пора выходить на сцену. Он сам инженер, от театра далек, но очень меня понимает и поддерживает во всем.

— Спектакль «Таптал Талыыты» поставила Степанида Борисова. Не страшно было с ней работать?

Она же наш учитель. Пять лет именно она учила нас тойуку (протяжная якутская песня — прим. ред.). И потом для нас, своих детишек, она поставила этот спектакль. Хотя первым был спектакль «Удаганки», невероятная была постановка!

Степанида Ильинична очень требовательная. Прошло уже четыре года, и сейчас, когда мы восстанавливали спектакль «Таптал Талыыты», я что-то забыла уже, а она помнит все! Вплоть до того, где в какой сцене я стояла, каждую мелочь. Если свет не тот, сразу: «Стоп спектакль!». И все начинаем сначала. Она очень хороший режиссер. Всегда говорит, какая я, где ошибки. Меня это оживляет, воодушевляет и хочется делать еще лучше. Да, иногда плачу, но внутри вера все равно есть, что я все могу. Она критикует, но все равно дает веру в себя.

— Ваша героиня Айталын Куо – женщина с непростой судьбой. Она и любила, и грешила, была разной…

Это спектакль обо всех женщинах в какой-то степени. К тому же, там по сюжету ведь есть проклятие бабушки, а якуты верят в силу слова, что может сбыться. А еще наложился характер – моя Айталын Куо избалованная с детства, все что хотела — получала. Может быть, поэтому ее и крутило в жизни.

Театр Олонхо / «Муки любви»/ фото: Денис Плотников

— Если честно, я впервые смотрела спектакль по олонхо, там всегда так много героев и такие жизненные сюжеты, что получается такой почти сериал.

Да, в олонхо всегда много героев, и состав спектаклей обычно большой. И действительно, такой своеобразный сериал. Если бы у нас был свой театр, мы могли бы играть несколько дней, сериями (смеется). Олонхо ведь по нескольку дней рассказывали. И материал таттинской сказительницы Марии Андросовой, по которому поставлен наш спектакль, мы сильно сократили. Постановка идет всего полтора часа, а вы видели бы, какой толстой является оригинальная книга. Мы сами со Степанидой Ильиничной все читали, сокращали. На читку всегда очень много времени уходит, несколько месяцев.

— Ваше восприятие спектакля сильно изменилось, учитывая, что прошло столько времени?

Да, сейчас, когда играю, я совсем другая, помудрела что ли. Раньше я все совсем по-другому видела. И сейчас в Магадане, иначе сыграла. Может быть, как женщина начала героиню понимать, а не так поверхностно, как раньше: «Ай, сыграю!». Глупая была. Раньше Степанида Ильинична меня ругала, что я совсем поверхностная. Хотя и сейчас на репетициях тоже ругала, что я поправилась после родов, и стала совсем женщиной (улыбается).

Театр Олонхо/»Муки любви»/фото: Денис Плотников

Очень повлияло и то, что в этом спектакле я играла с моей лучшей подругой — актрисой Галей Тихоновой, ее совсем недавно не стало. Она мне как сестра была, мы учились вместе, подружились, а теперь ее нет, очень мне плохо… И еще совсем недавно не стало еще одной актрисы Театра Олонхо — нашей Матрены Владимировны Корниловой. Она нас учила. Мне всегда советы давала. Помню, говорила: «Инга, ты скованная очень». Или подходила и наставляла: «Не плачь. Не сдавайся. Иди дальше». Все ее слова я вспомнила сейчас в спектакле в Магадане. Мы впервые играли без них. Тяжело это.

— Мне кажется, они были с вами на этом спектакле.

Да, были. Я это чувствовала, до того они были близкими нам всем. И когда я сейчас играю, особенно те сцены, где были они… Матрена Владимировна играла мою бабушку, а Галя — моего ребенка… Эти сцены самые трудные для меня сейчас. Тойук у меня выходит совсем другим теперь. Именно в финале я думаю о них, потому что там у нас общая сцена: сидит бабушка и рядом с ней ребенок. Я даже впервые в жизни слова забыла, не сдержалась, заплакала.

— По сути на фестивале в Магадане это была для вас вторая премьера…

На гастроли мы часто ездили, но я в основном играла второстепенные роли и тоже волновалась. Сегодня главная, и тоже волновалась. Но все прошло хорошо, гармонично, я чувствовала, что Галя и Матрена Владимировна были с нами. И зритель мне очень понравился, они смеялись и вздрагивали там, где смеется и вздрагивает якутский зритель, хотя языка ведь не знают. В Магадане зритель все чувствовал и понимал. Очень нам всем понравилось.

Театр Олонхо/»Муки любви»/фото: Денис Плотников