В начале октября прошёл финальный этап открытого конкурса на должность директора Государственного театра оперы и балета им. Суоруна Омоллоона. Из 26 участников, подавших заявки, право представить своё видение развития учреждения и пройти собеседование с руководством республики получили три деятеля культуры. В итоге победу одержал единственный участник из другого региона страны — свердловский режиссер-постановщик Сергей Юнганс. О любви к театру и музыке, новых управленческих подходах, Якутии и многом другом Сергей Сергеевич рассказал корреспонденту ЯСИА.


— Сергей Сергеевич, так как вы новый человек для республики, расскажите, как вы пришли в мир театра?

Я родился и вырос в семье театрального режиссера и военного летчика. Когда меня спрашивали, что я хочу — игрушку или пойти в театр, каждый раз выбирал театр. Но театр музыкальный. И как-то так все сложилось, что в пять лет поступил в музыкальную школу. Очень гордился этим. Занимался пением, участвовал в различных конкурсах. Мне это тоже нравилось. Были варианты подать документы в музыкальное и хореографическое училища, но выбор пал на театральное. Учеба началась в Нижнем Новгороде, а окончил я ее в театральном училище в Казани. После был приглашен в крупнейший театр Казахстана — Государственный академический театр им. М. Ю. Лермонтова в Алма-Ате. Начать свою деятельность в крупнейшем театре республики — высокая планка. И я тогда понял, что для моей биографии это отличный шаг, который повлиял на всю жизнь.

— На выбор в сторону театра повлияла ваша мать?

Как вы поняли, я развивался и музыкально, и театрально. Решил посоветоваться с отцом, и он сказал, что актерская работа более долговечна, так как если певец лишится голоса или танцор получит серьезную травму, то карьере конец. И, если признаться честно, театр был ближе к моему внутреннему призванию. Я три года проработал актером, мне захотелось перейти на новую ступень, поэтому решил посвятить себя режиссуре.

— Почему?

Режиссура — это шаг к директорству. Не в том плане, чтобы руководить, а привести театр к результату. Ведь режиссер — это тот человек, который несет ответственность за все происходящие процессы внутри спектакля. То, как он сформирует команду и организует ее, сыграет большую и важную роль. 

— К теме о руководстве. Я читал в одном из ваших интервью высказывание о том, что труппа театра — это армия, а режиссер — генерал. В театре нужна диктатура?

Я очень хорошо помню это интервью. Оно было довольно обширное, но журналисты в качестве эпиграфа выбрали именно это высказывание. Сейчас объясню. Я не имел в виду то, что театр нуждается в авторитарном управлении. Ни в коем случае. В чем есть сравнение с армией? Когда я пришел учиться в театральное училище, нам объяснили так: “Вы — полк, и у вас есть режиссер — командир полка». Сегодня, отвечая на тот вопрос, который вы привели, ответ бы выстроил иначе: в театре надо организовать процессы таким образом, чтобы без руководителя все функционировало. Но для правильного функционирования нужно выстроить определенные алгоритмы, где каждый человек в команде должен понимать, что от него требуется. Так рождаются хорошие руководители, которые сами могут подчиняться.

— И все же как вы будете выстраивать отношения с новым коллективом?

Вчера я встретился с сотрудниками ГТОиБ. И многие удивились, особенно артисты театра, что директор с ними провел беседу, интересовался их материальным благосостоянием. Повергло в шок. Я уверен в том, что руководитель любого учреждения должен знать о жизни своих сотрудников все. В хорошем смысле этого слова. Он должен понимать, как человек живет, где, комфортные ли там условия и другое. Ведь круг проблем, который возникает у артиста, машиниста сцены, художника по свету, швеи и так далее, влияет на работу. В первую очередь я хотел поговорить с артистами. Потому что они всегда были, есть и будут лицом театра. Это люди, на которых ходят зрители. Они всегда являются визитной карточкой. Я это очень хорошо понимаю.

— Это не приведет к панибратству, что понизит эффективность работы?

Это важно, когда руководитель проявляет внимание к деталям. Многие могут воспринять это в качестве момента или признака хорошего перфекционизма. Ведь цели и задачи реализуются не сами собой — их реализуют люди. И когда каждая деталь будет выверена — станет понятно то, каким образом повернуть процесс так, чтобы он начал функционировать эффективнее.

— А вот теперь перейдем к теме конкурса на должность директора Театра оперы и балета. Как вы о нем узнали и почему решили принять участие?

Сама идея открытого конкурса, которая возникла у руководства республики, кажется мне в условиях российской действительности значимой, интересной и инновационной. Когда конкурс был объявлен, никто не знал, кто будет в нем принимать участие. Он дает абсолютно равные возможности для каждого человека из любого региона страны. В этом конкурсе не было ангажированных людей. У меня не было никакого имени в Якутии и контактов с властями региона, однако сумел своими позицией, концепцией, знаниями, опытом и образованием показать лидерскую готовность.

— То есть вы полностью поддерживаете этот метод замещения руководящих должностей любого уровня?

Это очень правильный курс, который меняет систему: руководителями становятся те, к кому применяется система проверки управленческих компетенций. Конкурс проводился впервые и станет отправной точкой для подобных мероприятий не только в Якутии, но и в других регионах страны. Это просто замечательно, когда конкурс может быть открытым, гласным. Ведь это положительно сказывается на учреждении, обществе и регионе в целом — выявить управленческую личность, которая не могла прийти на эту должность стандартным путем. Это меня и подкупило. 

— Расскажите о своем кейсе в конкурсе. Из каких частей он состоял?

Мой кейс состоял из многих компонентов, но его основная цель — вывести театр в число лидеров среди музыкальных театров России. Москва не сразу строилась! Это весьма долгосрочная концепция. Мы будем идти к этому шаг за шагом, тщательно продумывая каждый из них. Есть очень важный момент в жизни, который я услышал от родителей и учителей: «Научись считать до трех перед серьезными решениями». Для руководителя важно принимать решения не спонтанно, а думать стратегически. Думать о том, как сегодняшнее решение отразится на завтрашнем, что, в свою очередь, отразится на общем результате. Я считаю, что нужно выстраивать перспективу на будущее. И чтобы воплотить план в реальности, необходимо четко просчитать, как этот план реализовать в условиях той среды, в которой ты находишься. Только очень глубокий анализ является залогом успеха.

— Театры, в большинстве своем, посещает взрослое население. Это уже факт. Как собираетесь привлекать внимание молодежи к театральному искусству?

Я не хочу говорить красивые и банальные слова. Скажу, что мы будем делать все, чтобы привлечь молодежь. Попытаемся сделать так, чтобы оперное искусство было доступно широкому кругу зрителей, в том числе и национальное оперное искусство. Нужны разные спектакли. Чем разнообразнее репертуар, тем больше зрительский охват. И вообще театр должен работать с разной категорией зрителей — от самого маленького до самого искушенного зрителя, так как он несет воспитательную функцию.

— Многие считают, что надо делать акцент на национальные постановки с элементами героического эпоса Олонхо, так как именно в этом наша особенность. Что вы думаете по этому поводу?

Театр оперы и балета — это особый вид искусства, нацеленный на мировое достояние музыкальной культуры. Но якутская национальная опера и балет тоже являются мировым достоянием. Я считаю, что приоритетная задача нашего театра — сочетать классическую и национальную культуры. Спектакль национального репертуара должен создаваться ответственнее, соответствовать высочайшим художественным стандартам. Для этого нужна хорошая подготовка, четкая и грамотная работа с авторами, художниками, режиссерами, балетмейстерами. Должно быть финансирование, потому что музыкальный театр — достаточно дорогой вид искусства: нужны монументальные декорации и шикарные костюмы.

— Будете экспериментировать?

Мы хотим сделать несколько спектаклей в камерном формате — когда зритель располагается на сцене, действие происходит на сцене. Я считаю, что это очень хорошо, так как дает возможность для более свободного подхода к интерпретации того или иного художественного произведения. Создаются спектакли, в которых нам нужно будет думать об экспериментальной составляющей. О том, что здесь мы можем пойти на инновацию. Но не всегда массовость и кассовость могут сочетаться с инновацией. Камерное пространство может дать тот результат, о котором вы говорите.

— Не испытывали страх перед неизведанным?

Я, наверное, ехал в Якутск интуитивно. С пониманием того, что это действительно мое призвание, так как есть опыт и возможности. И все так положительно сложилось, что у меня нет сомнений. Считаю сделанный выбор абсолютно верным. Пугает лишь то, что у меня нет унтов и варежек из оленьей шерсти, которые спасут меня от холода. Это единственное, что пугает.

— А как отнеслись к вашему решению близкие люди? Жить и работать очень и очень далеко от родных мест… Не каждый бы смог на это решиться и не каждый близкий человек может смириться с разлукой.

Мой отец — военный в отставке. Я позвонил ему и меня подкупило… даже удивило и мотивировало его отношение. Он сказал: “Пробуй. Потому что если ты чувствуешь, что у тебя есть желание, то нужно этим шансом воспользоваться. Жизнь одна”. Эта работа, служба театру, доверенная мне, — то, чего я хотел всю жизнь. Театральные деятели — это особые люди, которые посвятили себя искусству не ради денег. Я такой же человек. Когда впервые пришел в театральное училище, нам сразу же сказали, что мы будем жить впроголодь и получать нищенскую зарплату. Люди связывают свою жизнь с театром ради искусства. Я осознавал, на какой шаг решился. Поймите, если человек единожды пришел в театр, и он на самом деле занимается этим от души, чувствует, что это его призвание — он никогда не изменит профессии. И мои родные это хорошо понимают.

— Как ваши коллеги отнеслись к этой вести?

У них были смешанные чувства. Во-первых, были огорчены, так как, по их словам, они потеряли человека, который по-настоящему предан искусству и с которым интересно работать. С другой стороны, они, конечно, горды. Свердловская музкомедия — замечательный театр с не менее замечательным коллективом.  Я им очень благодарен. 11 лет той жизни не вычеркнуть. Сейчас началась взрослая жизнь, новая ответственная ступень, к которой я готов.

— Расскажите о том, чему вы в первую очередь уделите внимание?

Я хочу познакомиться со всеми руководителями театров, что может мне помочь понять региональную специфику и ментальность. Мне это необходимо и позволит быстрее адаптироваться. Без адаптации никак не обойтись. Меня, к примеру, удивило, то, что театр стоит на сваях. Во всех театрах, с которыми мне приходилось работать, есть подвалы, где находятся какие-либо технические помещения. Или еще один пример: когда ты подходишь к дому, после первой двери выскакивает вторая, а уже потом дверь с панелью домофона. Это именно те региональные особенности, которые на сегодняшний день пока для меня не все известны, и, конечно, их нужно изучать, понимать и прочувствовать. То, что на первый взгляд кажется непонятным, после изучения будет логичным и поможет более глубокому восприятию местной культуры. Сейчас уже идет анализ той ситуации, которая сложилась в театре. Все процессы и компоненты являются ключевыми. Нельзя ничего исключать — будь это творческие, административные или производственные дела.

Написать комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

четыре + четырнадцать =

25 + = 31