Мне бы в небо
12 апреля отмечается Всемирный день космонавтики. Ровно 60 лет назад советский космонавт Юрий Гагарин совершил невозможное - первый полет человека в космос. Однако изучение космоса началось куда раньше, и Якутия приложила для этого немало усилий
"поехали!"
12 АПРЕЛЯ 1961 ГОДА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ БЫЛ ВЫВЕДЕН НА ОКОЛОЗЕМНУЮ ОРБИТУ КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ «ВОСТОК-1» С ПЕРВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ НА БОРТУ. ЕГО ПИЛОТИРОВАЛ ГРАЖДАНИН СССР МАЙОР ЮРИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ГАГАРИН. ТАК НАЧАЛАСЬ НОВАЯ ЭПОХА В ОСВОЕНИИ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА — ЭПОХА ПИЛОТИРУЕМЫХ КОСМИЧЕСКИХ ПОЛЁТОВ, У ИСТОКОВ КОТОРОЙ СТОЯЛИ И НАШИ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ.
«Наука — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счёт»
(Лев Арцимович)
Как это было
Полет в Космос

В 9 час. 07 мин. по московскому времени в нескольких десятках километров севернее посёлка Тюратам в Казахстане с космодрома Байконур стартовала ракета-носитель «Восток» с человеком на борту.
1:48 мин в Космосе
Продолжительность полёта составила 1 час 48 мин. Во время нахождения на орбите космонавт поддерживал радиосвязь с Землей, вёл наблюдения в иллюминаторы, контролировал работу систем корабля.
Возвращение на Землю
После совершения одного оборота вокруг Земли, спускаемый аппарат корабля совершил посадку на территории СССР, в Саратовской области. Приземлился космонавт Юрий Гагарин в 10 час. 55 мин. по московскому времени.
14 апреля 1961 года указом Президиума Верховного Совета СССР Юрию Алексеевичу Гагарину было присвоено звание Героя Советского Союза.
За Космосом в Якутию
Полет Юрия Гагарина стал историческим событием мирового масштаба. При этом для школьника из Москвы Владимира Козлова - одним из ярких событий, сыгравшим в его жизни ключевую роль.
Ведущий научный сотрудник Института космофизических исследований и аэрономии СО РАН им. Ю.Г. Шафера в Якутии Владимир Козлов в апреле 1961 года учился в 8 классе в Москве. Школа находилась рядом с Ленинским проспектом по которому проезжал Гагарин по дороге в Кремль и на Красную площадь, где был митинг.

В тот исторический день они с одноклассниками сбежали с уроков, чтобы посмотреть на первого человека, который побывал в космосе, за что потом получил выговор.
Тогда вслед за нами вся школа сбежала, да, и, наверное, не только наша. Представьте – первый космонавт едет мимо нас! Толпа народа, а нас заперли в спортзале и сказали сидеть. Мы, конечно, не усидели и убежали через окошко в раздевалке. Уже потом на комсомольском собрании мне за это "прилетело". Школа была "восьмилетка", мы были самыми старшими, и по идее, должны были подавать пример младшим. Конечно, нас лишь для вида пожурили, мол, с уроков сбегать нельзя.


Владимир Козлов
ведущий научный сотрудник ИКФИА СО РАН,
кандидат физико-математических наук
На тот момент Владимир Козлов в свои 14 лет хотел заниматься вычислительными машинами, но у него проснулся живой интерес к космосу.

Мог ли он предположить тогда, что в последующем, по окончанию Московского инженерно-физического института, он переедет жить и работать в далекую Якутию. И будет работать в поселке Октемцы на крупнейшей в России установке ШАЛ (широких атмосферных ливней ), предназначенной для исследования космического излучения сверхвысоких энергий потоков ядер химических элементов, поступающих в Солнечную систему извне. Работы начались в 1966 году.
14 апреля 1973 г. ШАЛ была принята в эксплуатацию Госкомиссией и получила статус Всесоюзной экспертной базы наблюдений для исследования энергетического спектра и направлений прихода космических лучей в области высоких энергий.

Владимир Козлов проработал в Октемцах десять лет, и вспоминает об этих временах, как о, пожалуй, самых интересных и захватывающих в его научной деятельности.

Уже тогда в середине 70-х, якутская установка была известна по всей России. Ведь представления о космических лучах сверхвысоких энергий в значительной мере сложились именно на основе кропотливых исследований, ведущихся на якутской установке в течение более чем 30 лет.

За научные достижения, полученные на установке ШАЛ, знаменитые ученые, сотрудники ИКФИА Никодим Ефимов и Дмитрий Красильников в 1982-м году были удостоены Ленинской премии.

Лауреаты Ленинской премии (1982г.) Никодим Николевич Ефимов (слева) и Дмитрий Данилович Красильников
Работать было крайне интересно, тем более тогда сформировался довольно большой и молодой коллектив. Все работали с энтузиазмом и любопытством к своему делу. Честно говоря, мы были плохими мужьями. Уезжали на неделю в Октемцы, а у нас дома – жены, дети растут. В пятницу вечером приезжаешь, а в понедельник утром – уезжаешь.

Владимир Козлов
ведущий научный сотрудник ИКФИА СО РАН,
кандидат физико-математических наук
Следом за Гагариным, 6–7 августа 1961 года первый суточный космический полёт на космическом корабле «Восток-2» совершил космонавт Герман Степанович Титов, а 11–15 августа того же года состоялся первый групповой полёт двух кораблей – «Восток-3» (космонавт Андриян Николаевич Николаев) и «Восток-4» (космонавт Павел Романович Попович).
Герман Титов и Павел Попович приезжали в Якутск к ученым ИФКИА
Первый якутский прибор для спутника
Якутский инженер Август Ярыгин создал космический прибор КС-4, который вошел в историю мирового космоса
Важно, что Институт занимается и экспериментальной наукой. В 50-е годы, когда Института не существовало, а полеты в космос первого спутника и Юрия Гагарина еще не состоялись, якутские ученые-инженеры лаборатории физических проблем Якутского филиала АН СССР работали над созданием космического прибора. Этот прибор, говоря простым языком, должен был изучить атмосферу космоса, а также исследовать надежность работы электронных устройств космических аппаратов в условиях повышенной радиации естественного и искусственного происхождения.
У истоков исследования космоса в Якутии стоял Юрий Георгиевич Шафер. Он был научным руководителем лаборатории космических исследований. Шафер начал интересоваться космосом с 1954 года, еще до запуска первого искусственного спутника Земли и полета Гагарина. Тогда первые ракеты были военные – для доставки боеприпасов и ядерного оружия через континенты и океаны. Начиналось это так, потом уже эти ракеты начали использовать в научных исследованиях. Юрий Шафер, вернувшийся с войны, знал многих конструкторов лично и мы начали работать над прибором для космических исследований. Первый прибор назывался КС-4 и состоял из ионизационной камеры и счетчика Гейгера.

ВладиславТимофеев

старший научный сотрудник лаб. космических лучей высоких энергий ИФКИА СО РАН, кандидат физико-математических наук
Старший инженер август Ярыгин
– первый разработчик научной аппаратуры для ракетных и спутниковых измерений ионизирующих излучений

Прибор КС-4 (1956г., ЯАССР)
В 1956-1957 гг. под руководством и при непосредственном участии Юрия Шафера инженером Августом Ярыгиным был разработан опытный образец прибора КС-4, который успешно прошел всесторонние испытания и был рекомендован для установки на ракетах и искусственных спутниках земли.

Впервые в космос он полетел на борту геофизической ракеты 2 июня 1958 г. измерять высотный ход интенсивности ионизирующего излучения до высоты 210 км. Уже спустя четыре года прибор был установлен на борту ИСЗ «Космос-6», запуск которого осуществили 30 июля 1962 г. Именно наш якутский прибор стал основным "свидетелем" по делу о ядерном взрыве в космосе, поизведенном США, и аргументом для Московского договора.
ИСЗ "Космос-6"
Ядерный взрыв в космосе совершили США
Как об этом узнали в СССР и каковы были последствия
В это же время США произвели ядерный взрыв на высоте 400 километров над атоллом Джонстона в Тихом океане. Если кто не знал, атолл Джонстон – это изолированная военно-воздушная база, которая между 1958 и 1975 годами использовалась в качестве ядерного полигона для подземных и надземных испытаний ядерного оружия. Как раз в июне 1962 года несколько ядерных ракет были запущены с атолла в ходе операции «Доминик». Всего серия испытаний состояла из 105 взрывов. Они проводились с 1962 по 1963 в США.
Изображение выше (справа) показывает зарево (свечение) высотных ядерных испытаний в результате взрыва.

Удар был такой мощности, что воздействие взрыва привело к очень быстрой деградации солнечных батарей и электроники у космических спутников Земли. В общей сложности он вывел из строя треть космических аппаратов, находившихся на орбите в момент взрыва. Кроме того, после неудачного запуска ракета с плутонием на борту упала на острова Джонстон, вызвав радиационное заражение.

Именно благодаря прибору якутских ученых КС-4, который находился на тот момент на спутнике "Космос-6", удалось однозначно отличить осколки деления вследствие ядерного взрыва от естественной космической радиации. Это стало доказательством и основным аргументом для принятия договора о запрете испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой (также известен как Московский договор). Договор был подписан 5 августа 1963 года в Москве СССР, США и Великобританией. Он вступил в силу 10 октября 1963 года и был открыт для подписания другими странами. В настоящее время участниками Договора является 131 государство.
Павел Романович Попов, летчик-космонавт СССР, гостивший в институте в 1972 г.
Спектрометр Тимофеева для ядерных двигателей
Якутские ученые создали прибор для изучения радиации ядерных двигателей
Впоследствии Институт космофизических исследований Якутии начал проводить исследования радиационных эффектов, связанных с высотным термоядерным взрывом, произведенным США и термоядерным взрывом КНР 27 декабря 1968 г. Было установлено, что продукты взрыва на больших высотах могут существовать продолжительное время. Для объяснения причин этого сотрудниками Института впервые была разработана модель магнитогравитационной ловушки.

Также с 1980 года старший научный сотрудник, к.ф.-м. Владислав Тимофеев с группой талантливых инженеров начал работу над созданием спектрометрической аппаратуры, которая впоследствии летала на многих военных космических аппаратах и участвовала в международном проекте "Интербол-2". Все эти приборы были изготовлены по авторским свидетельствам сотрудников ИФКИС.
авторские свидетельства на изобретения якутских ученых


в ссср не было понятия "патентная система", поскольку право собственности на любое изобретение было априори у государства
В те годы шла гонка вооружений между СССР и США. Обычный спутник работал на солнечных батареях, а для боевых машин это не подходило. То есть за пределами орбиты Юпитера или Сатурна солнечные батареи уже были бесполезны. Поэтому начали создавать ядерные энергетические двигатели. Грубо говоря, компактные ядерные электростанции. Мы с группой талантливых инженеров начали разработку спектрометра, отвечающего жестким требованиям, предъявляемым для приборов, устанавливаемых на космических аппаратах. Некоторые детали изготавливали в Харькове и Ленинграде, но большую часть сложного в технологическом отношении прибора изготавливали в стенах ИКФИА мы сами по чертежам конструкторского бюро Института. Конечно, на это ушло много времени и сил.

Владислав Тимофеев
старший научный сотрудник лаб. космических лучей высоких энергий ИФКИА СО РАН, кандидат физико-математических наук
Группа разработчиков спектрометрической аппаратуры из лаборатории космических исследований ИКФИА

Сидят: В.В. Мигалкин,
В.Е. Тимофеев (второй слева в первом ряду),
В.Ю. Комаров.

Стоят: И.Г. Тихонов,
В.В. Иванов, А.Н. Лиходед

СВЧ-печь и энергия целого квартала
Как проходили испытания спектрометра в Киеве
В середине 1982 года был изготовлен опытный образец прибора 10К-80 и началось его тестирование в испытательном зале Института. С 1984 года начались контрольно-доводочные испытания, где на всех этапах присутствовали представители Министерства обороны.

Вначале испытания на электромагнитную совместимость с различными приборами для измерения естественных магнитных и электрических полей якутский прибор не выдержал. Спектрометр испытывал нагрузки похлеще, чем космонавт, и, когда Тимофеев с Мигалкиным испытывали его на ускорителе в Киеве, он сразу сгорел. Электромагнитное излучение оказалось слишком сильным, как, грубо говоря, в громадной СВЧ-печи, мощностью электроэнергии целого квартала. Но с помощью киевских коллег спектрометр удалось довести до требуемых технических условий. И уже с середины 80-х годов якутские приборы активно летали на космических аппаратах в интересах оборонной промышленности.
С помощью наших приборов велся контроль радиации двигателя и естественной радиации космоса. Таких приборов было изготовлено больше 20. Они шли на разные спутники. В основном – по заданию Министерства обороны. На каждый спутник поставлялось два прибора. Один устанавливался прямо на ядерный двигатель. Другой – запасной, ведь в случае порчи первого, нельзя было отменить эксперимент, это было бы глупо.

Владислав Тимофеев
старший научный сотрудник лаб. космических лучей высоких энергий ИФКИА СО РАН, кандидат физико-математических наук
По словам Тимофеева, американцы покупали советские ядерные энергетические установки для своих ракет, которые вылетали за пределы Солнечной системы. Якутские ученые также активно участвовали в выполнении программ Военно-промышленной комиссии при Совете Министров СССР «Абдомен», «Абдомен-СО», «Горизонт», «Интербол», «Канопус», «Канопус-85» и «Электризация». В международном проекте "Интербол-2" изобретение Тимофеева впервые приняло участие уже после развала СССР и закрытия лаборатории космических исследований в 1996 году.
К сожалению, в 1995 году, за год до начала эксперимента "Интербол" лаборатория космических исследований в ИКФИА была закрыта. В это время в стране рушилось все, что касалось обороны, в первую очередь – аэрокосмическая отрасль. Так что эксперимент мне пришлось завершать в одиночку, не имея ни одного помощника. Проект включал два спутника – «Интербол-1» и «Интербол-2», а также два субспутника – «Магион-4» и «Магион-5». Проект – важнейшее звено в международной флотилии космических аппаратов по изучению солнечно-земных связей, включая проблемы космической погоды и геомагнитной обстановки в околоземном пространстве и на Земле. Космический аппарат «Интербол-1» был успешно запущен на орбиту Земли 3 августа 1995 года, а «Интербол-2» – 29 августа 1996 года. На него и был установлен лично мной изобретенный спектрометр.

Владислав Тимофеев
старший научный сотрудник лаб. космических лучей высоких энергий ИФКИА СО РАН, кандидат физико-математических наук
Проект по исследованию физики cолнечно-земной системы «Интербол» был подготовлен научными коллективами из 19 стран ближнего зарубежья, Европы, а также Кубы и Канады.
Нужно сказать, что попасть в проект хотели многие – участвовали все страны, и за каждое место была жесткая конкуренция, можно сказать, локтями пробивали себе место. Ведь запусков спутников для научных целей очень мало. Кажется, что на орбите Земли их летает много, но на самом деле лишь малая часть находится там в научных целях. А наш спектрометр ни разу не показал отрицательный результат. Конечно, я гордился собой и своей командой. Кроме того, была метариальная заинтересованность. Военные платили хорошие деньги за каждый запуск нашего прибора – примерно половину стоимости стандартного крупнопанельного дома. Юрий Шафер использовал возможность заработать на изобретениях, чтобы развивать Институт: на заработанные деньги строил полигоны, установки и прочее. Тогда деньги на все это было трудно выбить, а тут – свои, заработанные. Хозяин – барин: как хочет, так и распоряжается.

Владислав Тимофеев
старший научный сотрудник лаб. космических лучей высоких энергий ИФКИА СО РАН, кандидат физико-математических наук
ТИКСИ
Собственный ракетный полигон и единственный запуск в истории
На средства, которые Институт зарабатывал за счет продаж изобретений, был построен научный полигон в поселке Тикси. Он и Геокосмическая лаборатория до сих пор остаются важнейшими объектами для наблюдений за космическими лучами. Полигон построили в Тикси не случайно – в арктической зоне магнитное поле Земли направлено строго вниз. То есть, заряженные от вспышек Солнца частицы вступают в реакцию с магнитным полем Земли, и происходит высыпание электронов, которые возбуждают атомы и молекулы газов. Излучение этих атомов мы воспринимаем как полярное сияние. А ученые изучают его как космические возмущения. К слову, такой же полигон есть в Норвегии.

Ракетный полигон был полностью готов для пусков еще в 1991 году, но из-за сложившейся тогда ситуации в стране (развал СССР) первый запуск отменили. Для ракеты не хватало лишь одной детали, которую тогда разрабатывали на Украине, и откуда ее так и не отправили в Якутию. В итоге в самый последний момент запуск отложили до лучших времен. Спустя четверть века полигон перестроили, и в 2015 году был произведен первый успешный запуск геофизической ракеты. Он стал первым и пока последним в истории Якутии, возможно потому, что его стоимость оценивается в сотни миллионов рублей, а это – дорогое удовольствие для бюджета Института на сегодняшний день. Справедливости ради отметим, что сам Институт был создан в 1962 году без государственной поддержки, а лишь благодаря энтузиазму якутских ученых.
Когда так хочется в Космос, но ты живешь в Якутии
Как человеческий интерес покорил Космос
Благодаря интересу к Космосу Юрий Шафер – простой преподаватель Физинститута сумел объединить талантливых якутских ученых, построить первый и единственный Институт космофизики в Якутии и войти в историю космической науки.
Еще в 35 году он приехал в Якутск, преподавал в Физинституте. Уже тогда он начал изучать космические лучи и изобретать приборы. Вернувшись с войны, создал лабораторию космических исследований. Благодаря своему обаянию и живому интересу вдохновил талантливых якутских ученых-энтузиастов, таких, как Дмитрий Красильников, Ариан Кузьмин, Александр Мамруков, Владимир Самсонов, и другие. Он объединил их, и они начали изучать: кто космические лучи, кто полярные сияния. Так было положено начало ИКФИА.

Казалось бы, создать такой Институт должен был физик или геолог. Опять же, Шафер мог и не возвращаться в Якутию после войны или изучать здесь, например, вечную мерзлоту, ведь она под – ногами. Но он захотел изучать именно Космос и именно в Якутске. Он первый начал заниматься фундаментальной космической наукой в республике. Конечно, Шафер был уникальный человек. Правду говорят, что от человека очень многое зависит.

Юрий Георгиевич старался сделать все возможное для развития космической науки в Якутии. Сначала у нас была лаборатория, а затем, в 1962 году был построен Институт, появились космические установки, научные полигоны. Кроме того, Шафер оснащал наш Институт передовыми технологиями. У нас было все: компьютеры, техника, все необходимое для исследований. Мы были самым оснащенным научным учреждением республики.



Владислав Тимофеев
старший научный сотрудник лаб. космических лучей высоких энергий ИФКИА СО РАН, кандидат физико-математических наук
Летчик-космонавт Герман Титов и сотрудники ИФКИА СО РАН во главе с руководителем Юрием Шефом (в первом ряду слева, рядом с Г. Титовым)

Не место красит человека, а человек место
5 фактов связей Якутии с Космосом
В конце мы представляем вам подборку интересных фактов, которые тоже связывают Якутию с Космосом.

1
Космонавт Олег Коненко на борту МКС, 2011
В декабре 2011 года внутри Международной космической станции впервые услышали звуки якутского хомуса.

Летчик-космонавт Олег Кононенко взял с собой на орбиту национальный музыкальный инструмент и научился играть на нём, так как на космической станции он провёл 192 дня. Хомус от мастера Револия Чемчоева космонавту передал его друг Афанасий Ноев, в то время возглавлявший газету «Якутия». Якутянам Олег Кононенко запомнился еще и приездом в республику после своего знаменательного полёта.

2
Космодром "Восточный", Амурская область (rbc.ru)
Стройка века», как назвал строительство космодрома «Восточный» Владимир Путин, не обошлась без участия якутян.

Два года подряд бойцы строительных отрядов из Якутии оказывались в числе тех, кто помогал возводить новую площадку для космических стартов. В общей сложности более 30 студентов смогли приобщиться к всероссийской стройке, выехав в Амурскую область.

Уже в конце апреля 2016 года с нового космодрома состоялся первый запуск ракеты — «Союз-2.1», который вывел на околоземную орбиту космические аппараты «Аист 2Д» и «Михайло Ломоносов».


3
Флаг Якутска теперь находится в аэропорту Якутска
В списке вещей, побывавших в космосе, имеется и флаг города Якутска, который пробыл на борту международной космической станции почти полгода.

Флаг был развёрнут лишь один раз — 6 сентября 2013 года в День города Якутска. Космонавт и Герой России Фёдор Юрчихин взял с собой символ города по просьбе друга-якутянина и записал видеопоздравление для жителей столицы республики.

По возвращении на Землю космонавт посетил республику и передал флаг властям города. После долгой эстафеты он занял место в аэропорту Якутска.


4
Олег Кононенко и Афанасий Ноев, 2016
В 2016 году космонавт Олег Кононенко вновь покорил жителей страны и мира своей любовью к национальному музыкальному инструменту якутов, прочитав стихотворение «Хомус» Алексея Кулаковского.

Специально для этого типография медиа-холдинга «Якутия» отпечатала книгу одного из отцов-основателей республики в единственном экземпляре. В космосе она пробыла 142 дня. Сейчас томик этого произведения хранится в музее имени Ярославского в столице республики. Кононенко тогда принял участие в акции нашего информагентства «Читаем вместе с ЯСИА» в честь окончания Года литературы в стране, объявленного в 2015 году.


5
Памятник космонавту-летчику Герману Титову, Якутск.
В сентябре 2020 года в Якутске на территории отдельного научно-измерительного пункта воинской части 14129 установлен памятник легендарному советскому космонавту Герману Титову.

Космонавт №2 Герман Титов при жизни посетил Якутск, чтобы встретиться с сотрудниками ИФКИА. Он руководил проектами, которые вели сотрудники Института.

Как известно, в разные годы в Якутске кроме Титова побывали космонавты Валерий Быковский, Павел Попович, Борис Егоров, Василий Лазарев, всего – 13 человек.
и напоследок...
Благодарим за интерес к Космосу! С Днем Космонавтики, друзья!

Автор
Надежда Ефимова
Виктория Сергеева

Фото
Из архива ИФКИА СО РАН