«Наши люди»: Георгий Родионов о резьбе по кости мамонта, спортивных достижениях и своих студентах

3675

ЯСИА продолжает проект «Наши люди» — это истории и воспоминания талантливых, трудолюбивых, целеустремленных жителей Якутии. Героем очередного выпуска стал заслуженный художник России и Якутии, косторез, преподаватель инженерно-технического института СВФУ Георгий Родионов.


Георгию Родионову 72 года. Родился он в Мельжехсинском наслеге Чурапчинского района. Отец художника Николай Родионов был участников ВОВ, воевал на Южном фронте, где получил два ордена. Варвара Пестерева, его мама, была депутатом Верховного совета ЯССР седьмого созыва в 1947 году.

У Георгия Родионова большая и дружная семья, подрастают семеро внуков и трое правнука. Они часто собираются вместе, дружно отмечают праздники.

«Несмотря на большой объем работы, время на семью всегда остается. Родственники в основном в Якутске живут, поэтому часто видимся», — отмечает Георгий Николаевич.

 

О деле всей жизни — резьбе по кости

Первая масштабная работа у художника получилась еще в средних классах, когда он участвовал в слете юных пионеров. В то время, еще будучи четырнадцатилетним юношей, Георгий Родионов вырезал фигуры оленя и лося из дерева и представил их на конкурсной выставке. Так начинался его долгий путь к становлению художником-косторезом.

«С детства работал по мягкому дереву, лепил из пластилина, а потом уже перешел на более твердые материалы — дуб, лиственницу, березу. Из дерева получаются, к примеру, очень хорошие портреты  человека».

Сейчас у мастера на счету уже порядка 1500 изделий. Художник отмечает, что работал и на производстве, делал изделия из серебра и золота — так он оттачивал мастерство и набивал руку. Не забывал он и про родственников и друзей, изготавливая им собственными руками подарки к памятным датам. Георгий Николаевич убежден, что настоящий художник должен уметь делать все: работать и с металлом, и с деревом, и с органическим материалом — все должно быть подвластно. Но любимым материалом все-таки считает именно мамонтовую кость.

«Одно время выполнял и заказные работы. Часто просили вырезать различные сувениры.  Мамонтовая кость всегда была моим фаворитом в работе», — рассказывает Родионов.

Требуется порядка 5-10 лет, чтобы подготовить сырую мамонтовую кость к работе

Мамонтовая кость очень капризная, поэтому нельзя работать по сырому материалу. Требуется очень долго ее выдерживать, порядка 5-10 лет, чтобы кость хорошо высохла.

 

Приступая к работе, Георгий Родионов вначале использует мощный мотор для придания формы, затем — специальные инструменты, чтобы оживить кусок древнего бивня.

«Тонкую работу тяжело делать мотором, так как он дает вибрацию, из-за чего материал трескается. Всегда нужно отдавать приоритет ручной работе», — увлеченно рассказывает мастер.

Георгий Николаевич вспоминает, что когда не было современных станков, все работали с мамонтовой костью вручную.

«Станки важны, когда надо сделать быстро и много. А когда задумал уникальную фигуру, то лучше, конечно, делать все вручную, не торопясь», — поделился косторез.

«Резьба по кости — это на 99 процентов труд и только на 1 процент талант»

Георгий Родионов считает, что главное качество для хорошего мастера — это усердие. Резьба по кости связана с постоянным самосовершенствованием, тренировками и работой над собой.

«Это на 99 процентов труд, нежели талант. Я так считаю. Когда долго работаешь, много делаешь, ты осваиваешься в своем ремесле — становишься профессионалом. Если даже если у тебя есть талант, но нет желания совершенствоваться, то ничего не получится».

Один день из жизни Георгия Родионова

«Каждый день пробегаю около 14 километров»

 — Сплю по четыре-пять часов, выходной – только воскресенье. В будние дни встаю в пять утра, одеваюсь в форму и иду в парк. Пробегаю ежедневно в среднем 14 километров. С восьми утра начинаются учебные пары. После занятий пишу научные статьи, читаю литературу. На это уходит около двух часов. Затем в графике — работа в мастерской, которая продолжается где-то до одиннадцати часов ночи. Бывает перед сном смотрю новости или читаю газеты.

 — Выходной у меня начинается обязательно с интенсивной пробежки на 20 километров. Часто прихожу в мастерскую, если не иду в гости к своим родственникам, знакомым. А их у меня очень много.

На вопрос о том, как он справляется с таким плотным графиком и не испытывает ли дискомфорта от непродолжительного сна, Георгий Николаевич отвечает с улыбкой: «Если я буду спать по 10-12 часов, то поставленные задачи не успею выполнить – не хватит времени. Наоборот, плотный график бодрит человека».

О высоких спортивных достижениях

 — Я веду здоровый образ жизни, с малых лет занимаюсь спортом. В 7 классе стал чемпионом спартакиажы Жиганского района среди взрослых по пяти дисциплинам.  По четырем видам спорта получил звания мастера спорта и стараюсь сохранять высокие показатели до сих пор. Был чемпионом района, республики и России по легкой атлетике.

«25 сентября 2016 года участвовал в «Московском марафоне» и занял там третье место на дистанции в 10 километров»

Несмотря на солидный возраст, Георгий Николаевич и сейчас активно участвует в соревнованиях среди ветеранов спорта. К слову, его утренним пробежкам не мешает даже сорокаградусный мороз.

«В 35 лет перешел в разряд ветеранов спорта. Участвую в различных марафонах, полумарафонах. Это более длинные дистанции, потому что на коротких дистанциях важна скорость, которую выдерживают, как правило, только молодые спортсмены. В прошлом году участвовал в шести соревнованиях и получил шесть медалей. Так, в забеге на 10 километров Московского марафона я занял третье место.

О преподавании и современных студентах

Сейчас Георгий Родионов обучает своих студентов архитектуре и проектированию.

«У меня более 40 лет преподавательского стажа. Из них 23 года посвятил работе в ЯГУ, нынешнем СВФУ. Работал и в Якутском художественном училище, где семь лет готовил мастеров по дереву и по кости. Многие из моих учеников стали отличными профессионалами, участвуют в крупных российских конкурсах, занимают первые места», — рассказывает художник.

Георгий Николаевич вспоминает, что ребята, которые обучались у него около 20 назад, были очень сильными в исполнительской работе. Большая часть проектов тогда делалась рукотворно, а сейчас у студентов появилось очень много приспособлений,  даже наброски можно сделать на компьютере. Он и сам старается шагать в ногу со временем, но утверждает, что классические подходы к проектированию остаются самыми верными, правильными.

«Сейчас все постепенно уходит в специальную технику. Это с одной стороны — хорошо, удобно. А с другой — надо сначала много проектов выполнить вручную, чтобы правильно понять специфику работы. Поэтому твои руки, твои глаза должны работать по классическим канонам», — отмечает художник.

«Радует, что, несмотря высокой уровень развития технологий, студенты понимают, что должны рисовать. Ведь если архитектор
положил карандаш на стол — он уже не архитектор». 

2
1