Дорога длиною в жизнь: Якутянин Гаврил Адамов рассказал о том, как строился легендарный БАМ

3691

В 1974 году, отправляясь на БАМ с первым якутским отрядом, Гаврил Адамов дал слово вернуться в республику с железной дорогой и слово сдержал. Спустя 42 года бессменный комиссар «Якутского комсомольца» остается верен избранному пути. О том, как строился легендарный БАМ, он рассказал в интервью ЯСИА. 


DSCF98501— Гаврил Николаевич, как и почему вы попали на БАМ?

— Когда объявили всесоюзную ударную стройку, я работал в СМУ-1 столяром-плотником в комсомольско-молодежной бригаде Героя социалистического труда Михаила Сергеева. Из Якутска тоже собирали комсомольский отряд, и нам предложили поехать. Мы были молоды, некоторые только вернулись из армии, поэтому долго не раздумывали. В первом составе было 16 человек, пятеро — из нашего СМУ. Через полгода приехал второй отряд. Нас объединили, и мы получили название «Якутский комсомолец».

— Как собирались, помните?

— Нас пригласили в обком, выдали комсомольские путевки, где было написано: «направляется на всесоюзную ударную комсомольскую стройку». 15 мая в Политпросе (Дом Политпросвещения — прим. ред.) устроили торжественные проводы. А 21 мая мы выехали на БАМ.

— Это там вы дали обещание вернуться в Якутск по железной дороге?

— Было такое. Во время торжественных проводов от нашего отряда кто-то должен был сказать ответное слово, а командир отряда — Толик Климов — уехал на сессию. Меня выбрали комиссаром, поэтому пришлось говорить мне.

Герой Соцтруда М. Сергеев напутствует членов своей бригады, выезжающих на строительство БАМа, май 1974
Герой Соцтруда М. Сергеев напутствует членов своей бригады, выезжающих на строительство БАМа, май 1974 года

— С чего начинался БАМ для вас?

— На самом деле БАМ начинали строить раньше, еще в конце 30-х, но потом во время войны рельсы разобрали и направили в переплавку. В середине 50-х снова встал вопрос о возведении железной дороги, провели изыскания и в середине 70-х начали строить. К этому времени были разведаны запасы нерюнгринского угля, и, чтобы его транспортировать, было решено построить дорогу до Беркакита. БАМ делился на несколько участков, образцовым считался западный — от Тайшета до Тынды — по крайней мере, так объявили. Там в основном и работали комсомольцы, поэтому внимание прессы было сосредоточено на нем. Мы строили Малый БАМ — центральный участок от Тынды до Беркакита, то есть работали именно на Якутию. Когда он был закончен, Гавриил Чиряев поднял вопрос о том, чтобы довести дорогу до Якутска. Так начался АЯМ (Амуро-Якутская магистраль — прим. ред.)

Встреча "Якутского комсомольца" в Тынде 21 мая 1974
Встреча «Якутского комсомольца» в Тынде 21 мая 1974

— Получается, история якутской железной дороги развивалась на ваших глазах. Какой период, по-вашему мнению, стал самым сложным?

— Перестройка, наверное. Когда она началась, строительство железной дороги приостановили. Меня все это коснулось в меньшей степени, я был простым рабочим, монтером пути, но все равно сложности ощущались. Мы тогда шли в сторону Якутска и добрались до Таёжки – станции Таёжная. Едва успели передать участок Алданскому району, как финансирование приостановилось, и все работы свернули.

— Чем вы занимались в это время?

— Я устроился в путевую часть на Беркакитском участке, обслуживал железную дорогу. Потихоньку строительные работы все же велись, но деньги появлялись нерегулярно: то вкладывали, то стояли, то вкладывали, то стояли. Быстрее дело пошло, когда республика взяла дорогу под свое крыло. Сначала она была государственная, затем ее начали передавать из рук в руки, стали организовываться всевозможные ОАО. Одно время мы назывались «Северный экспресс», потом еще как-то, пока не появились «Железные дороги Якутии».

Копия Foto2961— В первое время было трудно? Все-таки приехали в тайгу, никаких удобств…

— После того, как нас встретили в Тынде, мы отправились на станцию Беленькая и до осени работали там: строили мосты и переходы через реки и ручьи под производственную автодорогу. Приехали на пустое место, разместились в палатках. Но трудностей не ощущали – молодые, все интересно. Жили очень дружно, весело. Частенько к нам приезжали гости — журналисты, писатели, телевидение. В общем, скучать не приходилось. Осенью, в октябре, нас перебросили в Тынду – готовиться к встрече «Московского комсомольца», был такой образцовый отряд из Москвы. Должно было приехать 300 человек, вот мы и готовили для них вагончики, обустраивали территорию.

С народными писателями Якутии. Тында, октябрь 1974
С народными писателями Якутии. Тында, октябрь 1974 года

— А вы холодов не боялись? Все-таки одно дело — работать летом, другое – зимой?

— Мы же из Якутии, привычные. В столице республики зимой гораздо холоднее, чем в Амурской области и Южной Якутии. Помню, после Тынды нас перебросили в Могот — строить поселок. Приехали туда в ноябре, как раз после праздников. Ничего нет, голая тайга. Делали нули – фундаменты под щитовые дома. Прорубали улицы, собирали первые дома. Ночью успевали разгружать машины со стройматериалами – так получилось, что до нас они добирались в ночное время. Работали до февраля, потом нас перебросили в Нагорный на строительство поселка, затем – на рубку просеки под железную дорогу. После этого нас решили привлечь к укладке железнодорожных путей. Собрали отряд в конторе и говорят, мол, отправляем вас в Тынду, учиться на монтеров пути. Мы сначала не хотели ехать, отказывались, потом все-таки согласились. Прошли переподготовку и с августа 1976 начали строить уже железную дорогу.

Будущая станция Могот, ноябрь 1974
Будущая станция Могот, ноябрь 1974 года

— Рассказывают, что многие встретили свою вторую половину на БАМе. Ваша жена тоже участвовала в стройке?

— Нет, БАМ не строила. Мы встретились в Нерюнгри — она приехала туда в отпуск к родственникам. Познакомились, затем поженились. В этом году будет 30 лет с тех пор, как мы вместе.

«Якутский комсомолец» шагает на работу

— Укладку золотого звена помните?

— Помню, конечно. Золотое звено укладывали на разъезде Якутский, на границе с Амурской областью. Было решено приурочить мероприятие ко Дню рождения комсомола. А раз партия решила, значит, комсомол сделал. Чтобы успеть к сроку, работали сутками. Звенья укладывали в порталы по семь штук, из семи порталов получается километр путей. Собирали порталы в Тынде, затем везли к нам. Привезут — укладываем, потом ждем, когда привезут следующий. На разъезд Якутский пришли ночью, 29 октября, а торжественный митинг был запланирован на 2 ноября. Поэтому уложили портал и поехали в Нагорный, готовиться. Утром 2 ноября состоялась торжественная укладка. Собрали кучу народа, люди прибыли отовсюду, из Иенгры даже на оленях приехали, начальство, конечно, тоже было. Трибуну поставили, устроили торжественный митинг – железная дорога пришла в Якутию! Когда звено уложили, пустили тепловоз с транспарантами.

— А вы сами как-то отметили это событие?

— После митинга нас собрали в столовой, поставили столики для всех строителей. Отметили, как обычно отмечают праздники. Радовались, конечно, – большое дело закончили! После этого началось строительство дороги до Беркакита. Если бы не перестройка, наверное, к началу 90-х мы дошли бы до Якутска. Но случился развал СССР,  началась разруха…

— После завершения малого БАМа вы так и продолжали кочевать?

— Примерно год перемещался, а в 1977 году мы приехали в Беркакит, там я и осел. До 1993 года работал на Беркакитской дистанции пути «РЖД», а потом устроился в «Железные дороги Якутии» и переехал в Нижний Бестях. Сейчас живу в Покровске, работаю монтером пути.

Г.Адамов с наставником М. Сергеевым на просеке между Лапри и Моготом, апрель 1976
Г.Адамов с наставником М. Сергеевым на просеке между Лапри и Моготом, апрель 1976 года

— С друзьями по отряду общаетесь?

— Обязательно. До сих пор встречаемся, созваниваемся, а с тех пор как появился What’s app, вообще постоянно на связи. Жаль, многих уже нет в живых…

— Оглядываясь на вашу БАМовскую жизнь, какой момент вы бы назвали самым счастливым?

— Наверное, когда приходили с укладкой на станции. Тогда по-настоящему чувствуешь радость и удовлетворение от того, что дорога пришла, результат есть.

— Не обидно, что железную дорогу так и не дотянули до Якутска?

— Так почти дотянули – она же уже в Нижнем Бестяхе! То, что пассажирские поезда не ходят, так это вопрос времени, но грузы-то возят! Поэтому не на что обижаться — нормально все!

 

11
1