Глава Анабарского улуса о новых месторождениях, бизнесе на костях и прогрессе

1726

Анабарский улус в недалёкой перспективе может стать одним из самых развитых добывающих районов страны. Именно здесь на арктическом шельфе ждут начала промышленной разработки огромные запасы углеводородов. А сами недра — средоточие полезных ископаемых и редких минералов. Чем сегодня живёт район, о его буднях, чаяниях, бедах и победах сайту Ulus.media рассказал глава Анабарского района Иван Семенов.


Прогресс не остановить

— Иван Иванович, действительно ли к вашему улусу проявляют интерес глобальные нефтедобывающие компании?

— Это не просто интерес, а серьёзная работа тех же дочерних предприятий Роснефти, Ростеха и других госкорпораций по геологоразведке шельфовых и прибрежных месторождений Арктики. Сюда же входит и побережье нашего района.

По плану сейчас идёт геологоразведка в Хатангском заливе, потом перейдут на нашу территорию вокруг острова Бегичев, в Анабарский залив.

И мы уже почувствовали, что та же Роснефть — это действительно корпорация, имеющая огромные возможности, вплоть до своей авиации. С дочерним предприятием Ростеха «РТ Глобальные ресурсы» мы подписали соглашения о финансировании строительства целого ряда социальных объектов, вплоть до газификации посёлков. Сказать, что для развития района это будет большим подспорьем, даже мало. Скорее, речь идет о полном преображении.

—А за экологию не боитесь?

— Прогресс остановить невозможно, а вопросы экологии нужно просто решать. Нефть, коли она есть, добывать будут в любом случае, если не у нас, то у соседей. К примеру, возле нас уже открыто месторождение углеводородов. По карте это Красноярский край, но в полярной тундре свои границы. И в принципе это территория, где кочуют наши оленеводы.

С Роснефтью же вести переговоры несложно, они идут на диалог, слышат наши доводы, готовы компенсировать те или иные неудобства.

Недопонимание есть с другими недропользователями. Я имею в виду «Восток Инжиниринг», разрабатывающее Томторское редкоземельное месторождение. Казалось бы, это Оленекский район, однако территориально они куда ближе к нам. Напрямую до месторождения каких-то 200 км. Причем всё это находится в верховьях реки Уджа. А она — один из главных притоков нашей кормилицы — реки  Анабар. Население тревожится, не станет ли разработка месторождения нашей проблемой.

Однако в данное время «Восток Инжиниринг» больше выстраивает отношения с населением Оленекского района. Мы предлагали им приехать к нам, встретиться с жителями, рассказать о своей деятельности, экологических аспектах. Они обещали еще в марте месяце, но март прошёл. Люди ждут…

Для нас такое отношение недопустимо, и нам придётся искать иные рычаги воздействия на руководство компании. Кстати, здесь ведется работа и по линии депутатов Ил Тумэна.

— Значит, вы видите будущее района в промышленном развитии?

— Говоря прямо, район может развиваться только за счёт промышленности. Об этом говорил еще легенда Анабара — Николай Егорович Андросов. В целом, алмазная промышленность в нашем районе работает 39 лет, а «Алмазы Анабара» — 20 лет, в том числе в верховьях рек, и это пошло только на благо и развитие улуса.

Олени лучше

— А как же сельское хозяйство?

— Увы, у нас не такая продуктивная и богатая рыбой река. То, что мы добываем в Анабаре, идёт по большей части только для внутреннего потребления.

Овощей у нас не вырастишь, отдельные любители, чтобы посадить картошку в теплице, завозят землю из центральной Якутии. У нас принято ссылаться на благополучные советские времена, но даже в конце 80-х при гигантских дотациях на сельское хозяйство в совхозе «Анабарский» было всего 16 дойных коров. А всё стадо было забито в 1991 году.

В 1984-м из Верхоянского района было завезено 25 лошадей. Сейчас осталось 18, и то хозяйство держится только благодаря неутомимому труду и энтузиазму семьи Николаевых.  Такова у нас природа и объективные условия хозяйствования.

Развиваться тут может только оленеводство. Кстати, нам удалось его сохранить, сегодня в районе 17 тысяч оленей. В следующем году хотим довести до 18 тысяч. В этом направлении надо развиваться и дальше. Мы совещались с оленеводами и доводили своё мнение до госкомитета «Арктика» — отрасль следует переводить на товарность. Для этого мы подготовили положение по системе заготовок мяса. Будет хороший сбыт у оленеводов — появятся дополнительные стимулы к увеличению поголовья.

— А как насчёт рыбодобывающей отрасли?

— Наш район славится вкусной рыбой. Река даёт в основном муксун, есть омуль, нельма, в озёрах — красная рыба-голец, чир.

Подготовленные положения о товарности касаются и рыбы. Чтобы получать постоянный доход, нужен полный цикл производства, который не зависит от сезонных поставок сырья. Требуется выпускать на рынок продукт не только востребованный, но и отвечающий всем ГОСТам. Сделать единую цепочку заготовка — производство — сбыт. Собственно, всё это готово.

Современный цех приемки рыбы и шоковой заморозки оборудован в Юрюнг-Хае. Он уже себя зарекомендовал, здесь рыбу принимают, готовят к перевозке.

На базе МУП имени Николая Андросова была воссоздана параллельная переработка рыбы и продукции из оленины.

Проблема в данное время — маленькие квоты. Сейчас мы обеспечиваем потребности только внутреннего рынка района. Чтобы выходить за его пределы и наращивать производство, мы должны серьёзно увеличивать объемы вылова.

Для того, чтобы можно было повысить квоты, ученые в этом году должны изучить устье реки Анабар, его запасы и вынести свой вердикт. Надеемся на положительный результат.

Добавлю, к этому тоже надо готовиться, восстанавливать ледники, рыбные базы.

 

Охотники за бивнем

— Полярные районы сегодня мелькают в новостных передачах как главные места по добыче мамонтового бивня. У вас в улусе занимаются таким сбором?

— Не просто занимаются, этот бизнес процветает. Хотя данная ситуация — палка о двух концах. С одной стороны, это доход оленеводов, поселковых. С другой, искатели бивня приглашают непонятно кого — полукриминальных лиц, вплоть до китайцев.

И есть ещё такая сторона проблемы — теряются люди. Приходится искать, поднимать вертолёты, отправлять катера, бураны, поисковые группы, МЧС. Это большие для бюджета района и не всегда оправданные затраты.

Приведу пример: один из собирателей что-то нашёл в прошлом году, не удивлюсь, если целого мамонта. Нашёл и всю зиму находится там, охраняет, что ли,  мамонтовая лихорадка — вещь непредсказуемая. А его отец тем временем тут бьёт тревогу, будоражит МЧС, администрацию, мы отправляем поисковые группы, они едут в тундру, находят его, а он там живёт припеваючи на охотничьих базах, ни в чём не нуждается и спрашивает: «А что это вы сюда пожаловали, мне ничего от вас не надо…» В общем, нет порядка в этом бизнесе.

Традиционные промыслы и занятость

— Как в улусе обстоит дело с безработицей?

— Я не скажу, что она у нас острее, чем в других арктических районах. Но тем не менее проблема достаточно актуальна. К сожалению, в 1990-е годы мы потеряли целое поколение специалистов. Сегодня это уже отцы семейств, которые тогда не получили даже рабочих профессий. Это огромная социальная беда, когда надо уже работать с их семьями.

Есть проблемы менталитета, северного миропонимания. Многие дети не готовы к реалиям современной жизни, уезжая учиться в большие города, долго там не выдерживают или, ещё хуже, попадают в неприятные истории.

Надо их учить, причём делать упор на рабочие профессии, востребованные промышленностью и другими развиваемыми в районе отраслями. Район подписал соглашения с различными учебными заведениями, делаем упор на выездные семинары, когда преподаватели приезжают к нам.

Поэтому приветствуем объявленный республикой Год содействия занятости населения. Здесь показательно сотрудничество с «Алмазами Анабара», где мы готовим кадры чисто под промышленность. Начиная с профессий тракториста, машиниста, водителя тяжелой техники, десятки людей проходят у них обучение, практику, трудоустраиваются к ним и зарабатывают достойные деньги.

Помимо этого, есть соглашение с сельхозакадемией. Мы готовим оленеводов на базе агрошкол, отправляем молодых людей в промышленные районы республики учиться в техникумах.

В районе построен центр бытовых услуг, совместно с
Мининвестразвития ввели в эксплуатацию бизнес-инкубатор. Население начинает работать, особенно хорошо развиваются традиционные промыслы — шитьё, бисероплетение. Кстати, этот год в Анабарском районе объявлен Годом традиционных промыслов, это должно стать еще одним стимулом для развития занятости.