Понедельник, Апрель 23, 2018

«Жизнь в районах»: Раскаленные недра Сангар-Хая, или Почему десятилетиями горят законсервированные шахты

Знаете ли вы, что такое эндогенный пожар – пожар, возникающий от самовозгорания угля? А сангарцы знают об этом явлении не понаслышке. Уже несколько десятилетий в выработках законсервированной шахты «Сангарская» горит уголь. На подъезде к райцентру Кобяйского района видно, как на склоне сопки Сангар-Хая, в чреве которой долгие годы добывали «черное золото», местами на поверхность пробивается пар.


Недра настолько раскалены изнутри, что деревья, которым не повезло прижиться на «подогреваемом» изнутри склоне, сначала чахнут, желтеют, а потом погибают. Самое главное, что, по некоторым расчетам и архивным планам горных работ, многолетний пожар полыхает в выработках под южной частью Сангара – от улицы Первомайской до микрорайона «Погрузка». А это без малого треть поселка!

Кто или что устроило пожар? Почему его не тушат в течение длительного времени? Чем продолжающееся подземное горение чревато для Сангара и его жителей? Ответы на эти вопросы мы попытались найти, выехав на место в рамках спецпроекта «Жизнь в районах».

Байка о мстительных шахтерах

По приезду в Сангар мне довелось в первую очередь услышать версию о том, что пожар в выработках устроили шахтеры – выходцы с Украины. Недовольные хроническими задержками и невыплатами зарплаты в 90-е годы, они пришли в еще больший гнев, когда узнали, что «Сангарскую» собираются законсервировать, а их  отправить на все четыре стороны. Шахту действительно закрыли в 1998 году. Вот перед отъездом на родину недовольные горняки и устроили диверсию, подпалив угольный пласт с нескольких сторон. В пользу этой «мстительной» версии косвенно говорит и сгоревший, что называется, на ровном месте примерно в тот же период профилакторий для шахтеров в поселке Сангар.

Виноваты «термиты»

Как уже упоминалось выше, шахту не просто закрыли, а законсервировали до лучших времен, оставив под землей не только все электрокоммуникации, но и рельсы, вагонетки, ленточные конвейеры и даже угледобывающие комбайны. Этим не преминули воспользоваться охотники за цветметом, или, как их еще называют бывшие шахтеры «Сангарской», «термиты». Сторонники этой версии убеждены, что в погоне за наживой «термиты» не заморачивались проблемой сохранения шахты для потомков. Во время своего варварского промысла они пользовались для освещения открытым огнем, разводили костры и частенько не тушили их перед возвращением на поверхность. В конечном итоге такая безалаберность и привела к возгоранию.

Три «разновозрастных» очага

Один из бывших руководителей шахты «Сангарская» Андрей Гриднев считает обе версии несостоятельными. Он уверен, что имеет место эндогенный пожар, то есть пожар, возникший в силу природных факторов. Правда, он соглашается с тем, что «термиты» все же способствовали пожару, создав эффект вентиляции и обеспечив огню доступ кислорода.

«Шахта имела более ста выходов на поверхность, которые необходимо было закрыть, — говорит Андрей Сергеевич. – По большей части это было сделано. Однако человек в поисках цветмета способен проникнуть в консервацию любой сложности. Из-за многочисленных лазов и возник доступ кислорода, а уголь – полезное ископаемое, склонное к окислению и последующему самовозгоранию. В настоящий момент у нас действует три независимых пожара. Два на шахте «Сангарская»: пласт «Сложный», который загорелся спустя два года после консервации шахты в 2000-м году, пласт «Юбилейный», вспыхнувший в 2001-м. Наконец, еще один пожар возник на шахте №5, которая эксплуатировалась с 1927-го по 1962-й годы. Но он возник еще в конце 70-х, когда я ходил в детский сад. Таким образом, первому пожару около 40 лет, второму – 18 и третьему 17 лет от роду. Вообще подземный пожар – «мероприятие» длительное, если не принимать никаких мер, он может полыхать столетиями. При этом скорость горения пласта составляет несколько сантиметров в месяц».

Компромисс не найден

По словам Гриднева, при горении угля выделяется инертный газ радон, который просачивается даже через вечную мерзлоту. С помощью нехитрых приборов можно определить контур горения, площадь распространения пожара и разработать проект тушения. Этим должны заниматься ученые, но…

«Мы годами пытаемся добиться от Министерства энергетики РФ, чтобы эту работу, наконец, провели, а затем приступили к тушению, — признается потомственный шахтер. – Отправлены письма, создана рабочая группа, однако происходит перепихивание проблемы с одного уровня на другой. Дело в том, что федеральные органы упирают на то, что законсервированная шахта — республиканского значения, мол, сами и занимайтесь ее тушением. В то же время недра – федеральные, лес на сопке – федеральный. Словом, полезные ископаемые — федеральные, а вот если встал вопрос об их тушении – разбирайтесь на местном уровне. Пишем письма, отправляем снимки, но толку от этого нет. К компромиссу прийти не можем».

На склоне Сангар-Хая

Выезжаем в микрорайон «Погрузка», на склон горы Сангар-Хая, обращенный к реке Лена. Тут и там видны заброшенные конструкции для транспортировки угля вниз, к причалам. Сами причалы пришли в запустение. Здесь же притоплено и ржавеет судно, ранее служившее для перевалки угля на баржи. На поверхности склона во многих местах почва провалилась, образовав мини-овраги, из-под земли прорывается горячий пар.

— Чем опасен подземный пожар на глубине 10-20 метров от поверхности земли? – размышляет Андрей Гриднев. — Мы видим на поверхности дым, а это говорит о том, что фронт уже рядом, вблизи частных домов на ул.Нагорной.

— Можно ли горящую шахту залить речной водой, закачав наверх насосами?
— Исключено. Все выработки располагаются внутри горы Сангар-Хая, которая возвышается над Сангаром на 300-400 метров. В ней только официальных выходов на поверхность 112. Если начать заливать воду, то рано или поздно произойдет прорыв, и вода хлынет вниз на поселок.

— Какой же выход предлагаете вы?
— Сейчас гора напоминает огромную печку с поддувалами и постоянным притоком кислорода. Тяга внутри нее – бешеная, поэтому и горят угольные пласты, несмотря на то, что в свое время было замуровано 146 выходов. Необходимо найти остальные «неофициальные» выходы, провалы грунта и надежно их затампонировать. Затем следить за целостностью тампонов, за появлением новых провалов. Этот процесс может занять не одно десятилетие, но это единственно верный способ борьбы с подземным пожаром. Была бы на то федеральная воля.


Несмотря на то, что все коммуникации и оставленная под землей техника пострадала от действий охотников за цветметом, Гриднев убежден, что возродить шахту реально. Правда, это потребует больших вложений. Между тем, наготове и с лицензией с 2012 года стоит угольный карьер «Мироновский». В ближайшее время ООО «Сангарский угольный разрез», возглавляемый Андреем Гридневым, намерен начать разработку карьера, взяв для начала скромную планку 30 000 тонн в год.

Табалаахха бырабыыталыстыба өйөбүлүнэн дьоҕус бизнес-инкубатор үлэлиир

SONY DSC

Сыл аайы СӨ Ыччат дьыаларыгар уонна дьиэ кэргэн бэлиитикэтигэр министиэристибэтэ социальнай, экономическай өттүнэн сайдыыга грант ыларга куоҥкурус биллэрэр. Табалаах нэһилиэгин дьаһалтата былырыын ити куонкуруска «Создание мини бизнес инкубатора в наслеге» бырайыагынан кыттыбыта. Ол түмүгүнэн, «Организация бытовых услуг» анал аакка кыайыылааҕынан тахсан, үбүлэнэр чиэстэммитэ.


«Министиэристибэ грана икки хайысхалааҕа: бытовой өҥөнү тэрийии уонна олохтоох оҥорон таһаарыы. 2017 сыллаахха грант бастакы хайысхатыгар «Табалаах нэһилиэгэр дьоҕус бизнес инкубаторы тэрийии» бырайыагынан кыттаммыт, грант ылан турабыт. Нэһилиэнньэ уопсастыбаннай олоххо кыттыгастаах, дьарыктаах буоларын туһугар суруллубут, оҥоһуллубут бырайыак буолар. Бу дьыл кулун тутар 17 күнүгэр дьоҕус бизнес инкубатор үөрүүлээх арыллыыта буолбута. Бэлиэ түгэҥҥэ СӨ Урбааҥҥа уонна инвестиционнай сайдыыга миниистирэ А.А. Сафронов ыалдьыттаан барбыта. Оройуоннааҕы урбаанньыттары өйүүр пуондатын нөҥүө министиэристибэттэн кэлэн, үлэһиттэргэ маастар кылаас ыытыахтара диэн эрэннэрбитэ. Өссө биир үөрүүлээҕэ диэн бизнес инкубатор Дьарыктаах буолуу сылыгар сөп түбэһэн арылынна», — диэн кэпсээтэ бырайыак ааптара, нэһилиэк баһылыга Анна Вениаминовна Рожина.

Үс хостоох кыбартыыраны уларсан, ону өрөмүөннээн дьоҕус бизнес инкубатор дьиэтин тэрийбиттэр. Манна түөрт хостоох көстүүнэй, иистэнэр хос, парикмахерскай, дьоҕус хаартыска устуудьуйата үлэлиэхтээх. Дьиэ хаһаайкатынан Клавдия Христофоровна Попова анаммыт.

«Жизнь в районах»: История ГУЛАГа — история Оймяконского улуса

Сегодня мы заканчиваем серию публикаций об Оймяконском районе и его жителях. Под занавес предлагаем вашему вниманию материал об уникальном музее ГУЛАГа, расположенном в школе поселка Томтор. Это рассказ о трагичной жизни сотен людей, сосланных в лагеря на территории Оймяконского улуса. Одновременно мы познакомим читателя с человеком, чьими усилиями живет и развивается музей в непростых условиях.


В оймяконском селе Томтор работает один из лучших российских музеев о ГУЛАГе. Практически каждый год об этом с удивлением узнают гости томторцев. Команда «Сахамедиа» также свидетельствует, что в небольшом кабинете местной школы можно увидеть уникальные документы, редкие исторические фотографии и личные вещи узников, томившихся в лагерях.

Официально музей ГУЛАГа был открыт в 1992 году, хотя материалы собирались задолго до этого. Инициатором создания стала учитель русского языка и литературы Мария Боярова, ее же назначили заведующей. Большую помощь ей оказал тогдашний директор Спиридон Слепцов. Двенадцать лет назад Мария Поликарповна оставила преподавательскую деятельность и теперь все внимание уделяет своему детищу. О каждом экспонате она может говорить долго.

«Несмотря на маленькое помещение и нахождение в глубинке страны, наша галерея включена в энциклопедию литературных музеев России. Музей также является членом Ассоциации музеев России», – с гордостью начала разговор Боярова.

Музей ГУЛАГа — наиболее посещаемое место в Томторе. Не потому что в поселке больше не на что посмотреть, просто здесь по-настоящему интересно. От многих экспонатов веет историей. Конечно, историей трагической, но это предметы, рукописи, фотографии, книги о событиях, реально происходивших в этих краях. Об этом тоже не стоит забывать.

В один день с нами в музее побывали представители Общенационального союза некоммерческих организаций, проводившие в Томторе семинар. Москвичи не скрывали удивления, что этот кусочек истории находится не в Якутске и даже не в районном центре, а маленькой деревушке и существует во многом благодаря местным энтузиастам.

Вещи из прошлого

Тема ГУЛАГа на оймяконской земле связана с добычей золота. К поселкам золотодобытчиков нужно было прокладывать дороги, и делали это заключенные.
На территории Оймяконского улуса располагалось около тридцати лагерей. В большинстве из них побывали любители истории, все найденные вещи они передавали в школьный музей. В принципе, все, что можно было обнаружить на местах бывших заточений, Боярова и ее коллеги уже нашли. Сейчас достать какую-то новинку почти нереально.

Чтобы как-то увеличить экспозицию, через интернет томторцы связываются с Московским музеем ГУЛАГа, музеем Шаламова в Вологде, музеем Ручьева в Магнитогорске и другими заведениями истории и обмениваются сведениями. Нередко к Бояровой обращаются из других городов: «Наш отец был в ссылке в ваших краях, мы хотели бы узнать хоть что-то о тех его годах».

У томторцев налажены контакты и с другими странами. В этом году Боярова получила книгу, написанную в 1957 году, от шведского журналиста Владислава Стафа. Он увидел выступление якутских историковедов на международной конференции в Москве и связался с ними. Оказалось, его дедушка также провел несколько лет в лагере ГУЛАГа, потом его обменяли на пленного из Советского Союза.

Любое письмо или книга для музея достаются с большим трудом. «В этот процесс вовлечены десятки знакомых и друзей, помогающих наладить необходимые контакты», – рассказывает о своей работе Мария Поликарповна. Многие люди, с помощью которых Боярова добывала материалы для музея, уже ушли из жизни. Но память о них живет в ее сердце, и это не дежурные слова.

Летописцы времени в ссылке

В томторской школе Боярова работает почти пятьдесят лет. Поскольку по специальности она филолог, то собирала материалы о репрессированных русских писателях, сосланных на Север.

Одной из первых книг, найденных ею, стало произведение советского поэта Бориса Ручьева «Магнит-гора». Обвиненный в контрреволюционной деятельности, Борис Александрович с 1938 по 1947 годы находился в лагере, расположенном в полутора километрах от Томтора, местности Куйдусун, «Там томилось очень много выдающихся людей. К сожалению, часто это осознаешь спустя годы», – констатирует факт заведующая музеем.

Варлам Шаламов в Оймяконье

Отдельный уголок в школьном музее посвящен советскому поэту и прозаику Варламу Шаламову.

В якутской ссылке Шаламов активно переписывался с Борисом Пастернаком. Его сослали в тот же лагерь, что и Бориса Ручьева. От Куйдусуна он добирался до маленького почтового отделения в поселке. Маленький деревянный домик творческий человек считал единственным окошком в мир, где живут свободные люди. «Самолет летит, кружит над Томтором, а я бегу на почту, глотая горстки комаров, чтобы получить заветные письма», — это строки из дневника Шаламова. «В сотый раз иду на почту…» — так начинается одно из его стихотворений. Здесь же, в Оймяконье, Шаламов написал «Синюю тетрадь», принесшую ему славу.

В 2017 году вместе с семью школьниками Мария Поликарповна ездила в Москву и Вологду на 110-летие Варлама Шаламова. Дети читали стихи, написанные в северном крае. Их выступления были столь хороши, что ученые дали такую оценку: «У Якутии большое будущее, если у нее есть такие дети».

В том же году медиахолдинг «Сахамедиа» выпустил книгу «О, Север – век и миг», посвященную творчеству Шаламова. Позже издание отметили серебряной медалью на книжной ярмарке во Владивостоке.

Новую жизнь старому музею

В немногочисленных витринах располагается несколько макетов, на которых стоят маленькие вышки, бараки и административные здания. Миниатюрные копии лагерей из картона и бумаги склеили школьники.

Учащиеся сделали столько макетов, что их уже некуда ставить, поэтому часть Боярова хранит у себя дома.

В 2017 году в Томтор приезжал руководитель золотодобывающей организации «Хангалас» Александр Карась. Побывав в школе, он обещал построить новый музей. «Никакого соглашения не подписывали, но Александр Михайлович – человек слова. Уже сделали эскиз здания, выбрали место, где оно будет стоять. Откроем новый музей, я лично расставлю экспонаты по местам, меня заменит новый заведующий, тогда спокойно уйду на заслуженный отдых», – делится планами на будущее Мария Боярова.

Пока же она каждый день ходит в родную школу как на работу и открывает кабинет, на двери которого висит табличка с надписью «Музей ГУЛАГа».

Интересные факты, найденные в музее

Мало кто знает, что отец второго президента Якутии Вячеслава Штырова Анатолий Штыров был командиром подводных лодок, руководил военной разведкой на Тихом океане. Его будущую жену Нину Федорченко назначили начальником лагеря в местечке Дыбы между Оймяконским и Томпонским районами. Анатолий Тихонович хорошо знал историю ГУЛАГа. «Я видел колымскую трассу, дорогу страданий и зла, где гибли строптивые массы, она по костям пролегла», – такие строки родились у него после увиденной магистрали, построенной узниками.

«Ваши коллеги Владимир Федоров и Олег Емельянов приезжали в Томтор. Олег Новомирович был светлым человеком. Владимир Николаевич помогает нашему музею, я благодарна ему за сотрудничество», – сказала Боярова о знакомстве с нашими коллегами.

Еще раз мы убедились, что очень много важных вещей и понятий, которым мы придаем большое значение, держатся на простых людях, деятельность которых порой не заметна, но бесценна. Таких тружеников много и в Оймяконском районе.


За четыре дня, проведенных в Оймяконском районе, команда «Сахамедиа» увидела много интересного и даже неожиданного. К примеру, во время поездок по наслегам температура не опускалась ниже тридцати градусов мороза. Когда вернулись в Якутск, здесь было –33. Можно сказать, нас тепло приняли не только местные жители, но и сама погода. Как бы то ни было, мы познакомились с интересными людьми, живущими и работающими в непростых условиях. Мы еще напишем несколько публикаций о них.

Мы благодарим жителей Полюса холода за теплый прием и за душевный рассказ о жизни и деятельности родного края.

«Гордость Якутии»: Завершилось отборочное голосование за участников в номинации «Спортсмен»

Отборочное  голосование за претендентов на всенародную премию «Гордость Якутии» в номинации «Спортсмен» завершилось. Оно проходило на этой странице (http://ysia.ru/konkurs/). Вскоре будет определена пятерка финалистов.


16 апреля будет организовано отдельное голосование за пятерку финалистов. Победитель в номинации «Спортсмен» республиканской премии «Гордость Якутии» определится 20 апреля.

«Гордость Якутии»: Поступающие в номинации «Спортсмен» заявки смотрите в онлайн-трансляции

Всего в наш адрес поступило 25 заявок из 18 городов и районов республики. Истории номинантов вы можете посмотреть в текстовой трансляции, которую мы вели в дни приема заявок.

Вскоре будет определена пятерка финалистов. Отметим, система голосования фиксирует все действия, что позволяет специалистам технической поддержки «Сахамедиа» выявлять нечестные голоса.

Скачать положение премии

Часто задаваемые вопросы

27 сентября РИИХ «Сахамедиа» объявил старт масштабного проекта — всенародной премии «Гордость Якутии». Жители республики уже выбрали победителей в номинациях «Учитель» (Владислав Кривошапкин из Чурапчинской школы), «Молодежный лидер» (член профсоюзного комитета ППОС СВФУ Артём Иванов), «Врач» (заведующий травматологическим отделением РБ №2 Степан Тордуин), «Деятель культуры» (преподаватель хореографии из Сунтарского улуса Августа Клакинова),  «Предприниматель»  (владелец сети магазинов Руслан Федотов) и «Человек труда» (электромонтер Амгинского РЭС ЦЭС ПАО «Якутскэнерго» Михаил Лазарев).

О себе: Надежда Корякина о балетном искусстве в условиях вечной мерзлоты

«Экспонат»: Медальон

«Жизнь в районах»: Где же все-таки находится Полюс холода?

Туристы из 61 страны побывали в гостях у предпринимателя из Оймяконского улуса Тамары Васильевой. Прием иностранных туристов для хозяйки уникального места — своеобразное хобби. Подробности — в «Паспорте района».


Свое дело Тамара Васильева открыла еще в 2004 году. Предприниматель подчеркивает, что никогда не гналась за большим количеством туристов, а просто хотела, чтобы они комфортно чувствовали себя у нее дома. Вторым желанием было показать им все красоты родного края.

Чем можно привлечь туристов из-за рубежа в далекий северный район? Оймяконская бизнес-леди решила сделать ставку на экзотичный для иностранцев холод. К тому же, мороз всегда интересен для приезжих. В гости к якутскому Деду Морозу — Чысхаану — рады приехать все. «Моими первыми гостями стали туристы из Японии. Несколько часов назад я проводила жителей Перу, Сингапура и Малайзии», – буднично говорит Тамара Егоровна. Если для кого-то частое общение с иностранцами настоящая экзотика, для предпринимательницы из Оймякона – привычное дело.

«Холодное» доказательство

Тамара Васильева получила официальные подтверждающие документы от петербургской обсерватории о том, что Оймякон, действительно, место, где официально зафиксировали самую холодную температуру на Земле. Документы и анализы в течение долгого времени делали питерские геологи и метеорологи. Почти 60 лет они вели параллельное наблюдение за Верхоянском и Оймяконом, итогом их работы стали три документа о том, что Полюсом холода на самом деле является Оймякон.

Сотрудничество с питерскими учеными позволило Васильевой вступить в Русское географическое общество.

Где настоящий Полюс холода?

Тамаре Егоровне интересно: почему про Оймякон в трех книгах Гиннесса пишут, как о Полюсе холода, но до сих пор на этот статус претендует еще и Верхоянск? У нее появилось желание установить истину: «Может быть, Полюс холода все же не у нас?» В 2004 году перед играми «Дети Азии» это желание достигло апогея, и она принялась за активные действия. В архиве республиканского метеоуправления она нашла уникальную запись, что в 1885 году в Верхоянске было зафиксировано не 67,7 градусов, а 67,1. Откуда взялись ошибочные данные — никто не знает.

В 2005 году в Якутске состоялась научная конференция, на нее почти со всей России приехало много ученых. Главной целью мероприятия было подтверждение, что именно Оймякон нужно считать Полюсом холода. Директор обсерватории из Санкт-Петербурга Валентин Мелешко продемонстрировал графические анализы и доказал, что Полюсом холода все-таки является поселок из Оймяконского района.

Не холодом единым

Насколько с 2004 года развился северный туризм? Интересно, что на первых порах приезжали не обычные туристы, а журналисты. На сегодня одних документальных фильмов снято тридцать, из них немцами двенадцать, японцами – восемь.

Некоторые гости побывали в Оймяконье по несколько раз. Например, одного оператора из Японии Васильева узнает в лицо и здоровается с ним как со старым знакомым. Еще Тамаре Егоровне запомнилась семейная пара из Индии и один человек из Сингапура, по собственной инициативе купавшиеся в Индигирке. Вообще, экстремальное погружение в реку становится доброй традицией для зарубежных гостей.

В последние годы поток туристов все увеличивается. Это не какие-нибудь богачи, как можно подумать, у многих приезжающих людей средний достаток. Васильева сотрудничает с туристическими фирмами из Якутка, Хабаровска, Магадана, Иркутска и Москвы.

Туристам предпринимательница не только рассказывает о Чысхаане и Быке холода, но и готовит специальные маршруты по Томтору: гости знакомятся с якутской породой коров и лошадей, местным фольклорным искусством, настольными спортивными играми. В последний день пребывания гостей Чысхаан вручает каждому из них сертификат о посещении Полюса холода.

Не выгоды ради

«Получить большую прибыль практически невозможно. Туристы приезжают только в январе, феврале и марте, а остальные девять месяцев Оймякон пустует. Все продукты мы покупаем сами, мясо у нас очень дорогое. Лично я не считаю большие барыши, а ставлю перед собой задачу познакомить туристов с историей своего района», – призналась Тамара Егоровна.

На таких патриотах родного Оймяконского района и развивается северный туризм. Тамара Васильева одной из первых основала отдых для многочисленных гостей. Сейчас она готова уступить дорогу молодым предпринимателям. «Нам есть что показать, только нужно самим проявить инициативу. Если молодежь еще лучше разовьет это направление, откроются новые рабочие места для населения. Мне кажется, что у туризма хорошие перспективы», – убежденно говорит она.

Справедливости ради, скажем, что существует другая версия, согласно которой на самом деле Полюс холода находится в Крест-Томторе, а не в Оймяконе. 


Проект «Жизнь в районах» рассказывает о людях, проживающих в улусах нашей республики. Именно они своими победами и проблемами создают жизнь на селе.

«Жизнь в районах»: Спорткомплекс «Чысхаан» — сердце Усть-Неры

Сегодня спорткомплекс «Чысхаан» в Усть-Нере — одно из самых любимых и посещаемых мест в поселке. С большим удовольствием здесь дети и взрослые занимаются спортом, а опытные тренеры растят будущих чемпионов. Подробнее — в «Паспорте района». 


Спорткомплекс «Чысхаан» построили в 1962 году. За годы здание прохудилось, но стараются держать вид капитальными ремонтами.

В эти дни временно исполняющим обязанности директора является Дьулустан Попов, раньше он был тренером по вольной борьбе. В 2013 году он закончил Чурапчинский институт физической культуры и спорта. «Стараюсь работать, как могу. Если захотят оставить на этой должности, останусь, понимаю, что в дальнейшем это пригодится», – рассуждает о своих перспективах Попов.

Бассейн — гордость поселка 

Бассейн «Чысхаан» – гордость не только работников спорткомплекса, но и всей Усть-Неры. В 2014 году случилось страшное: занятия плаванием пришлось приостановить из-за… сильного наводнения. Кому-то это покажется смешным, но для жителей Усть-Неры оно стало настоящей бедой. Зато когда в декабре 2017 года комплекс снова открыли, для местных жителей это стало большим праздником.

Размеры бассейна: длина 25 метров, 6 метров – ширина, 90-1.80 сантиметров – глубина. В секции плавания его азы познают тридцать детей. Правильно держаться на воде их учит тренер Сергей Аммосов.

Для посещения бассейна взрослыми установили специальное расписание. В один день плавают женщины, в другой – мужчины, в воскресенье сюда приходят семьями.

Стадион требует ремонта

В штате Оймяконской детско-юношеской спортивной школы работают двадцать человек, из них десять — тренеры. Издавна в ДЮСШ хорошо развит футбол, неслучайно команда района вышла в финальную часть VII Спортивных игр народов Якутии. Также действуют отделения волейбола, баскетбола, хапсагая и настольного тенниса.

Тренировки школьников по вольной борьбе пока проходят в здании местного клуба.
Из спорткомплекса выход сразу ведет на стадион с таким же названием «Чысхаан». Во время вечернего приезда все его «красоты» были видны через полумрак и застелены снегом, хотя с виду он производит неплохое впечатление.

Но там есть что улучшать, поэтому летом его должны отремонтировать. Приведут в порядок беговую дорожку, футбольное поле, по плану, собираются расширить. В Министерстве спорта РС (Я) обещали помочь с искусственным газоном.

65 лет с маленькой ракеткой

Судя по результатам, одной из ведущих секций является настольный теннис. Наставник – Владимир Петряков.

Петряков родился и вырос в Оймяконье. Интересно, что его отец – земляк Владимира Путина, он тоже родился в Тоснинском районе Ленинградской области.

В теннис юного Володю влюбил кандидат в мастера спорта Ростислав Шварц. С тех пор с перерывами на работу и службу в армии этим видом спорта Петряков занимается 65 лет.

Владимиру Борисовичу есть что показать своим воспитанникам, он четырехкратный чемпион Дальнего Востока и шестикратный чемпион республики. Кроме того, является тренером высшей категории и отличником физической культуры и спорта РС(Я).
Его ученица Ольга Тихонова в 2017 году стала абсолютной чемпионкой республики среди школьников и  взрослых. Девушка уже закончила школу, сейчас у Владимира Борисовича занимается масса ребят разного возраста. Не слишком ли большая нагрузка? «Тренирую с радостью, потому что вижу в них перспективу, это мое жизненное кредо», – отметает разговоры об усталости убеленный сединой мужчина.

Игра на перспективу

Во время активной карьеры борца норматив мастера спорта Дьулустан Попов не выполнил из-за травмы плеча. Зато теперь у него есть возможность помочь стать мастерами другим, создавая им хорошие условия для тренировок. Возможно, с помощью Дьулустана Егоровича и его друзей «Чысхаан» обретет второе дыхание?


Проект «Жизнь в районах» рассказывает о людях, проживающих в улусах нашей республики. Именно они своими победами и проблемами создают жизнь на селе. Смотришь на них и веришь, что Якутия — бескрайняя, и ты сможешь жить, трудиться и развиваться где угодно. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто — совсем невесело. Но они продолжают жить с любовью к своей малой родине — так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом.

«Жизнь в районах»: Глава Оймяконского улуса о двойном укладе, турбизнесе и недостатке патриотизма

Почему молодежь не хочет возвращаться в Оймякон, куда мечтают попасть тысячи туристов со всего мира? Как много денег может заработать район на бренде Полюса холода? Как вести хозяйство в экстремальных условиях?  На эти и другие вопросы в интервью ЯСИА ответил глава Оймяконского улуса Михаил Захаров.  


Двойной уклад

— Михаил Михайлович, в Якутии 36 муниципальных образований, каждое имеет свой хозяйственный уклад, чем среди них выделяется ваш улус?

— Как правило, в республике районы либо промышленные, либо аграрные. У нас же и добыча, и сельское хозяйство развиваются параллельно. Райцентр – поселок Усть-Нера — промышленный, здесь сосредоточены предприятия по добыче золота и сурьмяного концентрата. А на расстоянии в более чем 400 км от него располагается традиционный сельский куст, где население разводит крупнорогатый скот, занимается табунным коневодством, оленеводством. Соответственно имеется переработка молока, производство сливочного масла, сметаны и других молочных продуктов.

Наука в помощь

— Сложно представить себе развитие сельского хозяйства в таких экстремальных условиях. Есть ли у него вообще будущее? 

— Именно сельское хозяйство позволяло выживать людям веками. Оно главный хребет наших деревень, основа благосостояния семей. Именно с ним связаны и наши основные болевые точки, и надежды. Возьмем, к примеру, крупнорогатый скот. Своих коров у нас разводят чуть ли не в каждом дворе. В улусе сегодня около 1600 голов. Однако их численность раньше ежегодно падала. И только в прошлом году, наконец, удалось сохранить и зафиксировать количество скота и добиться небольшого увеличения. 

Факторов, которые привели к такому положению дел, много. Главный — отсутствие кормовой базы. Вы представляете, что такое сенокос на Кайнем Севере? В Оймяконье нет аласов, наши сенокосные угодья по большей части – это тундровые кочкарники и болота. Механизация фактически невозможна, люди косят по колено в воде, в мареве из мошки и комарья. А после, чтобы просушить, перетаскивают скошенное сено на возвышенные места. Это адский и непроизводительный труд. За короткое время просто невозможно заготовить вручную столько сена, которого хватило хотя бы на небольшое стадо. 

Выход предложил наш фермер, кандидат биологических наук Андрей Винокуров, который продвигает посадку многолетних трав. Такой опыт был ещё в советское время, и мы с помощью Винокурова возрождаем хорошо забытое старое. В прошлом году улус через участие в программе Минсельхоза закупил бороны, сеялки, минеральные удобрения, семена костреца безостого. Уже огорожены и подготовлены участки. Придёт весна, начнём сеять, для начала попробуем на 100 га. Если опыт удастся, будем продвигать его в каждом наслеге.

Знаменитая жеребятина

— Оймяконская жеребятина известна всей Якутии. Как развивается табунное коневодство?

– Коневодство, пожалуй, наиболее перспективное и наименее трудоёмкое направление в наших условиях. И крестьянские хозяйства в последние годы всё больше обращают на него внимание как на самый прибыльный бизнес. Сегодня у нас более 4000 лошадей. И это далеко не предел, территория района огромная, пустующих земель очень много.

В районе есть устоявшиеся лидеры, особо отмечу племенное хозяйство «Тонор», им заведует заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации и Якутии Николай Винокуров. Это не просто коневод-практик, он теоретик, чьи научные публикации и рекомендации признаны в масштабах всей страны. Кстати, в текущем году на базе его хозяйства по гранту главы республики открывается учебный центр коневодов, и он сможет принимать практикантов из учебных заведений. Хотя к Винокурову уже давно едут учиться коневодству парни со всех близлежащих улусов — Таттинского, Момского, Чурапчинского.

С его опытом республика связывает будущее табунного коневодства. Существует такой план, когда хозяйство даёт лучшим ученикам табун, и они будут с ним работать уже у себя в районах.

Оленевод как штучный специалист

— А как чувствует себя оленеводство?

— С оленеводством сложно в целом по Якутии. Сегодня мы с завистью смотрим на ямальских оленеводов. Поголовье из 700 тысяч оленей пасётся на территории чуть больше Оймяконского района. Понятно, что у них почти идеальные природные условия полуострова, налаженные логистика, сбыт, когда одна только Финляндия закупает у Ямала в год 500 тонн мяса оленя. А ведь ещё не так давно они ездили учиться к нам. 

У нас оленеводство сокращается, если в 2011 году было 17 тысяч голов, то на сегодня осталось 11 тысяч. Проблем немало: нехватка кадров, волки, несовершенство механизмов госпомощи. Только с прошлого года мы благодаря Госкомитету «Арктика» поменяли механизм субсидирования, раньше ведь субсидии выдавались не на количество оленей, а на количество оленеводов. Это парадокс, как будто мы разводим не оленей, а оленеводов. По идее, конечно, можно было бы увеличить количество оленеводов хоть вдвое. Но что бы это дало? Оленевод – штучный специалист. Невозможно взять человека с улицы и отправить его в тундру, ведь он не просто потеряет стадо, а банально не выживет. Сейчас надежда появилась, в отрасль пошли реальные деньги. Если по старой системе на оленеводство выделялось 16 миллионов рублей субсидий, то сейчас 44 миллиона. Господдержка выросла, надеюсь, оленеводство получит толчок для развития.

Обеспечить внутренний рынок

— Считается, что главное в сельском хозяйстве – рынки сбыта, как у вас с ними?

— Наш район стоит в очень интересном месте: с одной стороны граница Хабаровского края, с другой – федеральные трассы в Магаданскую область, Центральную Якутию. В Хабаровск, правда, дорога была только в царские времена. Но если потребуется, предприниматели её найдут. Дело в другом, мы пока не до конца обеспечиваем сельскохозяйственной продукцией даже потребности нашего внутреннего улусного рынка и его жителей — в первую очередь предприятий промышленности. 

Золотодобывающие предприятия готовы закупать продукцию фермеров, коневодов и оленеводов куда в большем количестве. Но той же домашней оленины на рынке мало. К примеру, самое крупное хозяйство «Ючюгейское» продаёт оленей в основном в живом виде для племенной работы магаданцам, покупателям из колымской группы районов. А если взять родовые общины, у них не такое большое поголовье, в среднем по полторы тысячи оленей. И, к примеру, на забой уходит голов сто, из них на продажу всего голов двадцать-тридцать, остальное на пропитание членов самой общины.

Поэтому я говорю сельхозпроизводителям: ваша задача в увеличении поголовья. Поймите одно, рынок завоёвывается не малым количеством при большой цене, а большим поголовьем и объемами. Недостаточно внимания уделяется и переработке продукции. Ведь когда с той же туши оленя можно заработать в полтора раза больше. А интерес к своей экологически чистой, здоровой, местной продукции немалый. В Усть-Нере мы с 2012 года проводим ежегодную сельхозярмарку. Это большое событие, его ждут и покупатели, и товаропроизводители. Люди здесь закупаются на всю зиму, а товаропроизводители получают нужные для развития хозяйств деньги.

Недостаток патриотизма у молодых

— Вы упомянули, что в оленеводстве имеется проблема кадров. А как обстоят дела в целом по району? Не секрет, что с Крайнего Севера идёт отток населения.

— В основном отток идет из промышленных населенных пунктов. Когда уезжают люди старшего поколения, это закономерный процесс. Многие специалисты изначально приезжали сюда не на всю жизнь: кто выходит на пенсию, у кого заканчиваются контракты, кого просто потянуло на родину или в регионы с более мягким климатом.

В сельском кластере, где в основном коренное население, такого, естественно, нет, но определенные негативные тенденции прослеживаются. В первую очередь, это касается молодёжи. Дети вырастают, едут получать образование в большие города, и мало кто возвращается обратно. А мы в это время ищем и заманиваем к себе кадры чуть ли не со всей России. 

Признаюсь, я ежегодно прихожу в СВФУ и встречаюсь с земляками-выпускниками. Убеждаю, привожу доводы, мол, район вас ждёт, на руках будем носить. Но реалии таковы, что, к примеру, в этом году из 18 выпускников университета возвратиться планирует только один. Мне часто задают вопрос «а что там делать?». Как что делать?! Работать, вы Родине нужны! Кто лучше вас её знает и сможет поднять родную деревню на ноги. Ребята мне часто признавались, что родители им наказали найти свое место в городе. Вот такое чувство «патриотизма» вкладывают взрослые своим детям. А ведь на самом деле реального карьерного роста куда проще добиться у себя дома.

Жильё — молодёжи

— Но молодёжи ведь нужны условия, жильё.

— Что касается жилья, есть прекрасная правительственная программа «Моя Якутия в 21-м веке». По данной линии мы построили во всех пяти сельским поселениях четырёхквартирные дома для молодых специалистов. И в двух поселениях пошли уже по второму кругу, сдали еще два дома. Где тебя в городе так встретят?

– А что нужно, чтобы попасть в эту программу?

– Прийти на работу в бюджетную сферу – учителем, медиком, в администрацию.

— А если молодой человек в деревне, без высшего образования, завёл семью, работает не покладая рук, в котельной или гараже, на ферме. И у него тоже проблема с жильем?

– Это уже на усмотрение местных администраций. Лично я здесь на местах полномочий уже не имею, решать должны главы поселений, депутатский корпус, общественность, кому следует в первоочередном порядке предоставить жильё. И у них для этого имеются все необходимые механизмы!

Не упустить китайцев…

– Насколько важен туризм для развития благосостояния сельчан?

– Туризм для улуса – находка, причём ещё не до конца оцененная. С каждым годом количество приезжающих к нам увеличивается. Не все поняли, насколько нам повезло. Но те, кто осознал, уже вкладываются в инфраструктуру.

Вроде небольшой, но говорящий факт: в прошлом году предприниматели к имеющимся гостевым домам открыли в Томторе две полностью благоустроенные гостиницы. Это отлично, хотя с точки зрения туриндустрии — капля в море. Мы только учимся видеть деньги в туристах и понимать, как на них зарабатывать. Для местных жителей это непаханое поле и море открытых возможностей. Туристов надо кормить, они готовы тратить, но было бы на что. На них надо делать бизнес, богатеть. И мы стараемся.

Сегодня идёт развитие туристических маршрутов. Мы уже делаем туры не только зимой, но и в любой период года, включаем сюда охоту, отдых вплоть до сбора дикоросов. Недавно на экономическом форуме в Китае улус заключил побратимское соглашение с городом Хэйхэ. Китай заинтересован в совместном развитии туризма. Сегодня ждем на фестиваль китайских инвесторов. За китайского туриста борются лучшие, самые дорогие курорты мира, а тут он идёт в руки сам. Наша задача не упустить его.

Золотые спонсоры

– В улусе развит промышленный, добывающий сектор, помогает ли он селу?

– У нас работают пять крупных градообразующих предприятий — ОЗРК «Хангаласс», ЗАО «Поиск Золота», ЗАО ГРК «Западное» , ПАО «Сарылах Сурьма» и «Тарынская золоторудная компания». Плюс 17 средних и малых предприятий.
С каждым из них у нас есть соглашение о социально-экономическом развитии Оймяконского района и шефстве над сельскими поселениями. Помощь от золотодобытчиков весомая. Так «Хангаласс» подарил сёлам Ючюгей и Оймякон большие японские погрузчики – технику с ковшами. В райцентре предприятие построило памятник ко Дню Победы, провело реконструкцию церкви, ремонты учреждений социальной сферы. В этом году силами золотодобывающей компании планируем возвести в Томторе здание пришкольного музея «ГУЛАГ» и провести реконструкцию аэровокзала. Компания «Поиск Золота» провела в Усть-Нере капитальный ремонт бассейна и ввела его в эксплуатацию, прежде он три года находился в аварийном состоянии. И подобных примеров немало.


По словам главы Михаила Захарова, большие планы имеются на предстоящий в 2020 году столетний юбилей района. Связаны они с тем, что золотодобывающие предприятия, объединившись, должны купить асфальтобетонный завод, расходные материалы к нему и начать работы сначала по асфальтированию Усть-Неры, а после перейти к сёлам. Принципиальное решение директоров уже есть, нашли и поставщика. Со стороны муниципалитета никаких финансовых вложений не будет, они создадут фонд, сами наймут рабочих, это будет подарок району от промышленности. В целом амбициозных планов много, но время сейчас непростое, везде кризис, сложности с финансированием, потому пока мы не будем говорить, чтоб не сглазить. Если что, то обязательно напишем в следующих сериях «Паспорта Оймяконского улуса».

«Федеральный уровень»: Егор Борисов о школах, строительстве моста и занятости населения

Необходима ли Дальнему Востоку собственная авиакомпания, сколько рабочих мест будет создано в Якутии в Год содействия занятости населения, нужны ли республике федеральные средства на строительство новых школ, и когда начнется строительство моста через Лену — об этом в очередном выпуске программы «Федеральный уровень» рассказал глава региона Егор Борисов.


Свои вопросы главе Якутии направили ведущие федеральные СМИ – РИА Новости, журнал «Эксперт», «Федерал Пресс» и «Свободная пресса». 

Нужна ли авиакомпания, обслуживающая исключительно макрорегион — Дальний Восток?

Максим Ситников,
агентство «Федерал Пресс»:

bandicam 2017-02-10 15-06-26-676

Егор Борисов,
глава Якутии

— Мы эту тему поднимали на уровне правительственной комиссии под руководством Дмитрия Медведева. Три вопроса надо было решить. Во-первых, это аэропортовое хозяйство. У нас в начале 90-х годов работали более 400 аэропортов, а сегодня — только 85. Это абсолютно неприемлемо. Во-вторых, мы все являемся свидетелями того, что стареет авиапарк. Мое поколение летало лет 50-60 назад на самолетах АН-2, и сегодняшнее поколение летает на них же. То же самое и по суднам АН-24.

Кроме того, речь идет о доступности авиации. Иногда очень дорого долететь до определенных населенных пунктов.

Все эти вопросы были объединены и поставлены в очередной раз перед руководством страны, думаю, что в ближайшее время ряд решений будет принято. Прежде всего, конечно, по аэропортам, мы в этом очень заинтересованы.

Во-вторых, мы сегодня говорим о том, что авиакомпании должны работать на территории Дальнего Востока, и при всех определенных сложностях конкуренцию надо создавать. Если субъекты ДФО не могут создавать собственные региональные авиакомпании, то о какой конкуренции можно говорить?

То, что правительство РФ пытается создать конкурентную среду между нашими внутрирегиональными авиакомпаниями, должно приветствоваться. Я, например, предполагаю, что это может быть любая форма — и частная, и государственная, и смешанная. Главное, чтобы они были, возили людей, чтобы не было монополии, тогда билеты станут дешевле, улучшится качество обслуживания.

Трудоустройство, благосостояние народа — важные вещи. Неслучайно 2018-ый объявлен в Якутии Годом содействия занятости населения. Планируется создать 22 тысячи постоянных и временных рабочих мест.
Хотелось бы понять, насколько осуществима эта задача? В каких отраслях будут предоставлены рабочие места, что планирует правительство республики? 
bandicam 2018-03-02 11-15-06-708

Никита Исаев,
«Свободная пресса»:

bandicam 2017-02-10 15-06-26-676

Егор Борисов,
глава Якутии

— Если мы говорим о создании новых рабочих мест, развитии экономики республики и тех или иных мерах, которые необходимо принимать, то всегда исходим из интересов жителей Якутии.

У нас есть горнодобывающая промышленность, нефтяная, которых раньше не было. Когда они появились, мы не смогли сразу занять рабочие места. Или взять другие отрасли, в которых работали приезжие. Имею ввиду строительство, добычу золота и некоторые иные направления. Использовались разные механизмы для привлечения людей извне.

С чем это было связано? Многие ссылались на то, что будут привлекаться специалисты высокого класса. Я даже иногда говорю, что это лукавство, потому что прежде всего массово привлекаются люди из-за пределов республики для того, чтобы меньше им платить.

Поэтому мы пришли к тому, что необходимо навести порядок в рамках имеющихся полномочий — приняли меры по ограничению числа иностранных граждан на те рабочие места, где могут трудиться наши люди.

Есть другой момент, связанный с привлечением иностранных рабочих в сфере строительства. Здесь мы тоже ввели ограничения. То есть многие вещи будем регулировать.

Кроме того, мы объявили 2018-ый Годом содействия занятости населения. Что это предполагает? Конечно, насколько возможно будем создавать больше рабочих мест в промышленности и привлекать местные кадры. Здесь ведется очень большая организационная работа со стороны Госкомзанятости.

Недавно состоялась встреча с руководством АЛРОСА, компания пошла навстречу в вопросе привлечения жителей Якутии к работе на Верхне-Мунском месторождении. Таким образом, мы будем трудоустраивать местные кадры.

Кроме того, есть другие формы — общественная занятость населения, особенно в сельской местности. Эти механизмы мы раньше использовали и сегодня будем расширять.

Руководитель Госкомзанятости Степан Москвитин провел много встреч с руководством «Колмара», «Сургутнефтегаза», «Транснефти» и тех компаний, которые пришли в Западную Якутию. С учетом наших требований были поставлены определенные условия. Считаю, что руководство комитета и правительство Якутии установили контакты в вопросах трудоустройства наших людей с соответствующими предприятиями.

Из-за низкой температуры в школах Нюрбинского района простудились более 300 детей. Эти здания относятся к старому фонду и были построены более 50 лет назад. Какова ситуация с реализацией программы по строительству новых школ, хватит ли средств и нужно ли федеральное финансирование?

Юлия Чичерина,
РИА Новости

bandicam 2017-02-10 15-06-26-676

Егор Борисов,
глава Якутии

— Здесь тему надо разделить на две части. Во-первых, речь идет о массовом заболевании детей в зимнее время, независимо от того, холодная школа или теплая. По тем цифрам, которые я вижу, в Нюрбинском районе заболели не 300, а около 40 учеников. В феврале был зафиксирован пик по заболеваемости ОРВИ и гриппом. В школах около 10 тысяч детей болеют в это время. Принимаются соответствующие меры Роспотребнадзором, медицинскими учреждениями.

Конечно, есть фактор, связанный с качеством школ, холодом в объектах. Но таких стало намного меньше, чем было десять или двадцать лет назад, когда около 60% школ являлись деревянными нетиповыми. А сегодня картина абсолютно поменялась — 65% образовательных учреждений за счет принятых правительством республики мер в сельской местности и в городах стали типовыми, каменными. У нас около 625 школ, из них более 200 — это аварийные и ветхие. По ним мы работу вели, ведем и будем вести. Сегодня у нас работает программа по ликвидации второй и третьей смен. Мы каждый год строим 10-15 школ и эту программу продолжаем. Кроме того, в последнее время начали получать поддержку из федерального бюджета в рамках решения задач, поставленных президентом РФ.

В последнее время федеральное финансирование на строительство школ растет. В Якутске за последние три-четыре года при поддержке федерального бюджета, частного капитала, муниципального и республиканского бюджетов возведены несколько хороших школ.

На какой стадии находится решение вопроса по строительству моста через реку Лену? Удалось ли продвинуться в этом направлении, определить источники финансирования?

Николай Ульянов,
журнал «Эксперт»

bandicam 2017-02-10 15-06-26-676

Егор Борисов,
глава Якутии

— Тема строительства моста становится достаточно серьезной. Это связано и с позицией федерального правительства, инвесторов. Поэтому вопрос сопоставим по важности с другими, которые в свое время существовали в республике. Скажем, развитие алмазной промышленности, оловянной, золотой. Эти темы тоже были долгоиграющими — долго принимались решения, также длительно работали, осваивали.

Примерно то же можно сказать и о строительстве моста. Он имеет большое социально-экономическое значение для центральной Якутии, потому что два берега разделены, их надо объединить с железной и автомобильной дорогами. Желание у людей очень большое. А обосновать и начать строить, вкладывать — для этого требуется время. На встрече 29 декабря с премьер-министром России Дмитрием Медведевым вопрос поднимался, были даны прямые поручения министерствам и ведомствам, которые должны принимать решения. Поэтому будем продолжать работу. Инвесторы, желающие работать в этом направлении, сегодня присутствуют.

Главное за сутки

Новости