Памяти Алексеева Кирилла Викторовича

172

1 июня моему сыну Алексееву Кириллу Викторовичу исполнилось бы 49 лет. Он ушел из жизни внезапно, страшно повторять простые человеческие слова, полный сил и творческих планов. Как от пули недруга где-нибудь на фронте.


Мое состояние, как матери, передать невозможно, это где-то за пределами физического восприятия смерти как таковой. Каждая мать любит, обожает своих детей, переживает за их неудачи и очень гордится успехами и достижениями.

Мой сын родился, учился, обрел профессию, друзей, обрел родину здесь, в Якутии, в Якутске. Здесь родились его дети: две дочери и сын.

Кирилл, как очень творческий человек всегда жил на будущее — прогнозировал предстоящие большие и малые дела, в первую очередь, производственные. Он следил за своим профессиональным ростом.

У сына было удивительное чутье на хороших людей, именно в профессиональном, творческом плане. В середине 90-х (знаменитых «лихих»), трудных во всех отношениях годов, Кирилл «сколотил» коллектив единомышленников, таких же молодых, упоенных относительной свободой и зарождающейся демократией людей, создал всем запомнившуюся газету «Наше время».

Общество во все времена нуждается в информации, а в правдивой, выверенной, качественной — особенно.

Сын постоянно учился и совершенствовался в профессии, впитывал и анализировал происходящие в обществе, в стране и республике события, а самое главное, никогда не отрывался от коллектива, от своих друзей, коллег-единомышленников. Кирилл много времени посвящал общественной работе, был членом Попечительского Совета ФТЛ. Он очень ценил своих коллег. Я, как мать, много узнала, услышала о нем, как не прискорбно это говорить, в дни прощания с ним. Он был очень скромен, берег меня от своих трудностей, и только когда уж очень, видимо, было тяжко, говорил — ничего, мать, прорвемся, преодолеем.

Прости, сын, что не уберегла тебя от чего-то…

Мама.

P.S. У меня на даче, впервые за 30 лет, появилась парочка снегирей — живут (с улетами и прилетами по утрам) уже неделю. Особенно хорош снегирь красногрудый, важный и умный, почти на 1,5 метра подпускает и берет корм, а самочка — та поскромне, серенькая, с легким розовым оттенком. Я вот думаю — не душа ли моего романтика-сына в образе этого великолепного снегиря?..