Известный исполнитель и музыкант Алексей Егоров – Еркен в интервью для ЯСИА рассказал о прошедшем первом сольном концерте в Москве, предстоящем вечере музыки в Якутске, о смысле музыки, секретах создания мелодии, депрессиях у певцов, а также о будущих проектах творческой группы DETSAT.


— Еркен, не так давно у вас прошел первый концерт в Москве. С чего все началось? Известно, что вы выступали с большой командой профессиональных музыкантов.

— Я в Москве познакомился с одним человеком, которого зовут Федор Анучин. Он раньше жил и работал музыкантом в Якутии, затем в 90-е годы он уехал в Москву и с тех пор там и живет, работает и занимается творчеством. Именно он мне предложил провести концерт. Говорит мне: «Давай, сделаем концерт». Я в ответ: «В Москве!? Ну зачем?». Объясняю, что это как-то волнительно, все-таки столица России. Я, конечно, понимал, что мы концерт будем делать для своих земляков. Но тем не менее, это было слишком ответственно с моей стороны и самое главное — дорого. Все-таки проезд, аренда зала в Москве… Тем более, забегая вперед скажу, что концерт прошел в очень красивом концертном зале «Мир». Он находится прямо в центре Москвы, на Цветном бульваре, рядом с цирком Юрия Никулина.

— Как же вы воплотили эту смелую идею в жизнь?

— Федор сказал, что договорится с хорошими музыкантами, с большими профессионалами своего дела. Мне стало интересно. Однако немножко даже не верил, что такое возможно. Не верил до тех пор, пока он меня не познакомил с Николаем Лазаревым. Он 25 лет жил в Америке, где он трудился со звездами мирового масштаба: со Стингом, Джо Кокером. Работал со многими джаз-бендами по всему миру. Сейчас он в России работает с маститыми музыкантами, певцами и артистами.

Также в команде у нас был известный музыкант и клавишник Юрий Погиба. Он является музыкальным директором ритм-секции самой Аллы Пугачевой. Как раз перед тем, как приступили к репетиции к моему концерту, он вернулся с ней из большого тура.

Помимо этого, у нас был Сергей Головня, саксофонист. Один из лучших в России. Он создал в Крыму свой джазовый фестиваль и является его директором. Сергей — очень большой фанат своего дела. Это видно, когда обсуждаешь с ним музыку, особенно джаз. Это для него смысл жизни.

Все музыканты – большие профессионалы, за плечами которых огромные проекты, большой музыкальный опыт, работа с большими артистами российского и мирового масштаба.

Хочу отметить, что музыканты отличаются от обычных людей. В общении они очень простые и контактные люди. Когда видишь на сцене их со зрительского кресла и кажется, что к ним невозможно не то что поговорить и познакомиться, а подойти.

— Но оказалось, что это не так.

— Да, они совсем другие. В большинстве случаев это люди, которые больны музыкой. И для них ничего остального практически и не существует. Они это делают лучше всех, они живут этим. Если для меня музыка — это скорее хобби, которое я люблю, а для них это профессия и основная работа. И они её делают очень круто.

— Как проходили репетиции с такими музыкантами?

— Репетиции с ними — это вообще что-то нечто. Когда они так быстро с полуслова друг друга понимают… Работа с ними — это большой опыт.

На репетиции перед ними было неловко петь. Я первое время думал: «Какие они крутые музыканты! Они, наверно, перевидали столько крутых вокалистов, которые известны на весь мир. И тут какой-то я с ними». Думал, как бы не упасть в грязь лицом. На первых репетициях очень старался и выкладывался. И кто-то из них меня успокоил… По-моему, это был Юрий Погиба. Он мне говорит: «Лёш, слушай. Ты как бы до концерта не сильно выкладывайся. Должно же что-то остаться, мы все-таки здесь репетируем».

В общем, когда мы с ними уже нормально сдружились и познакомились, я стал посвободнее себя ощущать, и мы поняли друг друга. От самого этого ощущения было здорово.

— Как прошел сам концерт?

Это был очень хороший вечер. Кстати, чуть не забыл упомянуть еще одного музыканта, которая написала стихи для песни. Это Екатерина Плетнёва. Она помимо того, что очень хорошо и красиво поёт, здорово играет на инструментах на высоком уровне, она сама сочиняет музыку и стихи. Так получилось, что мы попросили ее, чтобы она сочинила одно стихотворение для мелодии.

Странное явление! Когда сочиняю песню, у меня сначала возникает мотив, а потом под эту мелодию я ищу слова. Я очень много стихотворений читаю. Бывает даже так, что сочинил мелодию, ищешь стихи, и с первой же книги попадаешь. Раз, открыл, и вот она! Как будто для этого стихотворения и была сочинена эта мелодия. Очень много у меня таких случаев было с Иваном Николаевы-Ухханом. На его стихи обычно у меня песенка прямо стелется. Меня, наверно, сейчас поймут люди, которые занимаются ремеслом, когда миллиметр на миллиметр ложится. И всё получается красиво. А вот бывает, когда ты пытаешься наложить стих, а он не лезет. Вроде его смысл нравится. Пытаешься как-то ему навязать свой мотив. Тут уже надо подгонять, где-то ещё одна фраза нужна, а где-то вообще фразу или слово надо убрать. Это грубо, и не всегда такая песня получается хорошей и кайфовой.

— А как тогда получилось с тем экспериментом, где для мелодии сочинили стих?

— Мы дали послушать Кате мелодию, сказали, о чем будет песня. Я не хотел, чтобы это было про любовь. Таких песен у меня достаточно. И про природу как-то не хотелось. Хотелось другого.

Подумали, что люди должны радоваться каждой минуте своей жизни. Просыпаться утром и ловить ощущение счастья от того, что начинается новый день. И если у тебя на этот день есть планы, это ещё лучше. Потому что ты не просто так его проживешь, ты будешь что-то делать и двигаться к целям, которые ты поставил. И от этого ты должен получать радость. Это ведь жизнь. Это шанс, который нам дали. И мы должны благодарить судьбу и родителей. Если кто-то верит, то благодарить какие-то всевышние силы за то, что мы здесь.

Мне кажется, каждый человек приходит жить не просто так, у него своя задача и свои какие-то приоритеты и миссия, которую он должен выполнить, поэтому у всех разные таланты.

Кто-то рождается певцом, кто-то художником, кто-то учитель, а кто-то и хирургом. Последняя профессия очень сложная, немногие бы осилили бы и это. Мне кажется это люди, которые рождаются быть такими. Поэтому я убедился, что у каждого своя миссия.

И я хотел именно песню про это, про благодарность судьбе и радость от каждой минуты жизни, не забывать, что это огромный шанс – посетить Срединный мир. Поэтому и песня называется «Я живу». Мне кажется, что она получилась. Мне самому она очень нравится.

Наверно, прозвучит странно, но мне нравятся мои песни. Я, надеюсь, не единственный такой. Просто, когда сочиняешь музыку, то, что не нравится, ты откидываешь, ведь на твой взгляд это не получилось. Оставляешь только то, что нравится.

Когда сочиняешь новую мелодию, тебе кажется, что вот оно! Тот мотив, которого так долго ждал. И по ощущениям оно лучше всех предыдущих. А когда она устаревает и встает в один ряд с ранее сочиненными песнями, ты начинаешь понимать то, что она не самая лучшая, она просто другая. Поэтому я очень благодарен своим песням.  «Я живу» — это первая песня на русском языке, которую я исполню на концерте 6-7 января в Якутске, в Театре оперы и балета. В нем примут участие те музыканты, которые со мной проводили концерт в Москве. Будет круто.

— В целом какие ощущения после концерта в Москве?

Наверно, такие же, как после любых. Какого-то неземного чувства не было. Я на сцене с самого детства. Поэтому для меня выходить на сцену не впервой. И зрители были мои в Москве. Поэтому было очень тепло и приятно. А то, что мы смогли с музыкантами как один организм тогда выступить, – это было очень здорово.

— Кстати, чем московские музыканты отличаются от наших?

— Якутские музыканты тоже находятся на высоком уровне. В прошлый, когда в цирке концерт делали со своими ребятами, тоже было круто.

Разница в одном – в чувстве музыки. У моих новых друзей, которые выступят со мной 6 и 7 января, очень европейское восприятие музыки и стиль игры такой же. А у наших ребят – якутское. Это когда каждая нота выходит с душой. Это сложно объяснить. Это круто с обеих сторон. Тот опыт, что я получил очень мне дорог, и я рад, что вообще в моей жизни это случилось и мне удалось с ними сделать концерт в Москве. И вот намечается и в Якутске.

— Как раз расскажите об этом. Как идет работа над проектом?

На этот раз я не стал привлекать к работе режиссера. Мой концерт – это живая музыка, красивая сцена, с нами будут работать «Звук и свет», директор которого Александр Борисов мой хороший друг. В Театре оперы и балета красиво оформим сцену. Все будет на уровне. Самое главное – музыка.

Но я также очень люблю в своих проектах общаться со зрителем. Я изначально актер театра и кино. Наверно, это отголоски оттуда. Однако уверен, что люди на концерт приходят слушать музыку и пообщаться с артистом, к которому они пришли. Поэтому очень важно находить контакт со зрителем, чувствовать их, обмениваться энергией. Все это очень важно. Мне самому это дико нравится. Даже если они будут задавать вопросы из зала, я бы с удовольствием на них ответил. Бывали такие случаи, когда с зала кричат и задают вопросы, я им персонально отвечаю, ведь контакт должен быть. И естественно должно быть шоу. И оно будет.

— Что будет нового на концерте 6 и 7 января?

— Дело в том, что практически все песни будут абсолютно новые, хоть я и настаивал, чтобы добавили мои старые песни. Все-таки народ идет слушать те песни, которые ему нравятся и хочет их услышать. И я уверяю своих слушателей, что старые хиты тоже обязательно исполню.

Как-то я спел песню Валерия Меладзе «Как ты красива сегодня». Это было простое ребячество, я пел ее часто в караоке. И потом я решил спеть ее для своих зрителей и им это очень понравилось. На многих праздниках меня очень часто просили спеть эту песню. Но песня ведь не моя, и получается делал на нее кавер. И поэтому мы решили эту песню включить в репертуар проекта.

Недавно понял, что я не до конца понимал смысл этой песни. На самом деле это очень трагичная песня. Просто мы вчитались в слова с командой, с которой работали в Москве. Как раз там ее репетировали и обсуждали. И Катя меня спрашивает: «Ты знаешь, о чем эта песня?». Я ей в ответ: «Ну да. Про то, как она красиво выглядит сегодня. Это песня про любовь». Затем мы разобрали стихотворение, почитали. И все-таки оказывается история, которая скрывается за этими словами очень трагичная. Герой этой песни сидит рядом с гробом, где лежит девушка, которую он любит. Он плачет и поет. Он говорит, что она красива именно в этот момент. Там еще говорится, что время уже не вернуть. Думаю, многим надо перечитать это стихотворение и понять ее суть. Когда я понял об этом, песня начала петься по-другому. Это страшная история. И поэтому для меня это было немного шокирующе. Оказалось, я все не так воспринимал и понимал её.

Когда ты поешь с понимаем того, что происходит, то песня и ее подача меняются. Тем более, я же актер, и я переживаю ее.

Кстати, я еще буду петь на английском. Я сделал кавер на Стиви Вандера. Перевел его песню на якутский, в этом мне очень помогла Мария Решетникова. Мы, скорее, заново сочинили те же стихи под их изначальный смысл.

— А как подбираете песни для концерта?

— Все просто. Если нравится мне, то наверняка кому-то тоже понравится.  Я очень благодарен своему зрителю. У меня такой период, когда они у меня наконец-то появились. Хоть и пою с детства, очень много лет я был восходящей звездой (смеется). Так по крайней мере меня объявляли на сцене. «Будущая звезда якутской эстрады Алексей Егоров – Еркен». И так меня объявляли до недавнего времени, буквально до 2008 года. Наверно, я давал какие-то надежды.

И все-таки мне кажется, что та музыка, которую я любил и сочинял, в те времена не находила своего зрителя. У меня были, конечно, слушатели, но не в таком количестве. Буквально последние лет восемь я понимаю, что мое творчество людям нравится. Начинаю это осознават,ь и мне от этого очень хорошо и кайфово на самом деле.

— Может дело в том, что они знали вас как актера?

— Может быть. Но на самом то деле я ведь изначально певец. Пою с трех лет. А актером я стал с 19 лет (смеется). Все что относится к культуре – это мое. Я люблю этим заниматься. И, наверно, это единственное, что я умею.

— Как совмещаете работу директора кинотеатра «Лена» с творчеством?

— Это вполне совмещается, но не сказал бы, что очень легко. Все-таки моя работа в кинотеатре «Лена» — моя основная деятельность, и я в большей степени занимаюсь этим. Я не раз говорил, что пение и музыка для меня хобби, которое занимает определенную часть моей жизни. И музыкой я занимаюсь в свободное время от работы, например, во время отпуска.

— А как голос поддерживаете?

— Никак. Я просто всегда пою. Хотя у меня есть своя методика, но об этом говорить не буду (смеется). За все это время я очень много практиковался сам и все время пытаюсь найти что-то новое в части мелизматики и техники, какие-то новые приемы. И я их все время репетирую, нарабатываю.

Когда у меня будет достаточно опыта и мастерства, когда я себе наконец скажу «ага, теперь все могу», я, наверно, пойду по стопам своих родителей.

Буду делиться этим, буду обучать подрастающее поколение искусству исполнения. Но я к этому еще не готов, мне самому еще учиться и учиться. Просто я знаю свой уровень. Он не плох на самом деле. Но у меня свои цели по вокалу, свои кумиры, к которым я стремлюсь. Еще есть куда расти. Наверно, это будет школа длинною в жизнь (смеется).

Для того, чтобы хорошо что-то делать, нужна практика. Все время петь, петь, петь… А еще нужно ставить разные задачи, которые тебе кажутся недосягаемыми. И если у тебя есть кумиры, на которых ты равняешься и хотел бы овладеть их техникой, надо повторять за ними все время. Рано или поздно ты становишься ближе к цели. И ты понимаешь, если тебе это три года назад давалось сложно и казалось невозможным, то сейчас ты это умеешь, и ты оттачиваешь это, улучшаешь. Это приятное ощущение.

— А какие у вас кумиры?

— Кумир у меня не один. Их много, и все они разножанровые. От каждого я беру то, что нужно мне и пригодилось бы в будущем творчестве. Я выделяю себе вечером время и разбираю песни, смотрю на гармонию, их приемы, как они делают переходы, модуляцию. Потом иногда в каких-то моментах все под себя подрабатываю, использую приемы в своей музыке.

Творчества в создании песни только 50%. Остальные 50% — это математика, где надо разложить и сделать композицию. Иногда я это делаю даже не один. Я это делаю с моим братом Харысханом и отцом Алексеем Егоровым. Песню нельзя просто взять и спеть. Ведь мы хотим, чтобы это выглядело красиво и поэтому долго монтируем. Кстати, создание музыки похоже на кино. Снять это одно, а еще надо это смонтировать, убрать лишнее, склеить и так далее.

У меня много бывает моментов, когда смотрю концерт маститых мастеров, мировых звезд, и я понимаю, что их уровень исполнения недосягаем. В такие моменты накатывает депрессия, ты понимаешь, что, возможно, никогда не сможешь так, как они, и думаешь: «А зачем я вообще этим занимаюсь, пытаюсь что-то петь и сочинять? Вот они большие мастера. А если я так не смогу, то зачем этим занимаюсь?». И ты неделями не берешь в руки инструмент. Такая вот творческая депрессия. Наверно, такое бывает только у певцов.

Потом это проходит, приходит вдохновение. Потом пытаешь освоить то, что делает этот человек, и ты уже не с чувством подходишь, а скорее, как специалист. Проходит определенное время, и ты понимаешь, что что-то сделал, и ты очень близко к тому, что происходит там. И в этот момент приходит вдохновение, новые силы. И это ощущение потрясное, и оно дорого стоит. И ты ходишь радостный, а никто не понимает почему ты такой счастливый (смеется). А все потому что у тебя просто получилось.

— Наверно, еще помогает поддержка поклонников вашего творчества?

— Я очень благодарен своим слушателям. Людям, которые пишут мне. Это очень важно для меня. Это огромная работа длинною в жизнь, и я очень рад этому.

Я всегда хочу порадовать зрителей, хочу им дать новый материал, хочу поделиться своими новыми песнями, хочу с ними снова поговорить и встретиться, рассказать о себе, о своих делах, на каком этапе я нахожусь, что планирую дальше.

Музыкальные вечера — как встреча с добрыми друзьями. И я их приглашаю и жду. Надеюсь, я снова встречусь в новом году со своими зрителями, и мы будем общаться, радоваться и слушать музыку.

6 и 7 января, на концерте, мы хотим подарить зрителям качественную музыку для всей республики. И в это время мои поклонники из других улусов могут приехать и встретиться, ведь дороги будут открыты. Раньше я проводил концерты в октябре, и мне часто писали из районов, что переправы закрыты.

— И в заключении хотелось бы узнать, что насчет DETSAT? Будут ли новые проекты?

— Да, кино будет. Как раз летом во время отпуска мы успели снять один фильм. Это совместная продукция с киностудиями «Казахфильм» и «Сахафильм». Сделали общий и достаточно крупный проект, который скорее всего в 2020 году реализуем. Сейчас он находится на стадии монтажа. Кстати, я там играю одну из главных ролей.

Мне кажется у нас неплохо получилось. Основная часть съемок проходила здесь, в республике, в Синске, а остальные 30% снимали в Казахстане. Снялись наши хорошие друзья — популярные казахские актеры. Получился хороший, смешной и добротный проект. Рабочее название «Охота на Севере». Снялся еще наш друг из Германии Гернот Грин, где он тоже играл одну из основных ролей – немецкого инвестора.

Написать комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

14 − одиннадцать =