31 июля коллективу Агентства инвестиционного развития представили нового руководителя. Послужной список Александра Кондрашина впечатляет. 12 иностранных языков, учеба в МГУ им. М.В.Ломоносова, Народном университете Китая, Высшей школе экономики, Университете Джорджа Вашингтона МГУ, США, Китае, работа представителем в Китае и руководителем ближневосточного направления Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта. В интервью ЯСИА он рассказал, как выучил двенадцать языков, что мешало Якутии совершить инвестиционный рывок и каких сюрпризов ждать от ВЭФ-2018.


 

— Сегодня вас представили коллективу. Краем уха услышала, что Агентство инвестиционного развития, которое вы возглавили, скоро будет переименовано?

Да, в Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта. Вещи должны называться своими именами.

К вопросу о привлечении. Как вы оцениваете потенциал Якутии с точки зрения привлечения денег в регион?

— Как колоссальный. И на это есть несколько причин. Они связаны со структурными ограничениями, которые имелись у республики, и которые либо были недавно преодолены, либо будут преодолены в ближайшее время. Например, из Якутска летало мало международных рейсов. Сейчас такие рейсы есть. Была проблема с отсутствием железной дороги – в ближайшее время она будет сдана в постоянную эксплуатацию. Мостовой переход через реку Лену позволит большей часть населения Якутии включиться в единую транспортную сеть. Таким образом будет преодолено еще одно структурное ограничение – точечное расселение. Республика станет одним целым, и как одно целое она преумножит свой без того огромный инвестиционный потенциал. Помимо добычи полезных ископаемых, автономных  и отдаленных проектов, республика сможет развивать сектора экономики, которые опираются на городскую среду, на целостность экономического пространства.

Наша главная задача — любые природные объективные факторы, которые мы не можем изменить, стараться разворачивать в пользу экономики

Вы говорите о транспортной доступности. Но есть и другие проблемы – климат и географию никто не отменял. Как ни крути, а производство у нас обходится гораздо дороже, чем в центре. С этим как быть?

— С природой и географией бороться, конечно, сложно, да и бесперспективно. Можно только копья поломать. Если говорить о географии, то серьезную часть этих задач решают технологии. Например, проекты в сфере телемедицины. Климат – это всегда вызов, но вызов, который, с одной стороны, может повлечь за собой удорожание стоимости и снижение эффективности проектов, а с другой — может подстегивать предприятия развиваться и повышать свою эффективность. Тому есть множество примеров.  Например, в Южной Корее совершенно нет железной руды, но, при этом, в 70-е годы прошлого века они смогли построить уникальный сталелитейный комплекс «Поско». В Израиле практически нет воды, но, как раз благодаря этому, они умудрились выстроить самую эффективную систему сельского хозяйства в мире. Израильские наработки в этой области сегодня применяются как в обезвоженных регионах юга, так и в бедных ресурсами землях севера.

В этом и есть наша главная задача — любые природные объективные факторы, которые мы не можем изменить, стараться разворачивать в пользу экономики. Примеры есть, поэтому оправданий, типа: «Мы этого сделать не можем в силу таких-то неблагоприятных условий», быть не должно.

Вопрос, может, преждевременный, учитывая, что вас только назначили, но все же… Как вам работается в команде Айсена Николаева?

— За работой  Айсена Сергеевича Николаева и Владимира Викторовича Солодова я наблюдал в последние годы со стороны с большим интересом.  Пока только знакомлюсь с текущим состоянием дел, но могу сказать точно, что во главе республики сейчас настоящий «Дрим-тим», (Dream team команда мечты, англ.). Команда, в которой процесс принятия решений строится на диалоге, обсуждении и учёте разных точек зрения. Новый состав использует оригинальные подходы к управленческой работе, к ведению диалога, модерации интересов различных групп населения, выработке креативных решений. В этом смысле новое руководство республики задает тон и делает упор на прорывную коммуникационную культуру, которая мне очень импонирует. Мне очень нравится работать в этом месте и в это время.

Главная задача инвестора – заработать. На ваш взгляд, сегодня на чем в Якутии можно заработать?

— Заработать можно в любой отрасли. Естественно приоритетными с точки зрения и вклада в валовый продукт и занятости являются ресурсные сектора – нефть, газ, нефтегазохимия, добыча полезных ископаемых. Этого никто не отменял. И, тем не менее, это не те сектора, которые будут определять будущее экономики республики. Его будут определять сектора технологические, которые функционируют на базе городских и поселенческих сообществ.  На этом тоже можно зарабатывать, и в Якутии уже есть реальные примеры. Например, всем известные «InDriver», “MyTona”.

У инвестора есть приоритеты. И если этот приоритет — построить горно-обогатительный комбинат или освоить месторождение, то, значит, будут строить и осваивать, а заодно строить производственную  социальную инфраструктуру

У Якутии хорошие макроэкономические показатели, это отмечают все.  Но при этом, они пока не трансформируются в качество жизни в полной мере. Как все то, о чем вы говорите, может отразиться на жизни простого жителя. Что реальный человек получит от привлечения инвестиций?

— Социально-экономический эффект касается не только крупных проектов. Часто, на мой взгляд, бытует ложное мнение, что, мол, если в республику были привлечены крупные частные деньги, населению ничего от этого не будет, и оно даже пострадает. Но на самом деле большие проекты не противоречат малым проектам. Просто у инвестора есть приоритеты. И если этот приоритет — построить горно-обогатительный комбинат или освоить месторождение, то, значит, будут строить и осваивать, а заодно будут заинтересованы в строительстве производственной и критически важной социальной инфраструктуры.

В задачи агентства входит широкий спектр задач, включая те, имеющие прямое влияние на уровень жизни людей. Возьмем, к примеру, медицину.  АИР сопровождает  знаковые для республики проекты по строительству онкоцентра и кардиоцентра. По программам ГЧП (детские сады, школы) участие частных партнеров также прорабатывает АИР.  Сопровождение агентством девелоперских проектов вносит вклад в расширение доступности жилья. Если мы находим частного инвестора-застройщика, это значит, что в регионе будет строиться больше жилья, а если таких инвесторов будет много, то будет конкуренция, и цены на это жилье будут снижаться.

Некоторые предприниматели финансируют строительство детских садов за свой счет или по программам ГЧП. Если они таким образом помогают региону, то тут мы видим прямую связь с улучшением качества жизни жителей.  Если речь идет об отдалённых северных улусах, то агентство ими тоже занимается — детские сады сопровождаются отделом ГЧП в большинстве улусов.  В целях развития отдаленных регионов, «северов», нам нужно также находить инвесторов, которые смогут развивать сельское хозяйство, сбор, переработку дикоросов, рассмотреть возможности модернизации их автономных энергетических систем. То есть, у АИР — широкий функционал и интересные задачи, которые не ограничиваются узкой прослойкой крупного бизнеса. Они не определяются исключительно политической целесообразностью, отвечают целям развития региона в целом.

Я считаю, что не бывает плохих людей, бывают неудачно выстроенные системы управления

В чем разница между вами и Министерством инвестиционного развития?

— Разница в том, что министерство осуществляет поддержку нормативно-правового, регулятивного уровня, тогда как Агентство обладает большей гибкостью. Наша главная особенность в том, что мы можем организовать любую коммуникацию.  По официальным каналам процесс может идти медленно и сложно. Наша же работа будет организована горизонтально. Мы должны стать платформой, благодаря которой, все институты развития республики будут действовать слаженно.

 

 

Вы сказали, что, когда вам предложили приехать в Якутию, вы сразу согласились. Почему?

— Потому что у меня была давнишняя мечта заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь, этой мечте скоро исполнится 10 лет. Когда я учился в университете, я несколько раз переводил переговоры губернатора Калужской области с китайскими инвесторами. И у меня тогда появилось желание…нет, не стать губернатором Калужской области (смеется), а идти по экономической линии в государственных организациях, заниматься проектами, которые могут повысить уровень жизни сограждан.

Чтобы исполнить эту мечту, я получил профильное образование именно в этой сфере. Когда я выиграл грант на обучение в США, я сделал акцент исключительно на этой сфере и занимался только этими вопросами. Изучение иностранных языков я тоже всегда воспринимал как рабочий инструмент, и за время работы в агентстве (Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспортаприм. ред.) мне пригодились не только английский и китайский, но и, например, арабский. Я не рассматриваю языки как коллекционер.  Для меня — это инструмент, который  можно использовать в работе, и исследовательской деятельности. Например,  сейчас я пишу книгу о способах ускорения экономического роста в развивающихся странах. Благодаря языкам, у меня есть возможность пользоваться материалами в оригинале. Например, я прочитал большинство ключевых трудов о том, как работают инструменты по привлечению инвестиций и ускорению экономического роста в Китае, Корее, Японии, Сингапуре, Бразилии, Мексике в разные исторические периоды. Наибольший интерес для меня представляет вторая половина 20-го века в Восточной Азии.

Почему именно этот ?

— Многие страны мира динамично развивались в 20-м веке, но именно эти страны смогли обойти пелотон и  прорваться в мировые лидеры. России нужно вынести из этого опыта уроки для 21-го века.

Работу с инвестором нужно выстраивать так, чтобы заходя в регион, он попадал на конвейерную ленту, на выходе с которой, мы будем иметь не меморандумы и отчеты о встречах, а реализованные инвестиционные проекты, построенные предприятия и рабочие места

О богатейшем потенциале Якутии мы слышим часто, и в последние годы он начинает реализовываться. Но прорыва и экономического чуда пока нет.  В связи с этим я хочу спросить  о недостатках. Чего нам не хватает для прорыва?

— Я не вижу недостатков, потому что в силу особенностей мировоззрения,  считаю, что не бывает плохих людей, бывают неудачно выстроенные системы управления. Сейчас перед институтами развития ставятся давно мерцающие на повестке задачи, что означает, что ранее с ними институты развития не справлялись. Когда справимся – будет прорыв.

А в чем причина?

— Я думаю, что главная беда — ситуативность. Ситуативность в том, что такой-то руководитель решил, что есть задача, сделал под нее подразделение или организовал целое ведомство или , назначил нового руководителя, получилось, что за счет этой ситуативности накопился багаж, который никто не хочет разобрать, пересмотреть и отрефлексировать, построить новую работу экономического блока на основе единой стратегии. За то время что я здесь, одних стратегий мне довелось прочитать порядка дюжины. Стратегии социально-экономического развития, Стратегии привлечения инвестиций – одна за другой и все вразнобой.

То есть вы хотите сказать причина — в рассогласованности действий институтов развития?

— На мой взгляд они действовали в режиме ситуативности, и сейчас наша задача — это преодолеть. Перейти к системному подходу и строить все вокруг единой стратегии, вокруг единого окна. Сделать так, чтобы у инвестора не создавалось впечатления, что он не знает, куда нужно идти. У него всегда должен быть проводник, который будет за него отвечать и, даже если сам не сможет что-то решить, найдет того, кто сможет.  Сейчас такой системы пока нет, но мы ее внедряем.

 

 

Неоднократно звучало мнение, что инфраструктура республики не способствует приходу инвесторов. Насколько это важно для инвестиционной привлекательности Якутии?

— Конечно для инвестора важно все.  Я бы дал простое определение инвестору. Представьте, что у вас есть деньги и вы с них хотите получить результат. Тогда вы – инвестор! Мы все инвестируем. В детей, квартиры, машины, образование. Купите ли вы дом, в котором нет электричества? Ответ очевиден. Точно также думает любой инвестор.

Мы будем эти вопросы решать как раз за счет выстраивания системы коммуникаций со всеми заинтересованными сторонами, органами власти и организациями федерального уровня, Республики и муниципальных органов власти и будем очень активно координировать их работу. Рассчитывать, что это будет делать сам инвестор – наивно. Тем более на фоне разворачивающейся в стране, благодаря системной работе наших федеральных ведомств, активности по продвижению России в рейтингах инвестиционной привлекательности, таких как Национальный рейтинг АСИ и международный — “Doing Business”.

В стране развернулась конкуренция между регионами за то, чтобы привлечь инвесторов. Хороший пример победы в такой конкуренции — завод Samsung на границе Калужской и Московской областей. Вроде бы условия одинаковые, но строится он со стороны Калуги. И главная причина, почему инвестор сделал такой выбор, — в Калуге работает мощная управленческая команда, задающая стандарты в работе с инвесторами. Система работы в Калужской области выстроена так, что инвестор, когда заходит в регион, попадает не в черный ящик, а на конвейерную ленту, по которой планомерно движется. И на выходе мы имеем не меморандумы и отчеты о встречах, а реализованные инвестиционные проекты, построенные предприятия и рабочие места.

Вы собираетесь построить такой же конвейер в Якутии?

— Да.  Моя задача сделать так, чтобы, когда у нас на пороге появился инвестор, не отставать от него, пока мы  с ним на открытии его предприятия не перережем ленточку.

Языки — это хорошее хобби. Как пить-курить, только с пользой и для здоровья не вредно

Вопрос по другой теме. Как вам удалось выучить столько языков за столь короткий период?

— Тут сыграли два фактора. Первый – вклад родителей и воспитание. Моя мама отправила меня учить иностранный язык, когда мне было 5 лет, потом она нашла подходящую школу, где английский был каждый день. Второй фактор – собственный интерес. Когда я уже учился в университете, у меня запустилась проактивная работа по этому направлению. Я начал учить китайский на 2-м курсе университета и понял, что это — хорошее хобби. Как пить-курить, только с пользой и для здоровья не вредно. Для меня это стало совершенно неотъемлемой частью повседневной жизни. Каждый день я нахожу полчаса – час для занятий.

Вы занимаетесь сами или с репетиторами?

— И так, и так. У меня в этом системный подход. К этому вопросу я подошёл как менеджер, поставил его на поток: изучал книги полиглотов, исследовал методики, искал наиболее подходящую для себя. Сейчас я могу многие иностранные языки изучать исключительно самостоятельно и привлекаю преподавателей, только когда не могу приобрести какой-то навык самостоятельно. Устную речь, например, можно активировать только с живым человеком, желательно – с носителем языка. Например, с моим репетитором по испанскому мы недавно отработали пару месяцев и 15 июля я сдал экзамен на уровень владения испанским языком DELE C1. До этого на испанском только читал — прочел много книг об опыте ускорения экономического роста в Латинской Америке.

То есть, у меня такой принцип: под каждую задачу я строю отдельный, нестандартный план. Если нужен преподаватель – найду преподавателя, нужны курсы – найду курсы.

После Восточного экономического форума -2018  заговорят о большом прорыве в экономике Якутии

Хотелось бы узнать немного о предстоящем ВЭФ. Что принципиально нового покажет республика в сентябре?

— Мы можем пообещать совершенно точно, что будут сюрпризы. Мы их готовим, и мы не хотим ехать по накатанным рельсам.

Что вы имеете в виду? Новые технологии, проекты?

— Я же говорю, это будет сюрприз. Но скажу, что после этого ВЭФа будет идти речь о большом прорыве в экономике Якутии. В инвестиционной сфере работа региона будет перезапущена. Это точно. И ВЭФ-2018 для нас — отправная точка.