Завтра жители Якутии отметят День государственности РС(Я). Наряду с Днем республики это один из главных республиканских праздников. В чем отличие между ними, и чем мы обязаны каждому из них, ЯСИА поговорило с председателем Конституционного суда РС(Я) Александром Ким-Кимэном.


— У нас два праздника: День республики и День государственности республики. Они настолько похожи по названию, что многие их путают. В чем их принципиальное отличие?

— Принципиального отличия нет. При этом мы должны понимать, что есть государственность Якутской АССР, 100-летие которой мы отметим в 2022 году. Благодаря усилиям Максима Аммосова, Платона Ойунского, Исидора Барахова, Степана Аржакова и их соратников, мы приобрели статус Якутской Автономной Советской Социалистической Республики в составе РСФСР. Ровно через 70 лет в этот же день вступила в силу новая Конституция РС(Я). Именно исходя из этих событий, Первый Президент Якутии Михаил Николаев провозгласил 27 апреля государственным праздником — Днём Республики Саха (Якутия). То есть, по сути, мы отмечаем в этот день создание Республики.

В свою очередь, День государственности имеет отношение уже к новой государственности Якутии в составе обновлённой федеративной России. Началом отсчета для этого статуса стала Декларация о государственном суверенитете Якутии, которая была принята 27 сентября 1990 года Верховным Советом республики XII созыва.

Якутия в числе первых регионов поддержала новую российскую федеративную государственность.

Причем, отмечу, что иногда в федеральных СМИ или в оценках некоторых ученых проскальзывает мысль, что этот документ был направлен на раскол единства России. Я прекрасно помню события тех лет, так как начиная с 3 января 1990 года два года был помощником председателя Верховного Совета Михаила Николаева и затем два года руководителем Администрации президента Якутии и могу ответственно сказать, что это не так. Напротив, в Декларации о суверенитете подчеркивалось, что Якутия будет придерживаться единства с Россией. Мы были в числе первых регионов, которые поддержали новую российскую федеративную государственность. Это подтверждает даже такой, казалось бы, не связанный факт, как принятие решения о передаче алмазов, добытых у нас не в Гохран СССР, а в Гохран РСФСР.

Декларация о суверенитете стала основой для развития новой государственности Якутии. И если, говоря о первой государственности, мы вспоминаем о Максиме Аммосове, Платоне Ойунском и их соратниках, то относительно новой государственности, мы должны говорить, прежде всего о великой роли в ее становлении Михаила Николаева. Также хочу подчеркнуть роль Климента Иванова, который был Председателем Совета Министров и затем возглавил Верховный Совет ЯАССР после того, как Михаил Ефимович стал президентом. В будущем мы их имена всегда должны поднимать на щит, также как мы сейчас гордимся именами Аммосова, Ойунского и их соратников.

 

 

На момент формирования нового Российского государства Якутия уже была автономией. Была ли необходимость второй раз юридически оформлять суверенный статус?

— Необходимость была. По сути, посредством Декларации мы провозгласили новую экономику, основанную на рыночных отношениях. В свое время мы существовали при плановой экономике, когда Госплан СССР спускал директивы Госплану РСФСР, а Госплан РСФСР уже Госплану ЯАССР. Это была жесткая вертикаль, когда судьбу каждой копейки решали наверху.

Декларация о суверенитете стала основой для новой экономической политики и дала всю полноту власти и ответственности органам государственной власти республики.

Приняв Декларацию, мы взяли на себя ответственность, за то, что республика будет развиваться самостоятельно в составе России, но при этом мы будем придерживаться принципа «Сильные регионы – сильная Россия». С этой точки зрения взаимопонимание между Борисом Ельциным и Михаилом Николаевым было на очень высоком уровне. Якутия — единственный субъект РФ, который в день подписания Федеративного договора 31 марта 1992 года подписал отдельное соглашение по экономическим вопросам. По этому соглашению мы получили определённые доли от реализации алмазов, золота и так далее. Это создало основу для развития экономики и формирования полноценного бюджета республики.

То есть можно сказать, что Декларация о суверенитете стала точкой отсчета для новой экономической политики?

— Да, во-первых, она стала основой для новой экономической политики и дала всю полноту власти и ответственности органам государственной власти республики. Во-вторых, мы стали инициаторами разработки нового текста Конституции РФ и подписания Федеративного договора, до принятия новой Конституции РФ, сыгравшего роль государствообразующего документа для обновленной федеративной России. Не будь его, Россия могла бы распасться. То есть мы ответственно и активно участвовали в становлении новой российской государственности в лице нынешней Российской Федерации.

— В чем конкретно заключалась роль Якутии?

— Приняв Декларацию о суверенитете, мы тем самым поддержали курс руководства новой России во главе с Борисом Ельциным. После того, как Верховный совет РСФСР 12 июня 1990 года принял Декларацию о государственном суверенитете России, а мы своей декларацией поддержали ее основные положения. Можно сказать, что именно этот документ стал одной из важнейших скреп новой федеративной государственности России.

 

 

Мы говорим: День государственности. Возникает вопрос, можно ли назвать Якутию государством?

— Да. Потому что это прописано в Конституции РФ: «республика», в скобках – «государство».  Это, наверное, одно из главных достижений, в том числе, наших конституционалистов, работавших в составе  группы, которая была делегирована Михаилом Ефимовичем для работы над текстом Конституции РФ. На самом деле было несколько вариантов текста этого документа. Мы очень плотно работали с рабочей группой Олега Румянцева. Большое участие в этой работе принимали Михаил Федоров, Дмитрий Миронов, Афанасий Илларионов, Анатолий Петраков – люди, которые обосновывали необходимость реализации принципов федерализма и того, что республики должны быть признаны государствами.

Якутия и другие национальные республики имеют особый статус в составе РФ или это просто название?

— В Конституции России прописано, что все субъекты равны. Но при равенстве всех, мы понимаем, что республики имеют немного другой статус.  Это проявляется даже в юридических тонкостях —  республики имеют конституции, а края и автономные области — уставы. Так сложилось исторически. Еще в РСФСР для автономий предусматривался не административно — территориальный, а национально — государственный статус. Потому, что вопрос сосуществования разных народов был приоритетным, это основа стабильности России. Поэтому, имея по сути статус государства, мы сейчас не говорим, например, о том, что у Якутии должно быть свое гражданство, ходя в какой-то период такое было. Но когда была принята Конституция РФ, мы внесли соответствующие изменения в свой основной закон.

— Серьёзно?

— Да, и такое было. Я четыре года работал бок о бок с Михаилом Ефимовичем и помню, как все это происходило. Он один из редких руководителей субъектов, который мог договариваться с федеральным центром и мог добиваться определённых преференций в пользу многонационального народа Якутии. При этом он мел очень хорошую способность обосновывать все свои предложения и превращать их в законодательную и нормативно-правовую форму. Поэтому переход с плановой экономики на рыночные рельсы для Якутии был относительно безболезненным, по сравнению с другими регионами.

Я уже говорил, что вместе с подписанием Федеративного договора было подписано и Соглашение по экономическим вопросам. Затем 25 ноября 1992 года было подписано Соглашение по разграничению собственности между РФ и РС(Я). 29 июня 1995 года был подписан договор между РФ и РС(Я) по разграничению полномочий и к нему прилагались 15 соглашений по различным сферам жизни — природопользованию, образованию, экологии и так далее. Договор подписали президенты Ельцин и Николаев, соглашения – премьеры Черномырдин и Кайдышев. Такой подход давал мощнейшую мотивацию для развития региональной экономики. Помню, что у нас даже был свой Пенсионный фонд, который был профицитным и мы могли делать доплаты нашим пенсионерам и участникам Великой Отечественной войны.

Мы должны быть благодарны за автономию. До нее мы были тюрьмой без решеток.

Нам часто говорят, что вы дотационный регион. Но здесь нужно исходить из принципа справедливости. Если бы действовал принцип «двух ключей» на налог на добычу полезных ископаемых, то мы не дотационный регион, мы регион-донор, который приносит пользу нашей стране.  Было бы хорошо, если бы мы со всеми природопользователями, которые занимаются добычей на территории Якутии, имели соглашения, заключенные в соответствии с законом. Сегодня даже в РФ, к сожалению, нет закона о социальной ответственности бизнеса. И получается, что взаимодействие с недропользователями зависит от лоббистских возможностей руководителя региона. Насколько он сможет договориться с «Газпромом», «Роснефтью» “Сургутнефтегазом”, Транснефтью” и т.д. Но нужно, чтобы это было на законных основаниях, это дало бы возможность установить твёрдые объемы поступлений, которые можно было бы учитывать при формировании бюджета. В противном, случае, это очень сложно и зыбко.

 

 

— Вам не кажется, что такой закон может поставить в неравное положение регионы?

— Но в Конституции РФ прямо записано, что те природные ресурсы, которые находятся на территории страны, должны использоваться во благо народа. Потом, имея под собой столько богатств, мы же не говорим, что мы все берем себе. Мы говорим о справедливом распределении. Если посмотреть на дело с другой стороны: добывая полезные ископаемые, мы разрушаем экологию региона, что естественно влечет недовольство населения. Вспомните экокатастофу на реке Вилюй. Думаю, что, если бы был надлежащий контроль и ответственность природопользователей, не дошло бы до таких глобальных инцидентов.

Если рассмотреть два исторических события – учреждение якутской автономии и принятие Декларации о суверенитете, что каждое их этих решений привнесло в нашу сегодняшнюю жизнь?

— Особо разделять их я бы не стал. В-первую очередь мы должны быть благодарны за автономию. До нее мы были тюрьмой без решеток и уровень образованных людей в процентном соотношении был в Якутии очень низким. Благодаря советской власти и советской России мы сделали мощный толчок в развитии экономики, образования, науки и культуры. Возьмем к примеру, Комплексную научную экспедиция Академии наук СССР, инициированную Максимом Амосовым, которая дала возможность изучить потенциал Якутии, в том числе, как развивать промышленность, социальную инфраструктуру. Мы с благодарностью вспоминаем, как к нам приезжали учителя, врачи из центральных регионов страны, как мы начали вести эффективную интернациональную политику. Каждый человек, живший в СССР имел перспективу, люди знали, что они могут учиться бесплатно, затем работать, иметь достойную пенсию.

Якутия всегда привержена своему выбору: мы 386 лет с Россией, и должны так жить и далее.

Если бы не было что было статуса республики, что было бы с Якутией?

— Если бы не было? Мы были бы в составе Иркутской области.

— А если бы не была принята Декларация?

— Она стала основой для формирования Конституции Якутии, благодаря которой, мы — национальная республика в составе РФ. И мы должны дорожить этим документом. Раньше был матрёшечный принцип для конституций – Конституция РСФСР почти дословно повторяла Конституцию СССР, Конституция ЯАССР — Конституцию РСФСР. А сегодня наш основной закон учитывает региональные особенности, национальные. Это тоже наше достижение.

Конституция стала платформой для дальнейшего достойного развития Якутии и определила триединство власти: законодательной, исполнительной и судебной. Законы принимаются парламентом, исполняются правительством, законность исполнения оценивается судом. Это был большой шаг не только с точки зрения развития государственности, но и укрепления стабильности в России. В истории нашей страны было много страниц, в том числе и тяжелых. Но Якутия всегда привержена своему выбору: мы 386 лет с Россией, и должны так жить и далее. Еще Кулаковский писал, что большеносый нуучча должен быть для нас роднее, чем японец и китаец. Эту политику мы должны продолжать.

Не кажется ли вам что государственность сегодня уже не та, что была 28 лет назад?

— Вы говорите о большей свободе? Я считаю, что к абсолютной свободе стремиться не стоит, но выстраивать отношения нужно. Как говорит Айсен Сергеевич Николаев, мы должны использовать свой потенциал цивилизованно, инициируя те, или иные законы, которые будут работать на благо республики. Это очень умный подход. Мы должны работать с Федеральным собранием, с правительством России. И добиваться большей справедливости, если мы чем-то недовольны. Но не действовать путем агрессивных призывов, которыми, чего скрывать, занимаются некоторые наши общественники.

 

 

— На ваш взгляд, в ближайшие несколько лет, какой закон необходим Якутии? Или их уже достаточно, нужно просто работать?

— Закон о социальной ответственности бизнеса. Сегодня бизнес в целом в России соперничает с государством и может диктовать государству условия. Этого нельзя допускать. Государство должно создавать условия для ведения бизнеса, но это не те условия, когда одним очень хорошо, а другим совсем плохо. Поэтому у бизнеса должна быть социальная ответственность. В тех местах, где они занимаются хозяйственной деятельностью, должна создаваться социальная, инфраструктура, школы, больницы, спортзалы и т.д. Думаю, если будет подобный закон, справедливости будет больше.