В Якутии без вести пропавшими числятся 10 детей

Поделиться новостью:

В Якутии остается неизвестной судьба 10 пропавших детей. Каждый год из дома уходят еще сотни. Для их быстрого поиска в республике откроется отделение Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям. Директор организации Валерий Солянин рассказал ЯСИА, в каких случаях операция по поиску заканчивается успехом и к кому лучше не стоит обращаться за помощью.


Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям был создан в 2014 году и объединяет 38 регионов РФ. Якутское отделение проходит согласование с властями, и, как предполагает Валерий Солянин, откроется в течение двух недель. Затем волонтеры Якутии могут пройти специальное обучение по поиску пропавших детей и формировать оборудованные отряды внутри региона. Кроме поискового направления, организация имеет и медицинское – центр помогает тяжело больным детям получить лечение в центральных клиниках России.

Валерий Солянин отметил, что в Республике Саха по сравнению с другими регионами России пропавших детей меньше – на данный момент в розыске числятся 10 детей. Однако из-за особенностей зимнего якутского климата, считает эксперт, необходимо, чтобы в поиски сразу включились как можно больше людей.

Директор Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Валерий Солянин

“Что делать, чтобы дети не пропадали? Следить за ними. 80% из общего количества пропавших несовершеннолетних – это самовольные уходы. Обычно причиной этому бывает ссора с родителями или конфликт в детском доме”, – говорит Валерий Солянин. Он отметил, что финансовое состояние семьи не означает благополучие – ребенок может содержаться в хороших условиях, но предоставлен сам себе. Самый “опасный” возраст – от 13 до 17 лет.

Центр полагается на правоохранительные органы, спасателей и не сотрудничает с экстрасенсами. Директор национального центра не рекомендует родственникам пропавших обращаться ко “всевидящим”: “Нам ни разу не попадался экстрасенс, который бы верно подсказал местонахождение ребенка. Они, как правило, только вводят родственников и поисковые команды в заблуждение. Бывает так, что экстрасенсы говорят, что ребенок жив, когда он уже мертв – такое у нас случилось в Улан-Удэ”.

Найти ребенка можно через современные средства связи, например, через мобильный телефон. Хотя инициатива Совета Федерации о внесудебном раскрытии местонахождения абонентов сотовых сетей была заблокирована по соображениям приватности (доступ к геоданным могут получить злоумышленники), найти таким образом детей можно довольно быстро – иногда даже в течение в двух часов. Главное, заметил эксперт, как только пропал ребенок – необходимо сразу звонить в полицию, а операторы мобильной связи помогут, как только получат решение суда, который выносится довольно быстро.

Через месяц республика отметит черную дату – 24 июня пройдет пять лет со дня исчезновения двух девочек в Синске. Директор Национального центра заметил, что шанс найти Алину Иванову и Аяну Винокурову был бы больше, если поиск начался в первые минуты и сразу были подготовлены поисковые отряды.

Другие наши материалы:

“Дальневосточный гектар” действует до 1 января 2035 года

Субсидии для освоения земель. В АРЧК выяснили, какие меры поддержки выбирают получатели дальневосточных гектаров

За все время реализации программы «Дальневосточный гектар» 2853 получателя земельных участков воспользовались мерами поддержки для освоения земельных участков. Общая сумма...

В Якутии без вести пропавшими числятся 10 детей

В Якутии остается неизвестной судьба 10 пропавших детей. Каждый год из дома уходят еще сотни. Для их быстрого поиска в республике откроется отделение Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям. Директор организации Валерий Солянин рассказал ЯСИА, в каких случаях операция по поиску заканчивается успехом и к кому лучше не стоит обращаться за помощью.


Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям был создан в 2014 году и объединяет 38 регионов РФ. Якутское отделение проходит согласование с властями, и, как предполагает Валерий Солянин, откроется в течение двух недель. Затем волонтеры Якутии могут пройти специальное обучение по поиску пропавших детей и формировать оборудованные отряды внутри региона. Кроме поискового направления, организация имеет и медицинское – центр помогает тяжело больным детям получить лечение в центральных клиниках России.

Валерий Солянин отметил, что в Республике Саха по сравнению с другими регионами России пропавших детей меньше – на данный момент в розыске числятся 10 детей. Однако из-за особенностей зимнего якутского климата, считает эксперт, необходимо, чтобы в поиски сразу включились как можно больше людей.

Директор Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Валерий Солянин

“Что делать, чтобы дети не пропадали? Следить за ними. 80% из общего количества пропавших несовершеннолетних – это самовольные уходы. Обычно причиной этому бывает ссора с родителями или конфликт в детском доме”, – говорит Валерий Солянин. Он отметил, что финансовое состояние семьи не означает благополучие – ребенок может содержаться в хороших условиях, но предоставлен сам себе. Самый “опасный” возраст – от 13 до 17 лет.

Центр полагается на правоохранительные органы, спасателей и не сотрудничает с экстрасенсами. Директор национального центра не рекомендует родственникам пропавших обращаться ко “всевидящим”: “Нам ни разу не попадался экстрасенс, который бы верно подсказал местонахождение ребенка. Они, как правило, только вводят родственников и поисковые команды в заблуждение. Бывает так, что экстрасенсы говорят, что ребенок жив, когда он уже мертв – такое у нас случилось в Улан-Удэ”.

Найти ребенка можно через современные средства связи, например, через мобильный телефон. Хотя инициатива Совета Федерации о внесудебном раскрытии местонахождения абонентов сотовых сетей была заблокирована по соображениям приватности (доступ к геоданным могут получить злоумышленники), найти таким образом детей можно довольно быстро – иногда даже в течение в двух часов. Главное, заметил эксперт, как только пропал ребенок – необходимо сразу звонить в полицию, а операторы мобильной связи помогут, как только получат решение суда, который выносится довольно быстро.

Через месяц республика отметит черную дату – 24 июня пройдет пять лет со дня исчезновения двух девочек в Синске. Директор Национального центра заметил, что шанс найти Алину Иванову и Аяну Винокурову был бы больше, если поиск начался в первые минуты и сразу были подготовлены поисковые отряды.

Другие наши материалы:

“Дальневосточный гектар” действует до 1 января 2035 года

Субсидии для освоения земель. В АРЧК выяснили, какие меры поддержки выбирают получатели дальневосточных гектаров

За все время реализации программы «Дальневосточный гектар» 2853 получателя земельных участков воспользовались мерами поддержки для освоения земельных участков. Общая сумма...

Scroll Up