«В техногенном плане трудно представить какие-либо риски». Валерий Лепов о строительстве мини-АЭС

В Общественной палате Якутии прошли общественные слушания по теме строительства мини-АЭС в поселке Усть-Куйга. Такие же слушания прошли и в самом поселке, однако часть населения высказывается резко против проекта. ЯСИА побеседовало с  директором Института физико-технических проблем Севера им В.П. Ларионова Валерием Леповым о его мнении по этому поводу.


Соглашение о строительстве мини-АЭС в поселке Усть-Куйга Усть-Янского улуса между Якутией и госкорпорацией «Росатом» было подписано 23 декабря 2020 года. Документ закреплял принципы тарифообразования на электроэнергию в рамках проекта сооружения атомной станции малой мощности (АСММ) на базе реакторной установки РИТМ-200 в поселке

Проект мини-АЭС. Фото: Росатом

«Сегодня мы делаем важный шаг с точки зрения сооружения первой в России наземной АСММ нового поколения. Реализация этого проекта укрепляет лидирующие позиции Росатома на мировом рынке атомных станций малой мощности. Совсем недавно в промышленную эксплуатацию был запущен плавучий энергоблок «Академик Ломоносов» и сейчас, буквально несколько месяцев спустя, мы даем старт работам по наземной станции. Важно, что мы применяем у себя и предлагаем нашим зарубежным партнерам надежную, проверенную арктическими условиями реакторную установку РИТМ-200. На сегодняшний день такой современной и референтной технологией обладает только Российская Федерация. Уверен, что за станциями малой мощности – большое будущее, как у нас в стране, так и во всем мире», — заявил тогда генеральный директор Госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев.

В свою очередь глава республики Айсен Николаев заявил, что «атомная станция малой мощности даст качественный толчок развитию арктических районов Якутии, простимулирует развитие промышленности в Усть-Янском улусе и повысит уровень жизни местных жителей».

В соглашении говорится, что Якутия обеспечит сбыт электроэнергии АСММ в объеме от 40 до 50 МВт, а также окажет содействие в предоставлении земельного участка в районе размещения станции.

Отметим, что сам проект строительства АСММ в республике разрабатывается в рамках заключенного в сентябре 2019 года соглашения о намерениях между Якутией и Росатомом.

Плавучая атомная станция «Академик Ломоносов». Фото: Росатом

Как заявили в пресс-службе госкорпорации, в основе проекта сооружения АСММ в Якутии – референтная технология Росатома с реакторами РИТМ-200, спроектированными с учетом многолетнего опыта эксплуатации малых реакторов на судах российского атомного ледокольного флота. 21 октября 2020 года флагманский ледокол нового поколения «Арктика» с такими реакторами вошел в состав атомного флота, он уже работает на трассах Северного морского пути. Еще шесть установок «РИТМ-200» установлены на строящихся ледоколах проекта 22220.

В этом году, 23 июня, в поселке Усть-Куйга прошли общественные слушания, а 25 июня на площадке Общественной палаты Якутии состоялся круглый стол, посвященный проекту. Позднее, как это часто бывает с реализацией таких крупных проектов, часть населения высказалась резко против, часть — поддержала. Экологи и активисты, выступающие против строительства объекта, направили открытые письма президенту России Владимиру Путину, полномочному представителю президента РФ на Дальнем Востоке Юрию Трутневу, депутату Госдумы Галине Данчиковой, главе республики Айсену Николаеву, в Ил Тумэн Петру Гоголеву, районному совету депутатов, а также компании «Росатом».

Валерий Лепов. Фото: Николай Борисов / ЯСИА

ЯСИА обратилось  в Институт физико-технических проблем Севера им В.П. Ларионова с просьбой прокомментировать ситуацию.  На наши вопросы о проекте и позиции экологов ответил директор института Валерий Лепов.

— Вы были ознакомлены с проектом — какие сделали выводы?

— Наш вывод – стратегически решение верное, однако требуется доработка в ряде ключевых вопросов: проработке различных вариантов и сценариев с учетом энергетических, социальных, экономических факторов. Необходима оценка специалистов, те есть одна компания, которая занимается установкой и строительством, не способна это сделать. Она возведёт станцию, а все остальное ляжет на республику.

Возникнут такие трудности, которые быстро преодолеть не получится, поэтому нужно предварительно проработать все варианты для дальнейшей работы.

Необходимо сделать хорошую энергетическую стратегию республики. Нужно ее заново разработать и создавать некий план ГОЭЛРО (Государственный план электрификации России — прим. ЯСИА) или комплексную программу на уровне всей российской Арктики и реализовать его совместными усилиями с Сибирским отделением РАН. На это потребуется еще 10 лет, и вот только тогда можно эту станцию строить и безопасно эксплуатировать.

— По техническому решению проекта какие у вас замечания?

Билибинская АЭС (Билибино, Чукотский АО). Фото: Росатом

— По конкретным техническим решениям подробно с проектом не знакомы, только в общих чертах, но считаем, что в ОКБМ (Опытное конструкторское бюро машиностроения, входящее в структуру Росатома — прим. ЯСИА) им. Африкантова работают специалисты этого дела. Уже есть апробация блоков АСММ на плавучей станции «Академик Ломоносов», на стационарной Билибинской АЭС. То есть опыт возведения подобных объектов у них имеется. Однако мы не уверены в том, что они полностью готовы к реализации данного проекта в конкретных условиях Усть-Янского района, где есть в том числе и факторы деградации мерзлоты.

Сначала необходимо решить ряд проблем, в том числе и кадровых.

— Расскажите подробнее про экономическую составляющую.

— Наш почти 40-летний опыт работы с проектами, связанными со строительством АЭС малой мощности, говорит о том, что в условиях нынешней экономики необходим системный и последовательный анализ, научные обоснования. Необходимо как учесть снижение грузопотока за счет уменьшения привоза органического топлива, так и дать оценку углеводородных источников, которые находятся на территории Усть-Янского района.  Также в современных условиях необходима оценка процесса деградации многолетних, мерзлых грунтов в условиях глобальных изменений климата.

Поэтому мы за то, чтобы была организована работа, такая, как ГОЭЛРО для Якутии, или даже программа для всей Арктики, куда вошли бы представители Московского института энергетических исследований РАН, новосибирских институтов под руководством Пармона В.Н., Иркутского института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН.

Мы готовы также пригласить других партнеров, если это необходимо, чтобы в тесном взаимодействии с министерствами и ведомствами, промышленными предприятиями в самом Усть-Янском районе организовать экспедицию для этих работ.

Должны быть просчитаны несколько сценариев — как позитивных, так и негативных, но ничего из этого сделано не было и оценки экономической эффективности также не произведено. Возникает вопрос по тарифам, поскольку обещано уменьшение тарифа в два раза, однако мы считаем, что это недостаточно обосновано. Нужно провести предварительные работы.

— Почему не обосновано?

— По всей видимости, вопрос этот решался второпях, ведь соглашение подписано только в прошлом году  и сразу же проводятся общественные слушания без предварительного обсуждения и согласования с научными организациями.

— Расскажите, пожалуйста, об инфраструктурных составляющих.

— Хотел упомянуть, что недавно, 26 октября 2020 года, указом президента России была принята «Стратегия развития арктической зоны и обеспечения национальной безопасности РФ», в ней содержится пункт об отставании сроков развития инфраструктуры Северного морского пути, который займет несколько десятков лет и потребует поэтапного развития всей инфраструктуры Арктики.  Пока он только начинает реализовываться. Мы же сразу пытаемся реализовать такой крупный проект как строительство АСММ.

Вначале должны быть решены вопросы качества обеспечения электроэнергией и строительства электросетей.

Есть вопросы по пункту Стратегии «выявление и анализ рисков возникновения чрезвычайных ситуаций природно-техногенного характера». Необходимо дать оценку по пункту «уровень повышения защищенности критически важных потенциально-опасных объектов». Ведь сейчас происходит ускоренное таяние вечной мерзлоты, необходима его оценка именно в том районе, чтобы подкорректировать, например, опыт строительства Билибинской АЭС.

— Какое взаимодействие между вами и «Росатомом»?

— Партнерства как такового не было. Мы взаимодействовали только на совместных семинарах, где представляли свои разработки, а мы соответственно включили эти разработки в план энергетической стратегии, которая стала государственным документом и реализуется уже более 10 лет, с 2010 года.

— Какие-нибудь разговоры были по данному проекту?

— Нет, именно по этому проекту разговоров не было, ранее нами было запланировано около шести мест размещения АЭС малой мощности, потом их сократили до трех, и вот как раз одно из них – Усть-Куйга. Эта схема наиболее выгодна, и, по нашим расчетам, она может быть реализована, но уже более 10 лет Энергетическая стратегия не обновлялась.

— Вы знакомы с позицией экологов? Что об этом думаете?

— Если говорить об экологах, то они всегда перестраховываются, поскольку не знакомы с технической стороной объектов.

Сейчас во всем мире считается, что технология водо-водяных ядерных реакторов, тем более изолированных, где все находится в одном кожухе – является наиболее защищенной из всех видов энергостанций и наиболее экологически чистой. Там происходит безопасная выемка и замена элементов только раз в пять-десять лет, оба водяных контура внутренние, внешних источников воды не требуется, то есть загрязнения окружающей среды не происходит.

Такой цикл реализован и работает не только в нашей стране, но и в Китае, например, где работает Росатом.

Вспоминают случай с Фукусимой, где была старая конструкция реактора и допущены эксплуатационные и организационные недостатки, что вкупе с землетрясением и цунами обострило ситуацию. Такое у нас невозможно представить, возникнуть могут лишь экономические проблемы со строительством

Приводится пример Алданского района, где происходили раскопки урана. Возникает вопрос о хранении в вечной мерзлоте отходов от АЭС.

Однако отходы от планируемой АЭС малой мощности не планируются хранить на территории нашей республики, у них свои пути.

Скорее всего, будет переработка отходов, может быть, на оружейный плутоний или для других реакторов. Здесь ничего не будет загрязнено. В пример можно привести эксплуатацию космодрома Восточный, при запусках на котором падают чистые оболочки, а затем их забирают, и таким образом природа остается в первозданном виде, а неопасный керосин весь выгорает еще в атмосфере, и, получается, падает чистая металлическая оболочка.

Неблагоприятным фактором проблемы является только этап строительства АЭС малой мощности, дело в том, что резервные мощности АЭС обязательно должны быть дизельными, на жидком топливе, и поэтому фактически там нужно строить ТЭЦ или ГРЭС, которые будут располагаться рядом и включаться в период технологического переоснащения атомных станций.

— Получается, если АЭС уже готова, дополнительные виды энергии отключаются?

— Они всё равно по протоколам безопасности должны на холостом ходу работать в режиме низкой мощности.

— Как бесперебойники?

— Да.

— Есть ли вообще хоть какие-либо риски от эксплуатации АЭС малой мощности?

— Только экономические и социальные. В техногенном плане трудно представить какие-либо риски, поскольку реактор защищен от внешних факторов. Само здание защищено даже от прямого попадания самолета, если представить что-то наподобие произошедшего 11 сентября 2001 года в США, то аварии с загрязнением не будет. Единственное, из-за чего может возникнуть опасность, если произойдет что-то наподобие падения Тунгусского метеорита, но это очень редкое событие, и вероятность его попадания именно в этот объект крайне мала.

Кольская АЭС (г. Полярные Зори, Мурманская обл.). Фото: Росатом

— Есть ли острая необходимость строить АЭС малой мощности?

— Есть острая необходимость решения энергетической проблемы в Арктике. Конечно, это повысит также комфортность проживания населения в условиях Севера и позволит освоить ряд месторождений, которые являются стратегически важными для России, ну и для всего мира в плане экспортных поставок.

Сейчас производство переживает спад, электронная промышленность выживает за счет Китая. Строительством АЭС малой мощности мы можем внести свой вклад в энергетику и глобальную промышленность.

Таким образом, все равно нужно решать вопросы энергетического снабжения с помощью традиционных источников, в любом случае. И это нисколько не снимает вопросы северного завоза. Просто нужно оценить, насколько снизится завоз топлива — будет ли экономически эффективно его завозить и по какой транспортной схеме? Поэтому дело за будущим, за научными обоснованиями и исследованиями.

— Как долго институт занимался вопросами энергоснабжения Якутии?

— Наш институт справил своё 50-летие в прошлом году, поскольку официально основан в 1970 году. Энергетические исследования начались на несколько лет раньше, еще до официального образования института, разрабатывались схемы электроснабжения районов, в том числе и арктических. Получается, уже более 50 лет наш институт является основным исполнителем и экспертной организацией в области энергетики, разработки энергетической стратегии и планов электроснабжения.

Вилюйская ГЭС. Фото: Википедия

В 1990-м году, если не считать статей 1984-85 годов по возможности размещения атомных станций малой мощности, был подготовлен закрытый отчет по хоздоговорной работе «Рациональные направления развития энерго-топливо-водоснабжения предприятий ПО «Якутзолото» в бассейне реки Яна на период до 2010 года». Там как раз было запланировано семь вариантов энергоснабжения, включая размещение ГЭС, ГРЭС, на угле, на жидком топливе, стационарной АЭС с водо-графитовым реактором и малой АЭС с водо-водяным реактором изолированного типа.

То есть то, о чем мы говорили, — это разработанные в 80-90 годы технические решения советского времени, ничего инновационного, ненадежного в этом нет, произведен лишь ряд современных модификаций.

Другое дело, если говорить об опасности – сейчас происходит ускоренное таяние вечной мерзлоты в Арктике, поэтому необходима соответствующая оценка, например, логистическая. Возможно, более выгодной окажется вообще строительство ГЭС. Мы всегда были за те решения, которые более эффективны, снижают нагрузку на обеспечение завоза топлива, повышают комфортность проживания жителей Якутии, обеспечивают энергией поселки, золотодобывающие предприятия, в том числе Кючусское месторождение золота – поэтому АЭС необходима.

Но! Здесь возникают сразу несколько нюансов. Например, что необходимо сначала обеспечить транспортную инфраструктуру, в том числе электроснабжение. Недавно произведено объединение энергосетей с единой энергосетью Сибири, западным регионом, но там есть узкие места. Поэтому нужен ГОЭЛРО для Якутии. В ходе последнего визита президента Российской академии наук академика Александра Сергеева, в апреле 2021 года, им была выражена надежда на научно обоснованное развитие энергетики республики и всей Арктики, для чего необходимо разработать и подготовить к реализации новую комплексную программу на уровне ДФО, возможно, с привлечением стран азиатско-тихоокеанского региона, через Совет директоров Сибирского отделения РАН по трансграничным взаимодействиям.

1 августа 01.08
  • 26°
  • $ 73,14
  • 86,99