Стать донором костного мозга. Мифы и факты

Поделиться новостью:

[vc_row][vc_column][vc_column_text]

Каждые 20 минут находится человек, который узнает, что у него рак крови. В 2018 году диагноз острый лейкоз поставлен 80 якутянам, для них единственным путем к выздоровлению становится пересадка стволовых клеток из костного мозга. Больно ли быть донором, сколько стоит сдать 300 мл крови и как найти своего генетического близнеца, читайте в материале ЯСИА.


[/vc_column_text][vc_column_text]

Костный и спинной: разница есть

[/vc_column_text][vc_column_text]

Лейкоз, или лейкемия — рак крови, который может поразить любого. Бывает двух основных видов — острый и хронический. Как правило, заболевание выражается в быстрой утомляемости, боли в суставах, частых инфекционных заболеваниях, повышенной температуре, хотя зачастую больной не чувствует никаких симптомов вообще. Нарушения можно выявить с помощью клинического анализа крови.

“Очагом” болезни становится костный мозг, который является кроветворным органом и находится в тазовых и трубчатых костях конечностей. Поэтому, чтобы вылечить рак крови, нужна пересадка костного мозга или стволовых клеток, которые в нем и содержатся.

Не стоит путать костный и спинной мозг. Спинной расположен в позвоночнике и относится к центральной нервной системе, а костный — в тазовых и трубчатых костях, является кроветворным органом.

При этом больному нельзя просто взять и пересадить любой костный мозг — он должен совпадать по HLA-фенотипу (HLA — Human Leukocyte Antigens, или Человеческий лейкоцитарный антиген). Если есть возможность, лучше взять костный мозг у родственников, если нет, можно найти “генетического близнеца”. Но вероятность встретить свою копию по фенотипу составляет 1 к 10 тысячам.

Именно поэтому так важно, чтобы в регистре доноров костного мозга было как можно больше образцов — чем их больше, тем выше шансы у больных выздороветь. В России зарегистрировано порядка 100 тысяч потенциальных доноров — это ничтожно мало по сравнению с базами в других странах. В США  в регистр включены около 10 млн потенциальных доноров, в Германии — 6 млн.

Сегодня в России почти 4,5 тысячи человек с раком крови ждут трансплантации костного мозга — это те, кому заменить здоровые клетки не смогли родные, так что их последняя надежда на выздоровление — доноры.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

В Якутии среди взрослого населения острым лейкозом в год болеют порядка 80 человек. “Мы из статистики российской и мировой не выделяемся. У нас нет скачков по разным районам, как многие думают, потому что все зависит от иммунного статуса пациентов, а не от экологии, к примеру. Но, к сожалению, иммунитет у якутян падает”, — отметила заведующая гематологическим отделением РБ№1-НЦМ Инна Мулина.

Как рассказала врач, причиной может послужить не только непосредственная слабость защитной реакции организма, но и излишняя ее активность: “Когда иммунитет находится в постоянном напряжении, возрастает вероятность того, что какая-то клеточка выйдет из-под контроля и начнет делиться в геометрической прогрессии, формируясь в опухолевую массу”.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Машенька и доноры

[/vc_column_text][vc_column_text]

Два года назад Марии Садовниковой поставили диагноз острый лимфобластный лейкоз, который начали лечить 150-дневным курсом терапии по международному протоколу.

Голова болела месяц, а потом боль перешла в ягодичную мышцу. Эти признаки и заставили меня пойти в больницу. Анализы показали, что у меня “детский” лейкоз. Тогда я была кормящей мамой восьмимесячного ребенка, а когда пришлось уезжать на лечение в Москву, ему было уже 11 месяцев. Конечно, хотелось остаться рядом с ним, но, возможно, так было бы труднее, потому что мне ни в коем случае нельзя было болеть и лучше находиться в изоляции”, — рассказала Мария.

Красная сумочка на поясе — капельница, которую Мария не снимала 28 дней подряд

На 140-й день курса, за 10 дней до “дембеля”, последние анализы девушки показали, что у нее мутировали гены. Это значило, что ей срочно придется принимать новый для России препарат через капельницу, пройти курс химиотерапии и найти донора для пересадки костного мозга.

Как раз для нее единственным выходом было найти неродственного обладателя одинакового с ней генотипа, так как она единственный ребенок в семье. После беспрерывного ношения капельницы в течение нескольких недель наступила ремиссия, которую сдерживали тем же лекарством еще два месяца, пока по настоянию врачей Мария искала генетический код, как у нее, который ее спасет.

Ей не подошел ни один фенотип из российского и международного регистров. Тогда она организовала акцию по поиску донора в Якутске. Ей дали 200 пробирок для крови на типирование, а она надеялась найти хотя бы 20 человек, кто будет готов стать донором. В итоге на исследования девушка привезла целых 700 образцов (дополнительные пробирки пришлось одолжить на Станции переливания крови уже в Якутске).

И даже тогда среди них не нашелся генетический близнец Марии. К счастью, девушка находилась в состоянии полной ремиссии и смогла стать “донором” самой себе, то есть пересадить собственные клетки и буквально перезагрузить свое здоровье — это называется аутологичной трансплантацией.

Самое страшное в лечении — это химиотерапия. За два дня до пересадки высокодозная химиотерапия полностью обнуляет иммунитет организма, чтобы новый костный мозг “вжился” заново и запустил кроветворение”, — призналась Мария.

В момент обнуления иммунитета больного донор уже не может сказать “нет” — без него больной просто умрет, потому что у организма нет никакой защиты.

Марии повезло. Только ремиссия позволила ей обойтись без донора. Этот случай очень редкий, так как не все добиваются данного состояния.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Как стать донором костного мозга

[/vc_column_text][vc_column_text]

Хотя даже наличие подходящего донора в регистре тоже не всегда дает гарантию на трансплантацию. Во-первых, донор имеет право отказаться сдавать материал, так как дело это добровольное, и никаких обязательств за ним юридически не закреплено.

Требования у всех доноров костного мозга такие же, что и у доноров крови — отсутствие хронических заболеваний, гепатитов, СПИД, ВИЧ, туберкулеза, болезней сердца и крови, плохое зрение. Донор в возрасте от 18 до 45 лет должен весить не менее 50 кг.

Во-вторых, с тех пор, как данные были впервые занесены в регистр, обычно проходит несколько лет, прежде чем потенциального донора оповещают о том, что он может помочь больному. А за это время много чего успевает произойти: донор мог заболеть, уехать за границу или просто постареть — сдать свою кровь могут люди в возрасте от 18 до 45 лет.

Я была в шоке от того, сколько в Якутске больных гепатитом. Очень много народу писали мне и спрашивали, могут ли они сдать кровь, если у них был гепатит. Я пыталась разъяснять всем, какие есть противопоказания, чтобы те, у кого они имеются, не тратили свое время и не расходовали пробирки”, — поделилась Мария Садовникова.

[/vc_column_text][vc_toggle title=»Вы можете стать донором, если»]

  1. Вам от 18 до 45 лет
  2. Ваш вес более 50 кг
  3. У вас нет абсолютных противопоказаний:

• Злокачественные новообразования;
• Болезни крови;
• Органические заболевания центральной нервной системы;
• Полное отсутствие слуха и речи;
• Психические заболевания;
• Наркомания, алкоголизм;
• Диффузные заболевания соединительной ткани;
• Лучевая болезнь;
• Болезни эндокринной системы в случае выраженного нарушения функций и обмена веществ;
• Остеомиелит острый и хронический;
• Оперативные вмешательства по поводу резекции органа (желудок, почка, желчный пузырь, селезенка, яичники, матка и пр.) и трансплантации органов и тканей.

Со всеми противопоказаниями для доноров костного мозга можно ознакомиться по этой ссылке.

[/vc_toggle][vc_message]

Как отметила Инна Мулина, стволовые клетки можно забирать и из плацентарной ткани при рождении ребенка: “В мире существует практика, когда женщина идет на роды, она подписывает договор, который разрешает использовать плаценту, где очень много стволовых клеток, принадлежащих родившемуся ребенку. Клетки могут быть обработаны и храниться в специальных условиях до того момента, как они кому-то понадобятся: их обладателю или другому больному (это зависит от условий договора)”.

Этот метод в России пока не распространен и используется в редких случаях. Года два назад была новость о том, что известная телеведущая Ксения Собчак сохранила стволовые клетки из плаценты своего ребенка. Но она может себе это позволить (заморозка клеток может стоить около 2 тысяч долларов, а их хранение — больше сотни долларов в год), а вот рядовому россиянину такая “осторожность” будет не по карману. В Якутии таких процедур не делают вообще.

[/vc_message][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Донорство костного мозга подразумевает высокую степень ответственности. Но вместе с тем стать донором — простая, безвредная и безболезненная процедура. Чтобы вас занесли в регистр, в офисе “Инвитро” в Якутске нужно сдать 4-9 мл крови, которые затем в специальной пробирке отправляются в Казань на типирование, то есть на определение вашего фенотипа (генетического кода). Сдать кровь для включения в регистр можно абсолютно бесплатно.

Донор не тратит свои деньги, но и не получает вознаграждение, кроме спасения жизни другого человека. А это бесценно.

Затем вам остается только ждать звонка от сотрудников регистра. Если вы все-таки подошли кому-то, то вас приглашают на дополнительные обследования на противопоказания в Москву или Санкт-Петербург. Пока что все трансплантации по стране проводятся только там.

Донору оплачивают перелет, проживание, питание и предоставляют больничный лист. Как сообщила руководитель отдела рекрутинга Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Евгения Лобачева, все расходы покрываются за счет благотворительных фондов.

“Единственное, чем придется пожертвовать — временем. С человеком обсуждают удобное время и способ для сдачи материала, но ему нужно уехать в Москву или Санкт-Петербург и провести там около недели”, — рассказала она.

Донор может выбрать способ сдачи материала для больного. Либо будут извлекать часть костного мозга непосредственно из тазовой кости с помощью проколов, что проводится под общим наркозом, а на восстановление после этого понадобится всего пара дней. Либо можно сдать 300-400 мл стволовых клеток (количество зависит от веса больного), когда вас подключают к сепаратору, который забирает кровь из вены одной руки, отделяет и оставляет себе стволовые клетки, а потом отдает остальную кровь в другую руку. Обычно этот процесс длится 3-4 часа. Но на сдачу материала могут позвать и на следующий день, если больному не хватит уже собранных здоровых клеток.

Для второго варианта, как правило, заранее вкалывают препарат для выведения из костного мозга стволовых клеток “Лейкостим”, чтобы в крови их было как можно больше. Он может вызвать ощущение ломоты в костях, но это нормальное явление.

Фото: Алексей Лощилов

После того, как врачи убедились, что для пересадки больному собрано достаточно материала, для донора эта история подходит к концу.

В течение двух следующих лет донор не имеет права ничего знать о реципиенте, вплоть до пола, возраста и национальности.

Все о том, как чувствует себя донор, можно почитать в этом треде в Twitter. Его автором стала 22-летняя Ирина, чей фенотип подошел больному, и ей позвонили через три года после ее включения в регистр.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Личные истории помогают массам людей

[/vc_column_text][vc_column_text]

Сегодня акция по сбору крови для типирования проводится в Тикси при поддержке Русфонда. Ее инициатор Артем Ослопов рассказал ЯСИА, почему решил привлечь фонд в северный поселок.

Я прочитал статью в журнале, где подробно рассказывалось про костный мозг. Там была история женщины, на руках которой умерла дочка. Моя мама ушла из жизни из-за рака несколько лет назад, так что я знаком с подобной ситуацией. Но не только это меня подвигло связаться с Русфондом и запустить акцию. Я думал о спасении детей. Когда болеет ребенок, и ничего, кроме больницы, не видит, это совсем другое, нежели когда болеет взрослый”, — признался он.

Организовать сбор было не так сложно, так как фонд откликнулся на следующий день после обращения молодого человека и сразу согласился, но много времени заняло то, чтобы продумать логистику. К счастью, все, у кого Артем просил помощи, не тратили и минуты на раздумья.

Так, Русфонд и “Инвитро” предоставили 100 пробирок для крови, которые бесплатно перевезли “Полярными авиалиниями” через Якутск в Тикси, где районная больница выделила кабинет и одного медика для работы с потенциальными донорами по графику. В планах — включить в акцию поселки Быков и Найба.

Сейчас в России существуют 15 регистров в разных регионах, объединенных в две базы, самая большая из них в Кирове — около 40 тысяч доноров. Регистр Русфонда второй по численности и включает 30 тысяч. Поиск и активация неродственного донора в нашей стране стоит 410 тысяч рублей, эта сумма покрывается за счет фондов, но вот поиск за рубежом влетит в копеечку и оплачивается из кармана пациента — это около 1,4 млн рублей.

Многим такие суммы не по карману – были случаи отказа от трансплантаций. Кроме того, в европейском или американском регистре сложнее найти донора для представителей некоторых этнических групп, проживающих на территории России. Взятый у земляка костный мозг приживается значительно лучше, чем трансплантат, полученный от иностранца”, — отметила Евгения Лобачева.

В настоящее время обсуждается вопрос о создании Единого государственного банка доноров костного мозга, использование которого должно стать бесплатным для всех больных раком крови.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

Другие наши материалы:

Утвержден список системообразующих организаций в сфере информации и связи

Минцифры и Центр экспертизы и координации информатизации запустили серию вебинаров по цифровой трансформации госорганов

Минцифры России совместно с экспертами Центра экспертизы и координации информатизации провели первый обучающий вебинар по формированию программ цифровой трансформации госорганов....

Стать донором костного мозга. Мифы и факты

[vc_row][vc_column][vc_column_text]

Каждые 20 минут находится человек, который узнает, что у него рак крови. В 2018 году диагноз острый лейкоз поставлен 80 якутянам, для них единственным путем к выздоровлению становится пересадка стволовых клеток из костного мозга. Больно ли быть донором, сколько стоит сдать 300 мл крови и как найти своего генетического близнеца, читайте в материале ЯСИА.


[/vc_column_text][vc_column_text]

Костный и спинной: разница есть

[/vc_column_text][vc_column_text]

Лейкоз, или лейкемия — рак крови, который может поразить любого. Бывает двух основных видов — острый и хронический. Как правило, заболевание выражается в быстрой утомляемости, боли в суставах, частых инфекционных заболеваниях, повышенной температуре, хотя зачастую больной не чувствует никаких симптомов вообще. Нарушения можно выявить с помощью клинического анализа крови.

“Очагом” болезни становится костный мозг, который является кроветворным органом и находится в тазовых и трубчатых костях конечностей. Поэтому, чтобы вылечить рак крови, нужна пересадка костного мозга или стволовых клеток, которые в нем и содержатся.

Не стоит путать костный и спинной мозг. Спинной расположен в позвоночнике и относится к центральной нервной системе, а костный — в тазовых и трубчатых костях, является кроветворным органом.

При этом больному нельзя просто взять и пересадить любой костный мозг — он должен совпадать по HLA-фенотипу (HLA — Human Leukocyte Antigens, или Человеческий лейкоцитарный антиген). Если есть возможность, лучше взять костный мозг у родственников, если нет, можно найти “генетического близнеца”. Но вероятность встретить свою копию по фенотипу составляет 1 к 10 тысячам.

Именно поэтому так важно, чтобы в регистре доноров костного мозга было как можно больше образцов — чем их больше, тем выше шансы у больных выздороветь. В России зарегистрировано порядка 100 тысяч потенциальных доноров — это ничтожно мало по сравнению с базами в других странах. В США  в регистр включены около 10 млн потенциальных доноров, в Германии — 6 млн.

Сегодня в России почти 4,5 тысячи человек с раком крови ждут трансплантации костного мозга — это те, кому заменить здоровые клетки не смогли родные, так что их последняя надежда на выздоровление — доноры.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

В Якутии среди взрослого населения острым лейкозом в год болеют порядка 80 человек. “Мы из статистики российской и мировой не выделяемся. У нас нет скачков по разным районам, как многие думают, потому что все зависит от иммунного статуса пациентов, а не от экологии, к примеру. Но, к сожалению, иммунитет у якутян падает”, — отметила заведующая гематологическим отделением РБ№1-НЦМ Инна Мулина.

Как рассказала врач, причиной может послужить не только непосредственная слабость защитной реакции организма, но и излишняя ее активность: “Когда иммунитет находится в постоянном напряжении, возрастает вероятность того, что какая-то клеточка выйдет из-под контроля и начнет делиться в геометрической прогрессии, формируясь в опухолевую массу”.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Машенька и доноры

[/vc_column_text][vc_column_text]

Два года назад Марии Садовниковой поставили диагноз острый лимфобластный лейкоз, который начали лечить 150-дневным курсом терапии по международному протоколу.

Голова болела месяц, а потом боль перешла в ягодичную мышцу. Эти признаки и заставили меня пойти в больницу. Анализы показали, что у меня “детский” лейкоз. Тогда я была кормящей мамой восьмимесячного ребенка, а когда пришлось уезжать на лечение в Москву, ему было уже 11 месяцев. Конечно, хотелось остаться рядом с ним, но, возможно, так было бы труднее, потому что мне ни в коем случае нельзя было болеть и лучше находиться в изоляции”, — рассказала Мария.

Красная сумочка на поясе — капельница, которую Мария не снимала 28 дней подряд

На 140-й день курса, за 10 дней до “дембеля”, последние анализы девушки показали, что у нее мутировали гены. Это значило, что ей срочно придется принимать новый для России препарат через капельницу, пройти курс химиотерапии и найти донора для пересадки костного мозга.

Как раз для нее единственным выходом было найти неродственного обладателя одинакового с ней генотипа, так как она единственный ребенок в семье. После беспрерывного ношения капельницы в течение нескольких недель наступила ремиссия, которую сдерживали тем же лекарством еще два месяца, пока по настоянию врачей Мария искала генетический код, как у нее, который ее спасет.

Ей не подошел ни один фенотип из российского и международного регистров. Тогда она организовала акцию по поиску донора в Якутске. Ей дали 200 пробирок для крови на типирование, а она надеялась найти хотя бы 20 человек, кто будет готов стать донором. В итоге на исследования девушка привезла целых 700 образцов (дополнительные пробирки пришлось одолжить на Станции переливания крови уже в Якутске).

И даже тогда среди них не нашелся генетический близнец Марии. К счастью, девушка находилась в состоянии полной ремиссии и смогла стать “донором” самой себе, то есть пересадить собственные клетки и буквально перезагрузить свое здоровье — это называется аутологичной трансплантацией.

Самое страшное в лечении — это химиотерапия. За два дня до пересадки высокодозная химиотерапия полностью обнуляет иммунитет организма, чтобы новый костный мозг “вжился” заново и запустил кроветворение”, — призналась Мария.

В момент обнуления иммунитета больного донор уже не может сказать “нет” — без него больной просто умрет, потому что у организма нет никакой защиты.

Марии повезло. Только ремиссия позволила ей обойтись без донора. Этот случай очень редкий, так как не все добиваются данного состояния.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Как стать донором костного мозга

[/vc_column_text][vc_column_text]

Хотя даже наличие подходящего донора в регистре тоже не всегда дает гарантию на трансплантацию. Во-первых, донор имеет право отказаться сдавать материал, так как дело это добровольное, и никаких обязательств за ним юридически не закреплено.

Требования у всех доноров костного мозга такие же, что и у доноров крови — отсутствие хронических заболеваний, гепатитов, СПИД, ВИЧ, туберкулеза, болезней сердца и крови, плохое зрение. Донор в возрасте от 18 до 45 лет должен весить не менее 50 кг.

Во-вторых, с тех пор, как данные были впервые занесены в регистр, обычно проходит несколько лет, прежде чем потенциального донора оповещают о том, что он может помочь больному. А за это время много чего успевает произойти: донор мог заболеть, уехать за границу или просто постареть — сдать свою кровь могут люди в возрасте от 18 до 45 лет.

Я была в шоке от того, сколько в Якутске больных гепатитом. Очень много народу писали мне и спрашивали, могут ли они сдать кровь, если у них был гепатит. Я пыталась разъяснять всем, какие есть противопоказания, чтобы те, у кого они имеются, не тратили свое время и не расходовали пробирки”, — поделилась Мария Садовникова.

[/vc_column_text][vc_toggle title=»Вы можете стать донором, если»]

  1. Вам от 18 до 45 лет
  2. Ваш вес более 50 кг
  3. У вас нет абсолютных противопоказаний:

• Злокачественные новообразования;
• Болезни крови;
• Органические заболевания центральной нервной системы;
• Полное отсутствие слуха и речи;
• Психические заболевания;
• Наркомания, алкоголизм;
• Диффузные заболевания соединительной ткани;
• Лучевая болезнь;
• Болезни эндокринной системы в случае выраженного нарушения функций и обмена веществ;
• Остеомиелит острый и хронический;
• Оперативные вмешательства по поводу резекции органа (желудок, почка, желчный пузырь, селезенка, яичники, матка и пр.) и трансплантации органов и тканей.

Со всеми противопоказаниями для доноров костного мозга можно ознакомиться по этой ссылке.

[/vc_toggle][vc_message]

Как отметила Инна Мулина, стволовые клетки можно забирать и из плацентарной ткани при рождении ребенка: “В мире существует практика, когда женщина идет на роды, она подписывает договор, который разрешает использовать плаценту, где очень много стволовых клеток, принадлежащих родившемуся ребенку. Клетки могут быть обработаны и храниться в специальных условиях до того момента, как они кому-то понадобятся: их обладателю или другому больному (это зависит от условий договора)”.

Этот метод в России пока не распространен и используется в редких случаях. Года два назад была новость о том, что известная телеведущая Ксения Собчак сохранила стволовые клетки из плаценты своего ребенка. Но она может себе это позволить (заморозка клеток может стоить около 2 тысяч долларов, а их хранение — больше сотни долларов в год), а вот рядовому россиянину такая “осторожность” будет не по карману. В Якутии таких процедур не делают вообще.

[/vc_message][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Донорство костного мозга подразумевает высокую степень ответственности. Но вместе с тем стать донором — простая, безвредная и безболезненная процедура. Чтобы вас занесли в регистр, в офисе “Инвитро” в Якутске нужно сдать 4-9 мл крови, которые затем в специальной пробирке отправляются в Казань на типирование, то есть на определение вашего фенотипа (генетического кода). Сдать кровь для включения в регистр можно абсолютно бесплатно.

Донор не тратит свои деньги, но и не получает вознаграждение, кроме спасения жизни другого человека. А это бесценно.

Затем вам остается только ждать звонка от сотрудников регистра. Если вы все-таки подошли кому-то, то вас приглашают на дополнительные обследования на противопоказания в Москву или Санкт-Петербург. Пока что все трансплантации по стране проводятся только там.

Донору оплачивают перелет, проживание, питание и предоставляют больничный лист. Как сообщила руководитель отдела рекрутинга Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Евгения Лобачева, все расходы покрываются за счет благотворительных фондов.

“Единственное, чем придется пожертвовать — временем. С человеком обсуждают удобное время и способ для сдачи материала, но ему нужно уехать в Москву или Санкт-Петербург и провести там около недели”, — рассказала она.

Донор может выбрать способ сдачи материала для больного. Либо будут извлекать часть костного мозга непосредственно из тазовой кости с помощью проколов, что проводится под общим наркозом, а на восстановление после этого понадобится всего пара дней. Либо можно сдать 300-400 мл стволовых клеток (количество зависит от веса больного), когда вас подключают к сепаратору, который забирает кровь из вены одной руки, отделяет и оставляет себе стволовые клетки, а потом отдает остальную кровь в другую руку. Обычно этот процесс длится 3-4 часа. Но на сдачу материала могут позвать и на следующий день, если больному не хватит уже собранных здоровых клеток.

Для второго варианта, как правило, заранее вкалывают препарат для выведения из костного мозга стволовых клеток “Лейкостим”, чтобы в крови их было как можно больше. Он может вызвать ощущение ломоты в костях, но это нормальное явление.

Фото: Алексей Лощилов

После того, как врачи убедились, что для пересадки больному собрано достаточно материала, для донора эта история подходит к концу.

В течение двух следующих лет донор не имеет права ничего знать о реципиенте, вплоть до пола, возраста и национальности.

Все о том, как чувствует себя донор, можно почитать в этом треде в Twitter. Его автором стала 22-летняя Ирина, чей фенотип подошел больному, и ей позвонили через три года после ее включения в регистр.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

Личные истории помогают массам людей

[/vc_column_text][vc_column_text]

Сегодня акция по сбору крови для типирования проводится в Тикси при поддержке Русфонда. Ее инициатор Артем Ослопов рассказал ЯСИА, почему решил привлечь фонд в северный поселок.

Я прочитал статью в журнале, где подробно рассказывалось про костный мозг. Там была история женщины, на руках которой умерла дочка. Моя мама ушла из жизни из-за рака несколько лет назад, так что я знаком с подобной ситуацией. Но не только это меня подвигло связаться с Русфондом и запустить акцию. Я думал о спасении детей. Когда болеет ребенок, и ничего, кроме больницы, не видит, это совсем другое, нежели когда болеет взрослый”, — признался он.

Организовать сбор было не так сложно, так как фонд откликнулся на следующий день после обращения молодого человека и сразу согласился, но много времени заняло то, чтобы продумать логистику. К счастью, все, у кого Артем просил помощи, не тратили и минуты на раздумья.

Так, Русфонд и “Инвитро” предоставили 100 пробирок для крови, которые бесплатно перевезли “Полярными авиалиниями” через Якутск в Тикси, где районная больница выделила кабинет и одного медика для работы с потенциальными донорами по графику. В планах — включить в акцию поселки Быков и Найба.

Сейчас в России существуют 15 регистров в разных регионах, объединенных в две базы, самая большая из них в Кирове — около 40 тысяч доноров. Регистр Русфонда второй по численности и включает 30 тысяч. Поиск и активация неродственного донора в нашей стране стоит 410 тысяч рублей, эта сумма покрывается за счет фондов, но вот поиск за рубежом влетит в копеечку и оплачивается из кармана пациента — это около 1,4 млн рублей.

Многим такие суммы не по карману – были случаи отказа от трансплантаций. Кроме того, в европейском или американском регистре сложнее найти донора для представителей некоторых этнических групп, проживающих на территории России. Взятый у земляка костный мозг приживается значительно лучше, чем трансплантат, полученный от иностранца”, — отметила Евгения Лобачева.

В настоящее время обсуждается вопрос о создании Единого государственного банка доноров костного мозга, использование которого должно стать бесплатным для всех больных раком крови.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

Другие наши материалы:

Утвержден список системообразующих организаций в сфере информации и связи

Минцифры и Центр экспертизы и координации информатизации запустили серию вебинаров по цифровой трансформации госорганов

Минцифры России совместно с экспертами Центра экспертизы и координации информатизации провели первый обучающий вебинар по формированию программ цифровой трансформации госорганов....