Соединяя берега суровой Лены: как в Якутии развивались перевозки на воздушных подушках

Заместитель директора «ЛенаВодСервис» Борис Строев рассказал обо всех тонкостях этой сложной и опасной работы
13:26, 01 декабря 2022
Читайте нас на
Яндекс Новости
afisha.png

Каждую весну и осень перед жителями республики весьма остро встает вопрос, как переправиться на другой берег Лены. В период ледостава или ледохода пользоваться личным транспортом невозможно. И вот уже почти 17 лет на помощь якутянам приходят владельцы судов на воздушных подушках. Корреспондент ЯСИА встретилась с одним из основателей компании-перевозчика «ЛенаВодСервис» Борисом Строевым и узнала обо всех тонкостях этой сложной и опасной работы.

Первую подушку взяли в аренду

Перевозками пассажиров предприятие «ЛенаВодСервис» стало заниматься порядка 30 лет назад. До 2006 года людей доставляли на другой берег на моторных лодках, пробираясь через лед, а когда шла сильная шуга и начинался ледостав, то даже такое сообщение прекращалось. И вот в один из дней Борис Строев узнал, что в Якутске появилась первая воздушная подушка.

«Первый катер на воздушной подушке приобрели для колбасного цеха «Джура». Но он просто стоял в гараже. Я пришел к директору и попросил дать мне его в аренду. В то время новая подушка с завода стоила 1 миллион 200 тысяч рублей, неподъемные деньги для одного человека. Но мне сдали катер, и вместе с другом Сергеем Мельниковым мы стали возить пассажиров», — вспоминает Строев.

Сарафанное радио сработало очень быстро, и из желающих переправиться на другой берег на подушке выстраивались огромные очереди. По словам Бориса Строева, они едва успевали отдыхать между рейсами, а люди всё шли и шли. Вскоре на помощь мужчинам пришли друзья: Николай Высоцкий, Олег Лебедев, Виктор Золотаревич, Алексей Тузик и многие другие, кто купил катера, и работа закипела.

«Наши катера производят только в одном месте в России, на предприятии в Нижнем Новгороде. За первые пять лет эксплуатации подушек в Якутии они практически всё переделали под нас, потому что мы им писали, звонили, сами ездили на завод и говорили, какие именно комплектующие нам нужны, какой прочности и т. д. И они поменяли многое, чтобы подушки дольше работали в суровых северных условиях», — говорит Борис Строев.

Бесстрашные укротители «Тайфунов»

Постепенно парк катеров на воздушных подушках разросся до 20 единиц, а также появились пять аэроботов «Тайфун». Более мощные катера способны проходить по сильным торосам, поэтому их используют в период самой сложной ледовой обстановки. Как отмечает Борис Строев, управляют этими катерами по-настоящему бесстрашные капитаны.

«Катера «Тайфун» мы приобрели во Владивостоке. У них очень прочный корпус, благодаря которому они проходят по реке во время сильной шуги и больших торосов. Весь лед у нас прибивает к правому берегу, где проложен судовой ход и сильное течение. Торосы там идут метровые, даже ледокол в этот период останавливается и не ходит три дня, потому что его зашуговывает и он не может сдвинуться с места. А мы ходим, тяжело, но работаем. Ребята-капитаны там очень смелые, я их всегда в пример ставлю», — объясняет капитан.

Именно из-за осложнения ледовой обстановки, частых поломок воздушных подушек и привлечения аэроботов цена на пассажирские перевозки возрастает с одной тысячи до трёх. В этом году максимальная стоимость проезда составляла 3,5 тысячи рублей, потому что аэроботы приходилось отливать горячей водой.

«Эта осень выдалась очень холодной, боты приходили все во льду. Из-за этого мы были вынуждены сократить рабочие часы, потому что ребятам нужно было отогреть катера. Уже по темноте они приходили в Якутск, где их ждали водовозки с горячей водой, и отогревали днища. Также в период большой шуги мы вынуждены уменьшать количество пассажиров с десяти до восьми, чтобы снизить нагрузку на двигатели», — рассказывает Борис Алексеевич.

Осенью 2022 года капитаны столкнулись с еще одной проблемой. В период весеннего паводка и пока стояла большая вода летом, дорогу, по которой подушки всегда ходили в Нижний Бестях, размыло и местами образовались обрывы до трех метров высотой. Судоводителям пришлось срочно искать другой маршрут для катеров, а также отодвинуть точку пересадки, с которой раньше работали «Тайфуны». Это также повлияло на стоимость проезда.

Кроме перевозки пассажиров, капитаны воздушных подушек доставляют с одного берега на другой сотни тонн различных грузов, начиная от колбас и мяса до овощей и фруктов. Всего с речниками работают 12 транспортных компаний, и благодаря этому товары своевременно поступают в Якутск даже в период распутицы.

Держим цену уже почти 17 лет

Стоимость проезда для якутян владельцы воздушных подушек не меняют уже почти 17 лет. И это несмотря на то что с каждым годом цена на запчасти, комплектующие и топливо только растет. Если в начале катер «Хивус» стоил 1,2 миллиона рублей, то сегодня новое судно с завода обойдется уже в 9,5 миллиона рублей. Одна только «юбка», переднее ограждение катера, которое принимает на себя весь удар при встрече со льдом, стоит порядка 45–50 тысяч. И хотя она и сделана из довольно прочного материала, острые замерзшие пики льда режут ее не хуже, чем горячий нож масло.

«В этом году почти каждый борт после рейса приходил и ложился на бок, чтобы быстро отремонтироваться. Постоянно рвутся баллоны, «юбки», парашюты, то есть задние части катера. Бывает, что ребята ремонтируют всю ночь, чтобы к утру подушка была готова снова выйти в рейс. Это отдельные бригады ремонтников, они также помогают нам с посадкой-высадкой пассажиров», — говорит Строев.

В среднем ежегодно на содержание в рабочем состоянии воздушной подушки уходит порядка 600–700 тысяч, без учета расходов на топливо. Зимой бензин уходит очень быстро — катера и аэроботы всё время греются, чтобы сразу принять пассажиров. Кроме того, после начала СВО ряд иностранных производителей поднял и без того высокие цены на запчасти сразу на 50%. Пока судоводители ищут выход своими силами, как будет складываться ситуация дальше, предсказать невозможно.

Помимо затрат на содержание катера, в стоимость пассажирских перевозок входит и зарплата капитанов. По словам Бориса Строева, оплата труда в таком ответственном деле должна быть на уровне. В команде перевозчиков нет случайных людей, все капитаны имеют соответствующее образование, а также дипломы по коммерческим перевозкам.

«Чтобы получить коммерческий диплом, надо выучить огромный свод правил, знать его как «Отче наш». Случайных людей в этом сложном деле, перевозке пассажиров, быть не может. Ты ведешь катер, а за спиной у тебя десять человек, и ты в ответе за них. Поэтому все капитаны у нас профессионалы», — объясняет мужчина.

В летний период команда речников пересаживается с воздушных подушек на легкомоторные катера и так же обеспечивает перевозку пассажиров от причала в речном порту. В парке 22 единицы, за техническим состоянием которых тоже тщательно следят, своевременно обновляя необходимые детали.

Подушкам надо уступать!

Как только река окончательно встает, капитаны отправляются расчищать дорогу. С двух берегов навстречу друг другу идут бригады, которые убирают торосы, заливают путь, чтобы лед быстрее окреп, а проезд для пассажиров снизился. И все 16 лет по дороге воздушных подушек ездят легковушки, хотя эта дорога не считается официальной ледовой переправой.

«Когда идет воздушная подушка, то воздух от вентиляторов идет вниз и лед быстрее промораживается. Поэтому дорога под нами крепкая, минимум 30 см, а то и больше толщиной. Мы делаем дорогу шириной почти 16 метров, чтобы две подушки могли легко разойтись, даже если их развернет боком. Но проблема в том, что на нашу трассу заходят легковушки, многие из которых прут напролом, не уступая дороги, еще и пытаются командовать. Но ведь подушку так легко не остановишь и не развернешь», — говорит Борис Строев.

Из-за невнимательности водителей на льду возникают аварийные ситуации. В ноябре 2021 года практически на выезде с 203-го микрорайона микроавтобус столкнулся с катером на воздушной подушке. Капитана госпитализировали с сотрясением мозга, а судно пришлось отправить в утиль. Пассажиры легковушки также пострадали, но в итоге дело замяли. Сегодня капитан работает на другом катере.

«Он шел по своей дороге, и тут из-за бугра выскочил микроавтобус. Очевидно, что водитель не знал, что в этом месте идут наши суда, потому что таксисты, которые давно ездят в заречные улусы, четко знают, где можно ездить, а где нельзя. Подушку нельзя легко увести влево или вправо, она идет на скорости 45–50 км/ч, у нее нет тормозов и заднего хода», — объясняет судоводитель.

Кроме столкновения с подушкой, на трассе есть и другая опасность для водителей. Поскольку трасса для катеров не является переправой, на другом берегу нарушителей караулят патрули ДПС. И владельцы легковушек чаще всего пережидают, когда инспекторы ГИБДД уедут, прямо на реке. На одном пятачке может скопиться от 20 до 30 машин, и рано или поздно лед может не выдержать и проломиться.

«Больше всего боимся, что однажды кто-то провалится, и машины пойдут ко дну. Они чаще всего стоят там, где летом проходит судовой ход. Там глубина может достигать 9 метров, а подо льдом очень сильное течение. Машина уйдет под лед мигом, ничего не успеют сделать», — со вздохом говорит Борис Строев.

Ежегодно судоводители думают, как остановить поток машин, идущих по их дороге, но для начала все работы должны быть согласованы со множеством контролирующих органов.

Миллионов не нажили

Каждый год, когда капитаны выводят свои катера на работу, в интернете поднимается хор недовольных голосов, что судоводители «гребут деньги лопатой», «наживаются на простых гражданах», «купили по две-три квартиры» и многое другое. Борис Алексеевич в начале остро реагировал на подобные комментарии, но со временем махнул рукой — всем свою правду не докажешь.

«У большинства капитанов кредиты, долги, семьи надо кормить. Кто-то чуть-чуть зарабатывает, кто-то в ноль выходит. Для нас это не бизнес в прямом смысле этого слова. Это дело жизни — соединить два берега, обеспечить безопасность людей в осенне-весенний период. Долгое время мы с женой и двумя детьми жили в кэпэдэшке. Когда у дочери родился второй сын, мы оставили им квартиру и ушли на съемное жилье. Девять лет так жили, только недавно с помощью детей взяли в рассрочку двухкомнатную квартиру», — рассказывает капитан.

Как и в любом деле, спустя какое-то время у «ЛенаВодСервис» появились конкуренты, предприятие «ЛенаТранс». Они перевозят пассажиров, которые направляются на железнодорожный вокзал.

Несмотря на то что судоводители занимаются социально значимой работой, за свои услуги они не получают никаких субсидий от государства, а все расходы на обслуживание, ремонт, зарплату и прочее несут из своего кармана. Но суровые мужчины не жалуются. Долгое время никто из капитанов не соглашался на интервью, объясняя, что речники — простой и скромный народ и главное для них — безопасно перевозить пассажиров, соединяя два берега суровой и неукротимой Лены.

Фото и видео предоставлены героем материала

29
11
28 января 28.01
  • -46°
  • $ 69,34
  • 75,41

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: