Работа не для слабаков: как вымораживают и ремонтируют речные суда в Якутии

Об одной из редких и сложных профессий читайте в материале ЯСИА
15:45, 22 января
Читайте нас на
Дзен
afisha.png

Выморозка судов – занятие не из легких. Представителям одной из самых редких и опасных профессий в Якутии необходимо работать в поистине экстремальных условиях и в самое холодное время года. Несмотря на все трудности, многие трудятся на выморозке десятками лет и признаются, что готовы возвращаться к этому вновь и вновь. В чем особенность работы, как проходят выморозка и ремонт речных судов на Жатайском судоремонтном заводе ПАО «ЛОРП» – читайте в материале ЯСИА.

«Каждый год говорю себе, что это в последний раз»

Фото: Мария Васильева/ЯСИА

На протяжении 13 лет слесарь-судоподъемщик Михаил Клус каждую зиму выходит на выморозку судов. В этот межнавигационный сезон ему предстоит выморозить три судна. Его рабочий день начинается с утра и продолжается до захода солнца. За это время Михаилу необходимо успеть сделать огромный фронт работы.

«Для выморозки судна сначала очищается лед от снега, после чего проводим его замеры. Потом начинаем выпиливать слой за слоем, образуя углубление у корпуса. В один год нам с напарником удалось достичь глубины 2 метра 75 сантиметров. Сейчас я работаю с мелкосидящим судном, так что глубина составит примерно 120 сантиметров. Мои основные рабочие инструменты – кайло, лопата, метла и бензопила. Новые технологии обычно не используем, потому что ничего из этого не выдерживает наши морозы. Я ставлю для себя задачу на день и пока ее не выполню – не ухожу. Сделаю раньше – уйду раньше», — рассказал Михаил Клус.

Фото: Мария Васильева/ЯСИА

Стоит отметить, что на выморозку одного судна у специалистов уходит порядка двух месяцев. Лед снимается слой за слоем таким образом, что в нем образуется углубление, которое обычно называют майна. Ее глубина может достигать глубины до трех метров.

Работа без перерыва и обеда

Фото: Мария Васильева/ЯСИА

Одним из самых опытных выморозчиков считается Станислав Тарасов, посвятивший этой работе более девяти лет, учитывая, что это не основной способ его заработка. По словам Станислава, каждую зиму он всегда с огромным удовольствием возвращается к выморозке судов, а в остальное время года работает в шиномонтажной.

«Сейчас у меня так же свой план работы. Предпочитаю сделать все намеченное на день, а потом уже идти отдыхать. Даже на обогрев в теплом балке не прерываюсь, потому что когда интенсивно двигаешься, холода не ощущаешь. А если зайти погреться, то снежная пыль на одежде начинает таять, фуфайки и штаны отсыревают. Обычно даже не обедаем, чтобы все успеть до захода солнца. Здесь мне все нравится, а иначе не задержался бы. Даже суровые холода не помеха», — признается Станислав.

Фото: Мария Васильева/ЯСИА

Выморозчик уверен, что такая работа на сильном морозе никак не сказывается на здоровье. Наоборот, благодаря свежему воздуху и активным движениям организм меньше всего подвержен вирусным заболеваниям.

Люди с историей

Помимо выморозчиков на заводе активно трудятся и другие специалисты, отвечающие за подготовку судов к новому навигационному сезону. К примеру, сварщик 5 разряда Александр Стебленко, который уже в скором времени отметит полувековой юбилей своей трудовой деятельности. Начав работать на Керченском судостроительном заводе, в конце 90-х годов переехал в Якутию и вот уже более 20 лет работает в Жатае. К своим задачам он относится с максимальной ответственностью, и все тонкости дела знает, как свои пять пальцев. Поэтому помогает освоиться не только новичкам, но и делится советами с опытными мастерами.

Фото: Мария Васильева/ЯСИА

«Наша работа – это тяжелый физический труд, который не каждому по плечу. Раньше условия здесь были очень сложными, поэтому через меня прошло огромное количество учеников. Немного поработают и уходят. В прошлом году мы переехали в новое здание ремонтно-механического цеха, поэтому очень надеемся, что молодежь у нас все-таки задержится. В цехе есть вентиляция, дым весь отсасывается, просторно, тепло – что еще нужно для плодотворной работы?» — говорит опытный сварщик.

В цехе по ремонту двигателей работает один из самых молодых специалистов – слесарь-судоремонтник 4 разряда Илья Ковалев, который по совместительству учится на третьем курсе Якутского института водного транспорта.

Фото: Мария Васильева/ЯСИА

«Я из семьи потомственных речников. Мои отец и дед были капитанами, поэтому я хочу продолжить семейное дело. В прошлом году я окончил Жатайский техникум и уже успел поработать 3-м помощником капитана колесного буксира на реке Вилюй, которых всего два в Якутии. Зимой обычно работаю здесь. Сейчас в нашем цехе ремонтируются двигатели всего флота ЛОРПа. В прошлом году мы переехали в новое здание, поэтому работать стало намного комфортнее», — отметил Илья Ковалев.

В целом, на Жатайском судоремонтном заводе трудится огромное количество специалистов, отвечающих за различные направления. В каждом цехе работа кипит. Где-то все делается вручную, а где-то на специальном оборудовании. Повсеместно лежат огромные винты, снятые с судов и ждущие своей очереди на ремонт. После этого они могут надежно прослужить еще несколько лет.

Фото: Мария Васильева/ЯСИА

В этом году в затоне Жатайского судоремонтного завода на отстой встали 120 судов. 12 из них предстоит отремонтировать на судоподъемном сооружении — слипе, одно судно — на береговой площадке, 28 — путем выморозки.

Всего же флот Ленского объединенного речного пароходства состоит из 328 единиц судов. У предприятия есть семь структурных подразделений: в Осетрово, Киренске, Пеледуе, Олекминске, Жатае, Белой Горе и на Яне. Во всех подразделениях организован отстой флота и производится подготовка судов к предстоящей навигации.

+1
27
+1
0
+1
1
+1
0
+1
2
+1
0
+1
0
20 апреля 20.04
  • $ 93,44
  • 99,58

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: