Поделиться:

Профессии Якутии. Марафонка Сардана Трофимова

В начале XX века население Якутской области насчитывало более 264 тыс. человек. Около 84% из них проживало в сельской местности. Основным занятием населения было сельское хозяйство. В 2022 году в Якутии отметят 100-летие образования Якутской АССР. К этому событию ЯСИА подготовило проект о якутянах, которые освоили самые разные профессии и стали мастерами своего дела. Мы покажем, как много профессионалов живет среди нас.

Сардана Трофимова – пятикратная действующая чемпионка России по марафону, двукратная победительница Кубка России по марафону и трехкратный триумфатор Московского марафона. Девочка из села Тамалакан Верхневилюйского улуса Якутии в детстве пообещала, что станет участницей спортивных игр «Дети Азии». Через 20 лет она имеет статус неоспоримого лидера сборной страны и сильнейшей марафонки России.

— Сардана, как правильно – марафонка или марафонец?

— Марафонец, наверно. Не знаю. Без разницы – марафонец он и есть марафонец.

— Олимпиаду в Токио и ситуацию вокруг сборной России уже много раз обсуждали. Обидно, что ты пропустила второй старт такого уровня подряд, но ты сама говорила, что не привыкла сдаваться. К какому старту готовишься? Наверно, он будет уже в следующем году?

— Про следующий год пока ничего говорить не хочу, но есть определенные планы. Если всё будет хорошо, то, наверно про них скоро сообщу. Сейчас я в Киргизии. Проходила сборы и готовилась к старту в Словакии, где буду выступать под белым флагом (интервью записано до старта в Словакии. Прим. автора). У меня до декабря есть нейтральный статус, а в следующем году снова буду выступать только на российских стартах.

На эту тему
Якутянка Сардана Трофимова сошла с дистанции Кошицкого марафона

— Тяжело было тренироваться и прогрессировать без международных стартов?

— Сначала не замечала этого. Мы с тренером ставили задачи и выполняли их – сначала чемпионат России, затем Московский марафон. Но потом, когда я поехала на Чемпионат мира в 2019 году в Дохе, почувствовала, что отсутствие международных стартов сильно тормозит в плане достижения результатов. Оказалось, что обязательно нужно соревноваться с сильнейшими спортсменами и показывать наилучшие результаты там, а не в России. Потому что и покрытия, и сам уровень соревнований в России не позволяет показывать высокие результаты.

— Как оцениваешь свою форму в данный момент?

— В этом году у меня получился сложный сезон, долгий. Усиленные тренировки начались в июле прошлого года – бежали сначала Московский марафон на результат, затем чемпионат России, а потом и второй чемпионат России. Когда больше года тренируешься, нужен перерыв, организму нужна передышка, а у меня этой передышки не было. Длительный сезон сказывается на форму, но надеюсь, что всё будет хорошо.

— В сети много спорили, могла ли ты побороться за медали Олимпиады. Ты много раз говорила, что к стартам подходишь с конкретным планом и временем финиша. Скажи, результат Перес Джепчирчир (2:27:20), которая и стала победительницей, для тебя достижимая величина?

— Да, мы с тренером подходим к конкретному старту с конкретными задачи, но насчет результата на Олимпиаде не могу ничего сказать. Потому что не бегала на этой трассе и не прочувствовала на себе местные климатические условия. Поэтому сложно говорить, например, «я бы попала в тройку». Может быть да, а может быть и нет. Но мы готовились именно к этому старту и все ресурсы были направлены на подготовку к Олимпиаде.

— У тебя завершаются сборы. За сколько месяцев до соревнований начинается усиленная тренировка?

— Подготовка к этим соревнованиям получилась иной, потому что с апреля после чемпионата России я начала готовиться к Олимпиаде в августе. Но, из-за того, что поехать на нее не получилось, перенесли старт на октябрь.

— Как ты распределяешь нагрузки в период подготовки?

— Самые тяжелые тренировки были на сборах в Киргизии, которые начались с конца апреля. После этого в Кисловодске уже больше внимания уделяли скорости, чем объему. Но на самом деле тяжело было и там, и там. Не бывает легко. Вот сейчас перед стартом, конечно, нагрузки снижены и поэтому на тренировках стало полегче. Но я второй день на углеводной диете и мне тяжело (улыбается).

«Давно мечтаю попасть на сборы в Кению, но совсем не было времени»

— Сколько километров набегаешь в неделю в период пика тренировок?

— В пик объема в неделю получается 170 – 180 километров. В остальное время, когда нужно снижать объем, примерно 160 километров в неделю. Но здесь уже повышается интенсивность тренировок.

— В период подготовки к соревнованиям насколько важно выезжать на сборы?

— Очень важно. Здесь в Киргизии же высота 1600 метров над уровнем моря, поэтому подготовка проходит в условиях гипоксии (относительной сниженной концентрации кислорода в воздухе. Прим. автора) и, когда спускаешься с высоты на «ноль», легче дышится и мышцы быстрее насыщаются кислородом. Поэтому, сборы перед соревнованиями нужны, потому что в горах даже состав крови меняется, повышается уровень гемоглобина, что хорошо влияет на общее самочувствие и работоспособность.

— Где лучше в России проводить сборы?

— В России есть место, где мы всегда проводим сборы – это Кисловодск.

— А за границей?

— А за границей Киргизия. Я тут уже почти местной стала.

— Не хотела бы поехать на сборы в Кению или Эфиопию?

— Давно мечтаю попасть на сборы в Кению, но совсем не было времени. Это ведь другие условия, там еще выше – 2400 метров над уровнем моря. А так как у на носу была Олимпиада и нужно было показывать результаты в России, времени экспериментировать не было. Но в конце этого года всё же планирую впервые в жизни поехать на сборы в Кению.

«Я очень расстроена, что не смогла попасть на Олимпиаду и считаю, что в этом вина Федерации легкой атлетики России»

— Насколько Федерация легкой атлетики России поддерживала в ходе подготовки к стартам?

— Я очень расстроена, что не смогла попасть на Олимпиаду и считаю, что в этом вина Федерации легкой атлетики России. О том, что в Токио поедут только 10 российских легкоатлетов, было известно еще в 2019 году. Затем случилась пандемия и я в глубине души надеялась, что Федерация поработает, отстоит своих спортсменов и попробует отправить больше атлетов. Нас не так много было, кто выполнил нормативы, около 40 человек. Они могли бы постараться что-то сделать, у них было 2 года, но в итоге ничего не сделали. Но это моё личное мнение.

— Федерация легкой атлетики в этом вопросе недоработала?

— Честно скажу, я недовольна работой Федерации легкой атлетики России. Я общаюсь со многими спортсменами из других видов спорта и, когда слышу, как их поддерживают их федерации, а потом сравниваю с работой нашей федерации, очень расстраиваюсь. Они (Федерация легкой атлетики России. Прим. автора) говорят, что делают всё, что можно. Но и мы, спортсмены делаем всё, что можем. Ведь показывать высокие результаты — это большой труд. Мы тоже работаем, поэтому требуем, лично я требую от федерации многого, но федерация ради меня не сделала ничего.

— С учетом сказанного, какое будущее у российской легкой атлетики?

— Мы 5 лет уже не выступаем на международных стартах. Это значит, что мы уже на 5 лет отстаем от других стран. Если ничего не поменяется, это будет крах легкой атлетики России. Я сужу по себе. Например, если в следующем году эта ситуация с запретом повторится, то у меня не будет стимула к развитию. До этого года мотивацией была поездка на Олимпиаду. В январе заканчивается мой нейтральный статус. Если запрет на выступления на международных стартах останется, то у меня уже не будет мотивации бежать чемпионат России на результат. И таких как я будет много. Что поменялось в моей карьере за 5 лет? 5 лет назад я была чемпионкой России. И сейчас я чемпионка России.

На эту тему
«Идти дальше, несмотря ни на что». Сардана Трофимова про Олимпиаду

— Вернемся к началу. Ты рассказывала, что увлеклась спортом в детстве, начинала с зарядок с мамой. В какой момент ты поняла, что бег – это твое?

— С детства я любила бегать, участвовала во всех деревенских соревнованиях по бегу. Я ведь из маленькой деревни, в которой раньше не было большого спортивного зала, где можно было бы заниматься спортом. Поэтому самым доступным видом была легкая атлетика — вышла на улицу и побежала, сделала тренировку. Потом в 2000-м году увидела, как дети соревнуются на спортивных играх «Дети Азии». Тогда появилась цель — поучаствовать в этих соревнованиях. И в 2004 году я стала участницей игр “Дети Азии”.

— Насколько важным было в твоей карьеры участие в «Детях Азии»?

— До 2004 года я жила одной мечтой — участвовать в этих играх. Загадывала это желание при каждой падающей звезде. Это был сильный толчок в выборе моего будущего, как спортсмена.

— Семья тебя сильно поддерживает? Не было такого, что говорили «хватит заниматься ерундой – поступай на юриста! Или экономиста…»

— Был период в жизни, когда всем вокруг казалось, что я занимаюсь чем-то несерьезным. Но родители всегда меня поддерживали. Например, оформляли кредит, чтобы отправить на сборы. Когда в моей жизни наступил момент выбора — работать или продолжить заниматься спортом, родители посоветовали выбрать то, что нравится. И я выбрала бег.

— Ты много лет занимаешься с одним и тем же тренером. Скажи, насколько важен тренер в судьбе спортсмена?

— Роль тренера велика. От того, насколько ты доверяешь тренеру, насколько вы понимаете друг друга зависит результат вашей работы. Нужно на 100 процентов верить установкам тренера, только тогда ты выкладываешься полностью. Мой тренер ведь сама спортсменка, поэтому она меня понимает в любых ситуациях.

«Я считаю, что, если бы некоторые спортсмены тренировались у моего тренера, то они показывали бы другие результаты, намного лучше, чем сейчас»

— Можешь ли ты сказать про кого-нибудь из марафонцев, не называя имен, что если бы он занимался с другим тренером, стал чемпионом?

— Знаю много таких марафонцев. Часто спортсмены выкладываются только на тренировках, а на старте не могут ничего показать. У них нет четкого плана подготовки. Потому что многие тренеры постоянно экспериментируют над спортсменами, что-то меняют. А есть те, у кого уже устоявшаяся схема, в том числе подведения к соревнованиям. Поэтому, я считаю, что, если бы некоторые спортсмены тренировались у моего тренера, то они показывали бы другие результаты, намного лучше, чем сейчас.

— Планируешь в будущем тренировать?

— Считаю, что тренер — это призвание. Не каждый может тренировать. Но я хочу попробовать. Может у меня тоже это есть. Хотелось бы это узнать.

— Где бы ты открыла свою школу бега?

— Конечно, хотела бы открыть школу бега в Якутске. Хочется, чтобы из Якутии было много сильных спортсменов. Даже, если не получится воспитать олимпийского чемпиона, хотелось бы, чтобы больше людей занимались легкой атлетикой.

— Любителей будешь тренировать?

— Пока об этом не думала, но почему бы и нет? Но больше хочу работать с детьми. Я как-то работала тренером в ДЮСШ № 1 и мне очень понравилось.

— На твой взгляд, профессия тренера по бегу сейчас востребована?

— Думаю, да. Сейчас много людей начали увлекаться марафонским бегом, «parkrun» собирает много людей. К тому моменту, когда я закончу бегать, думаю, что еще больше людей будет заниматься бегом, и работа тренера будет востребована еще больше.

— С чем связан, на твой взгляд, рост числа любителей бега?

— На самом деле, мы всё-таки в этом плане отстаем от Запада, где каждый третий занимается легкой атлетикой.  С появлением социальных сетей, эта культура стала ближе и мы берем с них пример. Кроме того, это значит, что уровень жизни в республике становится выше. У людей появилось время заниматься собой и любимым делом.

Фото: Алексей Винокуров @alex_design_4734

9
0
24 октября 24.10
  • -0°
  • $ 70,86
  • 82,5