Пантелеймон Семенов: Стать настоящим медиком никогда не поздно

Свой первый опыт врачевания он получил, когда ему было 8 лет
15:42, 21 января
Текст:

Работая главным врачом Томпонского района, он сумел всего за пару лет обеспечить все участковые больницы стоматологами и санитарными машинами, а придя в республиканский Минздрав, создал Ассоциацию средних медработников республики и стал одним из инициаторов учреждения Государственной премии РС(Я) им.П.А. Петрова, которая вручается за особые достижения в медицине. Заслуженный врач Якутии Пантелеймон Семенов – о том, что стать настоящим медиком никогда не поздно. 

По совету министра

Свой первый опыт врачевания он получил, когда ему было 8 лет.

Однажды тяжело заболела мать. От соседок, пришедших ее навестить, маленький Пантелеймон услышал о чудо-дереве, которое росло неподалеку от их села Харбалах Верхневилюйского района, где он родился. Что, мол, если задобрить его подарком, отломить ветку, приготовить из нее настой и напоить больного, то он обязательно выздоровеет.

Одолжив у друга лыжи, мальчишка отправился в путь. Несмотря на мороз и сугробы по пояс, ему все-таки удалось не только добраться до цели, но и благополучно вернуться домой – с заветной веточкой в руках. И даже приготовить из нее для матери отвар.

— Не знаю, он ли ей помог или все-таки наш замечательный фельдшер Георгий Титович Карадчин, который лечил всю округу и которого мы просто боготворили, но мать действительно вскоре поднялась. Ну, а у меня в душе навсегда осталось желание помогать больным, — вспоминает отличник здравоохранения РФ и РС(Я), лауреат Государственной премии РС (Я) им. П.А.Петрова в области здравоохранения Пантелеймон Семенов.

Правда, прежде, чем одеть медицинский халат, он – по примеру и совету двух старших сестер — успеет попробовать себя в педагогике. И даже окончит педагогическое училище в Якутске. Хотя в глубине души всегда понимал: это – не его. И даже, еще учась, сделал попытку все изменить.

—  Однажды в газете «Социалистическая Якутия» я увидел крохотное объявление: «Идет набор абитуриентов в медицинский вуз Москвы». Тут же отправился в республиканский Минздрав, который тогда находился на берегу озера Талое. Меня, мальчишку, принял сам министр Прокопий Андреевич Петров. Встал, вышел из-за стола, пожал руку… И объяснил: «Видите ли, молодой человек, с объявлением небольшая ошибка вышла. В московский вуз идет целевой набор для представителей коренных малочисленных народов Севера». А потом спросил: «А вы знаете, что в Якутском госуниверситете есть медицинский факультет? Почему бы вам не поступить туда?» — рассказывает Семенов.

Именно так он и сделал. И, отработав учителем начальных классов положенные 3 года, тут же, подал документы на медфак ЯГУ, став первокурсником в 23 года.

Анализируя и сопоставляя

Намская центральная районная больница, куда в 1975 году после окончания медфака ЯГУ и первичной специализации по хирургии в Тбилисском государственном мединституте под руководством академика Г.Р.Хундадзе прибыл новоиспеченный хирург Семенов, встретит новичка валом самостоятельной работы у операционного стола.

— Очень важно, когда ты сразу попадаешь в сильный коллектив. В Намцах он был таким во многом благодаря тогдашним руководителям ЦРБ – главному врачу Михаилу Алексеевичу Бурцеву, который по своим организационным задаткам вполне мог бы стать министром, и его заместителю по лечебной работе Альбине Алексеевне Алексеевой, очень внимательно курировавшей всех начинающих докторов. Общение с ними дало мне так много, что если я чего-то и добился в своей профессии, то во многом благодаря именно им, — признается он.

Эта школа очень пригодится ему позже, когда через пять лет Пантелеймону Семенову предложат возглавить Томпонскую центральную районную больницу.

— До меня там был очень сильный главврач Кирилл Степанович Шелепенкин, но он ушел на пенсию и меня прислали ему на замену. Честно говоря, ехал и боялся, что развалю коллектив: после серьезного руководителя работать всегда трудно, — говорит он. Однако, вскоре оказалось, коллектив принял не только нового шефа, но и его новации. Пусть и не сразу.

Первое, за что взялся новый главврач, был анализ результатов лечебной работы. Семенов поднял десятки историй болезни и амбулаторных карт умерших: важно было понять, от чего и по какой причине чаще всего умирали больные.

— Такой анализ был насущной необходимостью. Она позволяла определить критерии эффективности лечения и то, на каком этапе лечебного процесса может происходить сбой. Для этого необходимо было проанализировать сотни историй болезни, чтобы выявить определенные закономерности. Мы их нашли. И поняли: надо создавать оргметодотдел, — говорит Семенов.

Именно благодаря Семенову в Хандыге, наконец, появится и полноценное отделение «Скорой помощи». До этого экстренные случаи обслуживали вызовные фельдшеры ЦРБ: сами принимали вызовы и сами же на них выезжали. И пока спасали одного пациента, другим — звони-не звони – дождаться помощи было сложно.

— И тогда я решил организовать диспетчерскую, где медики бы дежурили постоянно. Поначалу идея воодушевления не встретила: за бумажную работу не желал браться никто. Единственная, кто меня поддержала, — фельдшер Анна Владимировна Рассыпнова. Сказала: «Я согласна». И так поставила работу в диспетчерской, что вскоре туда уже конкурс из желающих образовался, — вспоминает Пантелеймон Александрович.

А вскоре он обратит внимание на то, с какой задержкой иногда прибывали в райцентр даже те больные из отдаленных поселков, кому необходима была экстренная помощь. При «разборе полетов» выяснится: ни в одной участковой больнице санитарных машин нет. А значит, местные медики могли полагаться в основном на попутки. Между тем, и тогда, и сейчас Томпонский район – один из сложнейших в плане транспортной доступности. До Хандыги от Джебарики-Хая – 53 км, от Крест-Хальджая – 90 км.

Понимая, что без машин проблему не решить, ему пришлось ставить перед республиканским Минздравом вопрос ребром.

— Но надо отдать должное его тогдашнему руководству и в частности, заместителю министра Анатолию Ивановичу Миклашевичу — он много сделал для того, чтобы ситуация изменилась. Ежегодно республика получала до 150 санитарных автомобилей. В итоге всего за 2 года мы смогли обеспечить ими все участковые больницы Томпонского района, — рассказывает Семенов.

Еще одна «бородатая» проблема, от которой в те годы страдали практически все районы, и которую ему также удалось сдвинуть с мертвой точки, — это дефицит стоматологов, что вкупе с иными причинами фактически превращало кариес в краевую патологию Якутии. Им страдало до 80 % якутян. Однако, как оказалось, при желании разобраться можно было и с ней.

Однажды, копаясь в документах, Семенов обнаружит старый приказ министра здравоохранения Якутии П. А. Петрова, одобренный обкомом КПСС и Совмином ЯАССР, позволяющий участковым больницам иметь зубного врача сверх штатов. Вооружившись им, тут же отправился в Якутск, в Минздрав – выбивать ставки… Вскоре в каждой участковой больнице района приступили к работе зубные врачи, а в четырех – еще и зубные техники, подготовленные Якутским медицинским училищем.

Время нестандартных решений

Начало 90-х, ознаменовавшееся переходом страны на новый экономический формат, навсегда останется в истории России как время тотального безденежья, едва не парализовавшее многие отрасли. Именно в это время, в 1992 году, министр здравоохранения РС(Я) Борис Егоров пригласил Пантелеймона Александровича возглавить лечебно-профилактическое управление Минздрава. Понимая, что, по сути, это означает работу на «пороховой бочке», Семенов все-таки согласился.

— Самое тяжелое – это катастрофическое отсутствие средств. Медикаменты, расходные материалы, запчасти для медицинского оборудования у поставщиков брали в долг. Зарплату медикам не платили месяцами. Но люди терпели. Все понимали, что от Минздрава тут ничего не зависит – забастовок нам удалось избежать, — вспоминает Пантелеймон Александрович.

Нерядовое время потребовало нестандартных решений. Чтобы хоть немного сократить расходы районных медиков на командировки, Минздрав стал практиковать выездные коллегии в улусы. «Выезжали и на месте разбирались в проблемах. Попутно проводили аттестацию врачей и медсестер, чтобы им не приходилось за этим ехать в Якутск», — вспоминает он.  А для того, чтобы поддержать пациентов, выезжающих на лечение в Москву, Минздрав республики выделил специального человека, в обязанности которого входило встречать их в аэропорту и доставлять в клинику. Координировал эту работу тоже Семенов.

Однако даже в той тяжелейшей ситуации здравоохранение региона, несмотря ни на что, продолжало развиваться: строился Национальный центр медицины и другие объекты здравоохранения, внедрялись новые методики диагностики и лечения, осваивалось современное оборудование…

— Как-то я задумался о том, что практически по всем основным медицинским специальностям в Минздраве есть главные специалисты, курирующие эти службы: главный терапевт, главный хирург… А вот главной медсестры, которая координировала бы сестринское дело в республике, не было, хотя медсестер в Якутии в те годы было в 4 раза больше, чем врачей: 12 тысяч. Между тем, ситуация была не столь безобидна. По своему опыту я знал, что если в больнице толковый главный врач, то сестринское дело там станет развиваться. В противном случае, все будет пущено на самотек. И поскольку свободных ставок в Минздраве найти не удалось, мы решили создать хотя бы республиканский Совет медсестер, — рассказывает Пантелеймон Александрович.

Позже совет трансформируется в Ассоциацию средних медработников РС(Я), которая с 2002 года стала членом Ассоциации медицинских сестер России и до сих пор успешно выполняет свою главную миссию – поднимает престиж этой профессии, наращивая потенциал сестринского дела.

В эти же годы Минздрав, по инициативе Пантелеймона Семенова, начал выпуск научно-методических пособий для врачей, ставших предвестником «Якутского медицинского журнала». С его именем связано появление и важнейших наград для медицинских работников региона — Государственной премии РС (Я) им. П.А.Петрова в области здравоохранения, знака «Отличник здравоохранения РС (Я)».

Проработав в Минздраве Якутии 9 лет – не самых легких в истории страны, Пантелеймон Александрович убежден: тогда были использованы все возможности, дабы здравоохранение региона не утратило свои позиции.

И это действительно так. Во многом благодаря именно таким подвижникам, как он, умеющим принимать трудные решения и не боящимся в сложнейших ситуациях брать ответственность на себя, оно шло вперед — всем кризисам вопреки. Ну, а жалеет он лишь об одном: слишком поздно пришел в медицину…

Автор: Елена Воробьева

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале и WhatsApp-группе ЯСИА
1
0