Нефтетранспортная компания поддерживает традиционные отрасли хозяйствования коренных северян

По проезду вдоль трассы трубопровода ВСТО-1 отправились в путь внедорожники общин коренных малочисленных народов
17:13, 11 ноября 2022
Текст:
Читайте нас на
Яндекс Новости
ydv.png

По проезду вдоль трассы магистрального трубопровода (ВТП) «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО-1) отправились в путь внедорожники общин, предприятий и хозяйств коренных малочисленных народов Севера. Свои экипажи направили «Киен-Юрях» и «Токко», «Киндигирь» и «Хатыстыр», «Тыылаах» и «Чомполо». УАЗы везут самый важный груз для ушедших в тайгу охотников-промысловиков – топливо.

Дорога на путики

На охотничьи участки промысловики добираются сами. Едут на снегоходах, где по старым тракторным дорогам, где по просекам, которые пробили старатели, а где и напрямую, через тайгу. Ушли они заранее, по малому снегу, чтобы к началу сезона забросить на участки людей, оружие и капканы, продукты. Самые популярные среди охотников снегоходы – это «Бураны» с длинной базой. Хотя фраза «Yamaha» – лучший снегоход» и была одним из слоганов японской компании, это красивое, комфортное и мощное транспортное средство на двух лыжах проходит не везде.

— На открытой местности и по хорошей дороге «Yamaha» лучше, — рассказывает генеральный директор КМНС «Хатыстыр» Иван Илистяров. — Она удобнее, и груза больше берет. А «Бураны» нужны там, где тайга, где деревьев много, где пробиваться надо. Да, там наши снегоходы лучше, на порядок, на голову выше. Если за волками гоняться, за медведями – только «Бураны», «Yamaha» застревает.

Но грузоподъемность у отечественной техники сравнительно невелика, по малому снегу «Бураны» могут везти максимум 200 литров бензина. Поэтому горючее для дозаправки охотникам доставляют практически к путикам (это охотничьи тропы, на которых установлены ловушки для зверя). Водители «Хатыстыра» встречаются со своими промысловиками у моста через Алдан. За сезон таких ходок бывает несколько: охотники по большей части приезжают домой только перед Новым годом и снова возвращаются на промысел – до Дня оленевода, до весны.

В тайге промысловики живут в зимовье, и выходят из него на маршруты, ставят и обходят капканы, соболюют, у каждого – свой план, у кого пять соболей, у кого десять. А еще охотятся на дикого северного оленя, сохатого, кое-где изюбря, боровую дичь, бывает, и ловят рыбу. Это и себе на еду и (по большей части) домой, чтобы женам не приходилось думать, из чего готовить обед. Что-то продать могут в исключительных случаях, если охота будет очень удачной.

Легендарный проезд

Доставка горючего по вдольтрассовому проезду без преувеличения выручает аборигенные общины – без этого охота полностью теряет экономический смысл, средства и время будут затрачены только на бензин, добытчики уйдут в минус. Нефтетранспортники пропускают коренное население на свою дорогу бесплатно. Возможность движения по ней водители ценят высоко: грунтовка не только сокращает путь, но и, по местным понятиям, очень комфортна, за полотном следят.

Мониторинг состояния дорожного покрытия нефтепроводчики ведут тщательно, особенно зимой, она на севере сурова и беспечности не прощает. Когда дорожное полотно застывает, по нему финально проходят грейдеры (основные работы они делают в середине осени) и полностью его выравнивают. Поддерживают состояние пути КДМ, комплексные дорожные машины. Они постоянно курсируют по проезду, скидывают снег, подсыпают сложные участки.

— Для обозначения границ проезжей части формируется снежный валик. — рассказывает начальник колонны №2 специализированного транспортного управления ООО «Транснефть – Восток» Андрей Василевский. — Зимой на систематической основе приходится вытаскивать автомобили местных жителей, снег расталкивать, чтобы выехала машина, из обочин вынимать. Очень много неопытных и незнающих людей застревают, улетают, да и с опытными всякое может случиться.

— Про эту дорогу (ей пользуются несколько общин) у нас уже легенды ходят, – улыбается Иван Илистяров. — Если долго стоишь на одном месте, сразу приезжает охрана, спрашивают, что случилось, чем помочь. И объясняют правила, что костер разжигать нельзя, что движение в темное время суток запрещено, что скоростной режим соблюдать важно. Мы все это знаем, конечно, проинструктированы, это же вдольтрассовые пути.

Иван Илистяров вспоминает, как несколько лет назад на ВТП у их машины сломалось колесо. Для ремонта потребовались запасные части, их нужно было доставить из поселка к остановившемуся на технологической дороге авто. Помог экипаж охраны. По рассказу Ивана, сломанная машина стояла у Алдана, а другая везла запчасти на замену. «Ребята–охранники с пропуском посодействовали. За день решили вопрос. Утром начали звонить, к ночи с запчастями уже приехали. И на следующее утро мы начали двигаться».

Сохранить этнос

Уверенность в том, что нефтепроводчики всегда и быстро придут на помощь – еще один из явных плюсов проезда по их дороге для местного населения. А охотники-эвенки видят еще и бонус от самого существования закрытого для посторонних машин пути к территориям промысла, где охотничьи участки общин и хозяйств перемежаются с участками общего пользования. «Очень хорошо, что не попадает на проезд кто попало, иначе браконьеры уничтожат зверя в местах традиционной охоты коренных жителей», — считает председатель родовой общины КМНС «Киндигирь» Андрей Мыкырытов.

Сейчас охота на пушного зверя не приносит аборигенным народам Севера больших денег. Цены на шкурку соболя, которого они традиционно еще с советских времен через «Союзпушнину» сдают на аукционы, упали. После введения санкций был потерян рынок Арабских Эмиратов. Впрочем, соболей по-прежнему охотно берет Китай. Но в целом прибыль от промысловой деятельности составляет мизерную долю в доходах общин.

— Мы просто стараемся сохранить свои традиционные промыслы – то, что вот осталось – оленеводство, охота, — признается Иван Илистяров. — Если бы государство не поддерживало, давно бы утонули. За счет государственных субсидий на плаву остаемся. Но надеемся на лучшее. В прошлом году район выделил на пять миллионов рублей на обновление стада – закупили 250 голов молодняка из Оленекского района. стараемся облегчить жизнь своих оленеводов, интернет протянули, с техникой помогаем.

В Якутии на территориях, где действует ООО «Транснефть – Восток», зарегистрировано 55 родовых общин тысяч эвенков, эвенов, юкагиров, чукчей, долган. Семь из них имеют пастбища и охотничьи участки в зоне ВСТО-1 и попадают туда по вдольтрассовому проезду нефтепровода. В этом году технологическим проездом вдоль ВСТО воспользовались 13 родовых общин, производственных кооперативов и крестьянских хозяйств коренных северян. Содействие, которое оказывают нефтепроводчики промысловикам, — государственное дело, конкретная, реальная помощь в сохранении устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера. Сегодня они становятся частью экономики страны, сберегая при этом самобытность, традиционные навыки и культуру предков.

Поддержка КМНС — часть глобальной стратегии нефтетранспортников в области устойчивого развития регионов присутствия. Предприятие за время своей работы в регионе передало общине «Киндигирь» автомобили и технику, организовало медицинское обследование участников эвенкийского фестиваля языка и культуры «Дулин Бугав итэлин — Заповеди моей земли», регулярно оказывает благотворительную помощь в проведении национальных праздников. В нынешнем году оно выступило спонсором V республиканских соревнований народов Севера «Дети Арктики».

0
0
7 февраля 07.02
  • -45°
  • $ 70,6
  • 76,03

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: