"Любой врач должен быть еще и психотерапевтом". Онколог Виктор Алексеев

14:14, 19 апреля
Текст:

Он занялся эндоскопией тогда, когда такие специалисты в Якутии были наперечет, и первым освоил пункционную биопсию опухоли. Один из первых онкологов-эндоскопистов республики, заслуженный врач России Виктор Алексеев о том, почему настоящий врач никогда не пожалеет времени на разговор с больным. 

 «Хотелось помочь…» 

 Возвращаясь из армии, где служил в ракетных войсках, в родной Сунтарский район, он строил планы на жизнь, и эти планы с медициной, в общем-то, не были связаны никак. Но дома его встретила мать: худенькая, уставшая, измученная болезнью. Уговорившая врачей онкодиспансера, где, как оказалось, она лечилась все это время, отпустить ее домой — обнять сына. 

Эта встреча стала потрясением для него. 

Мама заболела, когда я служил в армии. Когда увидел ее в таком состоянии, первая мысль была: «Как же хочется помочь! — вспоминает Виктор Алексеев. — И я выбрал медицину». 

На медицинском факультете Якутского госуниверситета он готовил себя в хирурги. Именно в этом качестве в 1975 году  был принят врачом-интерном в Якутский республиканский онкодиспансер. И именно здесь, уже начав оперировать, впервые столкнулся с тем, чему, в конце концов,  решит посвятить свою жизнь – эндоскопии, которая в Якутии  начала 1970-ых годов только входила в широкую медицинскую практику. Возможности жестких и гибких эндоскопов, позволяющих заглянуть внутрь человеческого тела, обследуя желудок, пищевод, выводили возможности диагностики той поры на принципиально иной уровень.

«По тем временам это было настоящим прорывом, — вспоминает Виктор Григорьевич. — Фиброгастродуоденоскопия и другие исследования, проводимые при помощи эндоскопов, позволяли не только установить точный диагноз, но и, оценив распространенность злокачественного процесса, подобрать оптимальное лечение. Для онкологии, где время – зачастую решающий фактор, это было важно вдвойне».

В Якутском онкодиспансере эндоскопическими исследованиями впервые занялись замечательные онкологи — главный врач Иван Иванович Местников и Павел Степанович Герасимов. Чуть позже к ним присоединится и Виктор Алексеев.  

И именно главврач Иван Местников, будучи опытным руководителем, умевшим разглядеть потенциал начинающих коллег, однажды окончательно определит профессиональную судьбу Алексеева, предложив ему поступить в двухгодичную ординатуру в МНИОИ им. Герцена (Москва) по специальности «эндоскопия» 

«Я согласился, не раздумывая. И никогда об этом не жалел», — годы спустя будет вспоминать Виктор Алексеев.  

 С гастроскопом и смекалкой  

 Возможна ли полноценная диагностика при  минимуме оборудования? Да. Если, конечно, в придачу к своим знаниям врач подключает еще находчивость и смекалку. 

Именно так врачам-эндоскопистам нередко приходилось работать в советское время, когда оснащение качественной аппаратурой оставляло желать лучшего. Однако, даже в те годы Виктору Алексееву и его коллегам удавалось практически невозможное.  

«Парк эндоскопической техники в ЯРОД начинался с отечественного гастроскопа «Красногвардеец». Потом диспансер приобрел более качественный и удобный как для врачей, так и для пациентов японский гастроскоп. На нем мы, в основном, и работали», -рассказывает Виктор Григорьевич.  

Помимо этого в его распоряжении был еще детский гастроскоп, зонд у которого был намного уже обычного, взрослого. 

«Так вот им, вопреки всем правилам, я приноровился втихаря от начальства еще и бронхи пациентам смотреть. А что делать, если специального аппарата  у нас тогда не было, а больные с подозрением на опухоли бронхов поступали?» – говорит Алексеев. 

К слову, когда об этом стало известно главврачу, то Иван Иванович Местников  подчиненного для порядка слегка пожурил, хотя такую изобретательность оценил.  

Но еще больше, вспоминает Алексеев, выручала цеховая солидарность и взаимовыручка медиков, работающих в разных клиниках Якутска. 

«Если нужного аппарата не было у нас, я договаривался с коллегами в Республиканской больнице, НПО «Фтизиатрия» или больнице Якутского научного центра, брал своих пациентов и смотрел их там. До сих пор благодарен коллегам: нам никто никогда не отказал, — говорит он. – Ну, а со временем и в нашем онкодиспансере появился такой парк эндоскопической аппаратуры, что сегодня в Якутии он считается одним из лучших». 

Окончательный вердикт 

Что и говорить! Фиброгастродуоденоскопия – отнюдь не самая приятная процедура: многие пациенты боятся глотать «кишку» (некоторые так называют зонд гастроскопа). Однако именно от того, спокоен ли пациент и насколько он доверился врачу, во многом зависит результат. 

Доктору Алексееву удавалось  найти общий язык практически с каждым. 

«Любой врач должен быть еще немного и психотерапевтом, для онкологов же это актуально вдвойне. Прежде, чем начать исследование, я всегда старался поговорить с пациентом. Объяснял: как буду смотреть, чем буду смотреть, сколько продлится процедура, как себя нужно настроить. Тогда, как правило, все проходило нормально«, — говорит Виктор Григорьевич.  

За этими словами – колоссальный опыт врача, прекрасно знающего, что от его вердикта для онкологического больного зависит все: диагноз, который будет поставлен, тактика лечения, которую выберут. А в конечном итоге, возможно, и дальнейший прогноз. 

«Больные приходили с самыми разными стадиями рака. И в каждом случае во время исследования предстояло решить сразу несколько задач: точно определить границы опухоли для будущей операции, провести биопсию для морфологической верификации и так далее, — говорит Виктор Алексеев. – Вот почему заключение, которое дает онколог-эндоскопист, играет огромную роль для решения о дальнейшем лечении, которое потом выносит консилиум врачей».

И не случайно, что именно к нему, Алексееву, коллеги  направляли больных в самых сложных или спорных случаях, когда требовался окончательный вердикт.  Знали: он всегда идет до  самой сути. 

Впрочем, очень часто к пациентам он летел сам. За 36 лет работы в ЯРОД, благодаря бесконечным командировкам, Виктор Григорьевич исколесил всю республику. Нет района, где бы он не смотрел на своем аппарате больных, в некоторых бывал по нескольку раз, и, если было надо, с готовностью отправлялся вновь и вновь, говоря об этом так: «Осмотры населения на местах очень часто позволяют выявить рак на ранних стадиях. А это самая большая удача для любого онколога».  

Вот почему он поддерживает усилия нынешнего поколения медиков ЯРОД, для которых онкодесанты мобильных медицинских бригад в улусы – уже привычная часть работы.   

Всегда впереди 

Имя Виктора Алексеева – одна из золотых страниц в истории онкослужбы. Но не только потому, что его высочайший профессионализм задал весьма высокие стандарты для всех последующих поколений онкологов-эндоскопистов республики. 

Ему удалось освоить и внедрить целый ряд по-настоящему революционных для своего времени новшеств, которые впоследствии становились обычной практикой в эндоскопии республики. К примеру, пункционная биопсия опухоли желудка, пищевода и бронхов, впервые освоенная им, позволила брать у больного на анализ клетки опухоли, избегая больших разрезов.  Впрочем, сам он об этом, как все скромные люди, рассказывает предельно коротко: «Ничего особенного! Заказали специальную пункционную иглу, получили и начали работать» 

Первым в республике Алексеев освоил пункционную  биопсию лимфоузлов при бронхоскопии под наркозом, прицельную пункционную биопсию печени при лапароскопии, методику эндоскопической полипэктомии и т.д. 

А еще его считают своим учителем десятки врачей-эндоскопистов, работающих сегодня в разных городах и районах Якутии. В пору нехватки таких специалистов в республике именно к нему отправляли на подготовку врачей и медсестер из центральных районных больниц. При этом он не только учил их на базе ЯРОД, но и помогал открывать в районах эндоскопические кабинеты, которые действуют до сих пор. 

И сегодня, уже отойдя от активной практики, Виктор Григорьевич продолжает жить успехами и надеждами диспансера, которому отдал почти 40 лет. 

«Эндоскопические технологии развиваются семимильными шагами. Редкая операция ныне проходит без использования видеоэндоскопической техники, и меня очень радует, что все эти технологии активно осваиваются в Якутском республиканском онкодиспансере. Со сдачей же Онкоклинического центра, который ждут якутяне, для эндоскопии откроются еще более широкие перспективы», — говорит он.   

Однако какими бы впечатляющими не были новшества в онкослужбе, главное, считает Виктор Алексеев, должно оставаться неизменным: «Онколог как никто обязан понимать страдания людей и пытаться им помочь. И пусть этот принцип передается от одного поколения медиков другому».

  

8 мая 08.05
  • $ 74,14
  • 89,51