Главный архитектор республики о том, как изменится облик якутских городов в ближайшие пять лет

14:40, 26 апреля 2019
Текст:

Почему архитектурный облик и городская среда населенных пунктов республики не удовлетворяют их жителей? Почему проекты архитекторов и реальные городские пространства зачастую так сильно разнятся? Найти ответы на эти вопросы мы попытались с главным архитектором республики Ириной Алексеевой.


ОТ КАРТИНКИ ДО РЕЛИЗАЦИИ

Обычная реакция на дизайн-проект, который мы видим на картинке: «У нас такого не будет». Это уже стало настолько привычным, что впору задать вопрос – кто виноват в некачественной реализации? Однако, как утверждает Ирина Алексеева, это не так. В доказательство она рассказывает, что несколько групп в составе архитекторов, заказчиков, подрядчиков и даже эксплуатирующих организаций побывали в прошлом году в Татарстане, где приоритетный проект «Комфортная городская среда» стартовал, пожалуй, раньше всех в России. За четыре года там реализовано 315 проектов общественных пространств, это новые парки, площади, скверы, набережные. Впечатляет не только количество, но и качество. Ирина Дмитриевна открывает сайт и показывает реализованные проекты, которые ничем не отличаются от дизайн-проектов. «У них очень высокое качество реализации. Иногда даже получается лучше, чем в дизайн-проекте», — говорит она и добавляет, что идеи наших архитекторов и дизайнеров ничуть не хуже, и если бы они воплощались там, то можно было бы оценить их в полной мере.

А что у нас? В 2014 году был объявлен конкурс на проект благоустройства набережной озера Талое. Выиграла команда молодых архитекторов бюро «Старт». Интересный проект, в духе времени, был взят за основу при разработке проектно-сметной документации, которая получила положительное заключение экспертизы. При стопроцентной реализации город получил бы качественно новую набережную. Но за период строительства в 2017-2018 годах сменилось два подрядчика, которые оставили после себя сомнительного качества деревянный настил, трещины на перилах, отколовшуюся конструкцию на мосте. По условиям федеральной программы средства должны были быть освоены до конца года. Для муниципального заказчика — МКУ «Главстрой» — именно это стало главным фактором, в результате в силу обстоятельств он нанял недобросовестных подрядчиков.

На вопрос, почему приходят такие подрядчики, Ирина Дмитриевна говорит о 44-ФЗ, законе о торгах на товары и услуги. «Закон на самом деле губительный для архитектуры. Торги, как правило, выигрывает тот, кто заявляет самую низкую цену».

Чаще всего приходят компании, которые не только не имеют опыта подобных работ и необходимой квалификации, но еще и экономят на всем, начиная с рабочих и заканчивая материалами. Заказчик принимает работы любого качества, потому что срыв сроков грозит ему возвратом всей суммы, выделенной на этот объект из федерального бюджета. Горожане ругают за всю эту халтуру авторов проекта, а по факту архитекторы в этой игре практически беспомощны и не контролируют процесс. Юридически никакого авторского надзора осуществлять они не могут.

На стройплощадке подрядчик считается лишь с тем, кто платит. А это заказчик, которому сложно подняться выше привычного уровня. Вывод: значит надо включить в процесс архитекторов, которые будут следить за тем, чтобы не было отступлений от проектно-сметной документации, а желание сэкономить не вредило качеству возводимого объекта.

— Там была бригада, где люди в руках гвоздя не держали. Спрашиваешь, почему так плохо работаете? В ответ: а что, нормально же, — вспоминает Ирина Дмитриевна эпопею на Талом озере.

Как с этим в Татарстане? — интересуюсь я.

Хотя 44-ФЗ считается антимонопольным, но на самом деле он как раз направлен на поддержку монополий, то есть застройщиков, которые имеют большие оборотные средства. В Татарстане, как и в Москве, большие объемы строительства и денег. Они не объявляют 60 конкурсов, а одним лотом выставляют все территории на всю сумму. Приходит компания-генподрядчик, которая имеет большие оборотные средства и которая берет на субподряд организации, проявившие себя как добросовестные и профессиональные. У них с этим очень строго, самосознание высокое. Если хотя бы раз подрядчик не оправдывает доверия, его больше не подпускают на подряд, — рассказывает она.

НАСТАЛО ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Понятно, что Татарстан — крупный регион, с почти четырехмиллионным населением, развитой промышленностью и богатой историей своих городов. Именно Татарстан является сегодня лучшим субъектом в России по реализации приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды». Именно их наработанные методология и опыт стали основой Национального проекта «Жилье и городская среда», который реализует Минстрой РФ совместно с единым институтом развития в жилищной сфере ДОМ.РФ.

Рассказывая об этом проекте, Ирина Алексеева отмечает, что ответственными исполнителями регионального нацпроекта «Жилье и городская среда» являются Министерство строительства РС(Я) и Управление архитектуры и градостроительства при главе РС(Я). Минстрой отвечает за реализацию программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда», Управление архитектуры — за реализацию программы «Формирование комфортной городской среды».

Кроме того, наше Управление несет ответственность за архитектурный облик, планировочные, конструктивные решения и разработку новых стандартов по жилой застройке. У нас полномочия по согласованию технических заданий и заданий на проектирование объектов, которые финансируются из бюджета, — говорит Алексеева.

Проект стартовал в этом году. В течение пяти лет нужно не просто переселить людей в благоустроенное жилье, но добиться повышения индекса качества городской среды. Это совершенно новый показатель, который позволяет грамотно оценивать благополучие городов. Еще в 2014 году в Якутске побывали сотрудники консалтингового бюро «Стрелка» (структура Дома РФ). С этого времени в нашем информационном пространстве появились понятия о комфортной городской среде, общественных пространствах. Но мало кто знает, что социологи «Стрелки» оценили индекс качества городов республики. Оказалось, что у Якутска всего 148 баллов из 300 максимальных.  Удовлетворительным считается результат  50% по этому показателю. Ни один из 13 наших городов не дотягивает до этого показателя. У Покровска, например, 122. У Москвы он равен 214.

Допустим люди живут в элитном доме, в центре Якутска. В квартире у них полы с подогревом, в подъезде бесшумный лифт, а двор забит машинами, в газонах растут сорняки, мусор не вывозился больше суток. Индекс качества их жилья и городской среды будет невысоким, потому что такие критерии, как безопасность, экологичность, озеленение в этом доме будут очень низкими. Если выйти за границы дворовой территории, то и там многое не будет соответствовать идеальным показателям. К примеру, есть такой важный критерий оценки городской среды, как идентичность и разнообразие. Он отвечает за своеобразие и узнаваемость города. В прошлом году блогер и архитектор Илья Варламов сказал, что в Якутске создаются новые общественные пространства, но они почти такие же, как в других городах. Не используется культурное и историческое наследие.

Ирина Дмитриевна говорит неожиданную вещь: «Этот критерий может оцениваться количеством фотографий в соцсетях, сделанных горожанами в тех или иных местах. Фотографируются, как правило, в интересных местах, рядом с уникальными арт-объектами, в зеленых скверах. Там, где типовая застройка, люди обычно не фотографируются».

Можно допустить, что тема арт-объектов в Якутске вызывает у части людей неодобрение, а иногда и негодование. Критика в адрес мурала Андрея Адно на стене кластера «Компас» и паблик-арт объекта испанского художника Okuda – это история о том, что художник всегда на виду, что любое творчество — это вызов обществу. В то же время, серость, безликость и однообразие никому не интересны. Мало кому придет в голову негодовать по поводу унылых и некачественных кованых скамеек, кривых оградок, скособоченных урн или гипсовых вазонов из прошлого века. Хотя все это устанавливается в городе за бюджетные деньги. Если смотреть с точки зрения комфортной городской среды, то к этим скамейкам, оградкам, урнам, вазонам должны быть предъявлены такие же высокие требования, как к арт-объектам. Если кто-то считает, что голова панка пропагандирует нетрадиционные отношения, мурал несет в себе тлетворное влияние, то можно сказать, что кривые оградки, допотопные скамейки, неряшливые вазоны и урны пропагандируют вульгарный вкус, воспитывают в людях безразличие к городской среде.

Здесь встает вопрос открытости и взаимодействия внутри городского сообщества. Никому не приходило в голову, кто несет ответственность за эту малую «архитектуру»? Слушая главного архитектора, понимаешь, что это больной вопрос.

Ирина Дмитриевна сетует на отсутствие компетентных специалистов в службах, которые устанавливают в городе уличную мебель, и у поставщиков, которые не привыкли зачастую обращаться к профессиональным архитекторам или дизайнерам.

«На мой взгляд, во всем должна быть справедливость и равноправие. Люди имеют право знать не только имена архитекторов и художников, влияющих на облик города, но и людей, которые ответственны за городскую среду. Если из года в год в городе ставятся подобные элементы благоустройства за бюджетные деньги, то разве жители не имеют права знать, кто это делает, чтобы влиять на ситуацию? Потому что это вопрос не только эстетического облика, но и эффективного использования бюджетных средств. На самом деле за те же деньги, которые расходуются на уродливую кованную скамейку, можно сделать скамейку более качественную, с современным дизайном. Это относится и ко всему остальному, — говорит Алексеева.

ДЕНЬГИ ЛИШЬ ЧАСТЬ УСПЕХА

Принято думать, что большие деньги могут решить вопрос комфортного жилья и городской среды. Отчасти это так. Но архитекторы, социологи, урбанисты считают, что деньги лишь часть вопроса. Без взаимодействия с общественностью и без коммуникации со всеми участниками процесса вряд ли сегодня можно создать качественную городскую среду.

К примеру, на программу «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда» республика получила из федерального бюджета 60 млрд рублей на три года. На программу «Комфортная городская среда» — 297 млн рублей на 2019 год. В течение пяти лет ежегодно республика будет получать примерно такую сумму на реализацию этой программы. Если все будет идти так, как раньше, то мы так и будем довольствоваться только красивыми картинками. Помню, какие замечательные дизайн-проекты были у жилого комплекса Новоникольский – аккуратные тротуары, зеленые газоны, стройные ряды деревьев. Но где-то разладился процесс, не получилось взаимодействия с озеленителями, ландшафтными архитекторами, плюс плитку укладывали халтурщики. В результате от дизайн-проекта остался лишь дом.

Ирина Алексеева подчеркивает важность эффективного расходования бюджетных средств. Она показывает мне слайды с дизайн-проектами набережных, скверов, площадей, парков и говорит, что все это должно появиться в первую очередь в городах республики: Якутске, Нерюнгри, Мирном, Нюрбе, Покровске, Ленске, Алдане, Верхоянске, Удачном, Вилюйске, Томмоте, Среднеколымске и Олекминске. 13 городов республики за пять лет смогут улучшить свой облик благодаря приоритетному проекту «Комфортная городская среда». Кроме того, конечно же работа идет и с улусными центрами. Понимая, насколько тернист путь от картинки до реальности, я сомневаюсь: неужели все это возможно в районах, где нет архитекторов, где с советских времен мало что поменялось в облике городов и сел.

Для этого мы создали специальный Центр компетенций по вопросам городской среды, набрали на конкурсной основе команду молодых архитекторов в бюро Baza14. Это люди, которые показывают сегодня определенные компетенции, и могут заниматься проектами, — говорит Алексеева.

За четыре месяца группа разработала 9 дизайн-проектов и применила новые методики работы. Ребята выезжали в города, где встречались с общественностью, специалистами муниципалитетов, проводили ворк-шопы, вовлекали жителей в обсуждение проектов. Главная задача специалистов Центра компетенций — помощь муниципалитетам в подготовке проектов и их последующей реализации, а также образовательная и просвещенческая миссия всех сфер, задействованных в процессе формирования современной комфортной среды поселений.

ЧТО ХОТЯТ ЛЮДИ?

Оказалось, что в большинстве городов люди хотят благоустроить парки и загородные зоны отдыха. Не улицы и площади, где они ежедневно ходят, а природные пространства. В Нерюнгри, Нюрбе, Алдане, Мирном, Ленске, Томмоте жители выбрали благоустройство парков и загородных зон отдыха и спорта. В Покровске – центральную набережную. В Верхоянске и Удачном – центральную площадь с набережной.

Когда смотришь фотофиксацию территорий и дизайн-проекты, то бросается в глаза контраст между тем, что есть и тем, что должно реализоваться. Пустыри, заброшенность – это годами копившиеся проблемы. Одновременно копилось и недоверие людей к власти, которое непросто преодолеть. Поэтому сегодня в крупных городах России становится нормой строить жилье, благоустраивать территории с учетом мнения людей.

На проект «Комфортная городская среда» выделяются большие деньги, работает целая институция, и нередко можно услышать, что формальный подход может растиражировать однотипные скверы, парки, площади, дворы. Очень важно избежать формального подхода и подчеркивать уникальность, идентичность территории.

Например, в Нюрбе жители рассказали интересную историю, связанную с парком имени Сергея Васильева. Он открывался летом 1937 года, и мечтой поэта Сергея Васильева было видеть на торжественном открытии цветущие яблони. Поэт вместе с активистами поселка решил украсить ветки берез яичными скорлупками, раскрашенными в яркие цвета. Все это стало историей, как и изумление гостей, которые не сразу поняли, что же висит на деревьях. Благодаря этой истории в парке запроектирован арт-объект «Яичное дерево» и аллея из сибирских яблонь.

Авторы проекта внимательно отнеслись к национальной идентичности, и сделали центральным местом алаас для проведения Ысыаха. Природа и национальный праздник определили концепцию этой территории, где теплый павильон решен в виде круга – якутского календаря, лавочки напоминают туески. Элементы и оборудование детской площадки имитируют якутскую тальниковую мебель.

В Мирном на набережной реки Ирелях неприглядный пустырь должен превратиться в зону спорта и отдыха. Авторы проекта тщательно подошли к проработке дизайна территории, в котором от начала до конца выдержана алмазная тема. Глядя на дизайн-проект, можно быть уверенным, что гулять по этому парку будет нескучно. Даже если вы не катаетесь на велосипеде, лыжах, не любитель шашлыков, то пройти равнодушно мимо павильонов, проката, арок, сцен, скамеек не получится. Везде есть своя «фишка», которая притягивает внимание и раскрывает идентичность места. Использование габионов с диабазовым камнем для опор входной арки напоминает абрис алмазного карьера. При стопроцентной реализации проекта эта место может стать не только территорией отдыха и спорта, но и арт-пространством.

В Алдане дизайн-кодом будущего парка станет золотой шар «Алтан». Парк «Золотой» запланирован на берегу реки Орто Сала, рядом с жилым кварталом. Сегодня здесь стоят деревянные двухэтажки, вместо которых через пять лет по программе «Переселение из ветхого и аварийного жилья» должен появиться новый квартал. Айдентика парка насыщена темой золотоискателей — закрытый павильон, спроектированный в виде драги, арт-объекты Золотые шары на поверхности водоема. Наряду с современными художественными решениями авторы предлагают традиционный барельеф «Золотоискатели». Территория будущего парка изрезана мелкими протоками реки, и не считаться с особенностью места было бы неправильно. Авторы решили обратить это на пользу. Можно гулять по деревянным дорожкам и мостикам над водой, наблюдать за природой, одновременно сокращая путь от одного объекта к другому. Центром притяжения парка безусловно станет молодежный кластер с коворкингом, лекторием, информационным центром, книжным магазином, кафе.

В нерюнгринском парке спорта и отдыха «Амикан» на первый план выходит природа. Здесь красивый сосновый бор, и при комплексном решении это место может стать привлекательным в любое время года. Сегодня здесь есть горнолыжная база, парк техники и детская площадка. Нерюнгринцы связали идентичность места с культурой эвенков и добычей коксующегося угля. Тема угля присутствует в визуальных решениях, которые с одной стороны выполняют чисто декоративную функцию, а с другой, могут активизировать и вдохновлять людей на творчество. Так входная группа парка представляет собой деревянную дорожку, с обеих сторон которой лежат глыбы «угля». Разных форм и размеров эти гранитные сооружения могут содержать тексты об истории города и освоении угольных месторождений. В самом Технопарке стоят отслужившие БЕЛАЗы, но уже в новом качестве. Эту креативную идею молодежь успела претворить: ярко разрисованные гиганты стали достопримечательностью территории.

Этническая тематика органично вписана в природный ландшафт. В парке предусмотрены маршруты для прогулок на собачьих упряжках, пешие маршруты по зеленым дорожкам, а новинкой выглядит идея sky-walk – подвесные деревянные дорожки и смотровые площадки в виде деревянных эстакад посреди леса. В природное пространство вписан Этноцентр, где предусмотрены мастерские, сувенирный магазин, лекторий, кафе.

В Покровске проект благоустройства набережной Лены может решить сразу несколько проблем. Во-первых, у горожан появится новая точка притяжения. Во-вторых, город является транзитной зоной для туристов, отправляющихся в Булус, Тукуланы, Ленские столбы, Буотаму, Еланку. Но при этом в Покровске никак не используется достоинства его местоположения в благоустройстве города. Набережная в центре города, откуда открывается потрясающий вид на Лену, представляет собой стихийную территорию. Но все может измениться с появлением благоустроенной территории. Здесь будут не только мощеные тротуары, деревянные спуски к реке, велодорожки, павильоны, фуд-корт, но возможность получить представление о достопримечательностях Хангаласского улуса.

С подачи известного краеведа Прокопия Ноговицына появится Парк трилобитов. Это вымерший класс морских членистоногих, обитавший в палеозойскую эру. Ноговицын исследует следы трилобитов на берегах Лены со своими школьниками, и продвигает эту тему в качестве туристического бренда. Отпечатки трилобитов на камнях выглядят художественным творением. Вслед за Ленскими писаницами они могут обыгрываться в искусстве и дизайне.

Авторы дизайн-проектов разработали логотипы для каждой территории. Здесь стоит отметить их стремление к стилевому разнообразию, что, наверное, очень сложно, когда одна группа работает над девятью проектами в разных городах.

УКРЕПИТЬ ФУНДАМЕНТ

Это лишь половина проектов. А их краткие обзоры передают то, что в первую очередь бросается в глаза – визуальные образы, дизайнерские решения. Цвет, форма, материал дарят нам эмоции, делают счастливыми или не очень. Они часть сложного комплекса вещей, которые в совокупности решают – получится ли комфортная среда, где есть разнообразные сценарии жизни, где развивается предпринимательство и где интересно в любое время года.

Ирина Дмитриевна с удовлетворением отмечает, что завершен первый этап работы. 9 дизайн-проектов отправлены на днях для участия во Всероссийском конкурсе «Малые города и исторические поселения России». Это возможность привлечь дополнительные средства на реализацию проектов. К концу разговора с главным архитектором я еще раз убеждаюсь, что архитектура – это не только про восторг от фантазий Захи Хадид или изумление перед творениями Тадао Андо, но чаще про скучное и малопонятное. Про техническое задание, проектно-сметную документацию, авторский, технический надзор, и это фундаментальные вещи, на которых стоит архитектура. Обычному читателю неинтересно знать, кто занимается ПСД и осуществляет авторский надзор. Но все-таки важно знать, что с этого года заказчиком по благоустройству общественных пространств будет являться Управление архитектуры.

Подписаны первые соглашения с ГКУ «Служба государственного заказчика» РС(Я) и администрациями 6 муниципальных образований республики: Якутск, Покровск, Нюрба, Алдан, Жатай и Бердигестях. Совместно со специалистами Центра компетенций будет осуществляться технический и авторский надзор.

8 мая 08.05
  • 15°
  • $ 74,14
  • 89,51