«Это были счастливые времена». Айсен Николаев о том, что для него значил сенокос в детстве и юношестве

Поделиться новостью:

В районах Якутии продолжается кормозаготовительная кампания. В эти дни на сенокосе работает более 32 тысяч человек, задействовано около 11 тысяч тракторов. Заготовку сена осложняет погода, нашествие саранчи, подтопление угодий и лесные пожары. Несмотря на сложности, для жителей Якутии сенокос — одно из ярчайших событий лета. Глава республики Айсен Николаев не является исключением — сегодня он поделился с подписчиками в Instagram воспоминаниями о том, как принимал участие в сезонных работах будучи ребенком. ЯСИА же представляет более полный материал.


«Сенокос был обязательным для нашей семьи. Коровы, как и для всех деревенских жителей нашей республики, являлись кормилицами нашей большой семьи. На нашем столе всегда было мясо, масло, сметана. Для этого мы половину лета проводили за заготовкой сена. Мы не воспринимали это как тягостный труд, работа была в радость, всегда находились на подъеме. Это были счастливые времена, которые я всегда вспоминаю с теплотой», — говорит глава Якутии.

Напомним, Айсен Николаев вырос в Верхневилюйском улусе. В семье будущего Ил Дархана было несколько коров, поэтому в его ежедневные обязанности входило водить их на водопой, чем он и занимался после школы.

«Мы жили недалеко от реки,  так что это было несложно. За рекой же у моего деда находились сенокосные угодья. Так что почти половину лета мы проводили именно там. Сначала, когда были совсем маленькими, мы просто играли, потом собирали ягоды с бабушкой поблизости. Став постарше, мы уже стали помогать основному процессу», — рассказывает глава Якутии.

Он напомнил, что в то время все работы проводились вручную, тракторов было мало, а сеносборных машин и вовсе не было. Свой первый сенокосный инструмент десятилетний Айсен получил от деда, который смастерил ему маленькую косу. С тех пор он стал полноправным участником сенокоса.

«Коса, грабли и вилы — это были наши лучшие друзья», — вспоминает Айсен Николаев.

Учась в старших классах физико-математической школы, юный Айсен работал в летнем трудовом лагере села Хоро, где вовлечение в процесс работ приобрело уже серьезные масштабы.

«Смена длилась 21 день. Жили в глухой тайге, размещались в дощатых бараках, не было ни связи, ни электричества. Еду готовили на дровяной печке в летней кухне, дрова для которой  сами заготавливали в лесу. С раннего утра все мы собирались и ехали на алаас косить сено. Далее собирали его и ставили стоги», — сообщил глава.

Всему лагерю ставился план покосов в гектарах, который непременно нужно было выполнить. Поэтому работали без поблажек, даже во время проливных дождей оставались в лагере.

«За эти три недели в отрыве от цивилизации мы становились почти как индейцы. Задубевшая от солнца, воздуха и укусов комаров кожа становилась почти красной, ладони превращались в сплошные мозоли, и даже пятки становились как подошва, потому что в основном ходили босиком и на поле, и в лесу», — смеется, вспоминая, Айсен Николаев.

На сенокос будущий глава республики приезжал также уже став студентом МГУ.

«На наше угодье ездили вдвоем с дядей. Жили там в лесу в палатке до конца сенокоса. Папа привозил нам на моторке продукты», — вспоминает Айсен Николаев.

Он поделился семейной историей, которая произошла на самом деле, но при этом имеет мистические мотивы.

«Мама рассказывает, что однажды вечером папа вдруг неожиданно собрался, сказал, что съездит проведать сына и уехал. Дело было уже в августе, стояла темная ночь. Мама поворчала, что он в темноте поехал на моторке», — рассказывает Айсен Сергеевич.

В то же самое время Айсен пошел готовить дрова для костра и нечаянно прорубил ногу. Первую медицинскую помощь оказал будущему главе дядя, который и забинтовал рану.

«Сидели, думали, как быть. Ни связи, ничего. И вдруг приезжает папа! Меня сразу увезли в больницу, слава богу, кости не были повреждены. Такая вот отцовская интуиция», — говорит Айсен Николаев. 

Сейчас под ответственностью Айсена Николаева находится вся республика, в том числе и сельское хозяйство. Как сообщили ЯСИА в Минсельхозе Якутии,  сейчас заготовлено более 57% от годового плана. Однако из-за жаркой сухой погоды и нашествия саранчи на угодьях прогнозируется низкий травостой, низкий рост зерновых, однолетних кормовых культур может отрицательно сказаться на их урожайности. Кроме того, подтоплены сельскохозугодья в ряде наслегов Вилюйского, Сунтарского улусов, а также попали зону лесных пожаров угодья в Абыйском, Верхнеколымском, Эвено-Бытантайском и Среднеколымском районах.

Дефицит в грубых кормах в улусах частично закроют мобильные бригады: всего по республике они заготовят 22 тыс. 910 тонн кормов для собственных нужд.

Планируется создание резервного запаса кормов для пострадавших улусов сельхозтоваропроизводителями других улусов, в том числе Кобяйского (670 тонн), Абыйского (300 тонн), Нюрбинского (1500 тонн), Хангаласского (500 тонн), Верхневилюйского (400 тонн).

 

Другие наши материалы:

Сотрудники администрации Амгинского наслега в ходе субботника помогли фермерскому хозяйству заготовить сено

Сотрудники администрации Амгинского наслега в ходе субботника помогли фермерскому хозяйству заготовить сено

По инициативе главы Амгинского наслега Михаила Артемьева 7 августа коллективы администрации и Дома народного творчества имени Ф.Потапова помогли крестьянско-фермерскому хозяйству...

«Это были счастливые времена». Айсен Николаев о том, что для него значил сенокос в детстве и юношестве

В районах Якутии продолжается кормозаготовительная кампания. В эти дни на сенокосе работает более 32 тысяч человек, задействовано около 11 тысяч тракторов. Заготовку сена осложняет погода, нашествие саранчи, подтопление угодий и лесные пожары. Несмотря на сложности, для жителей Якутии сенокос — одно из ярчайших событий лета. Глава республики Айсен Николаев не является исключением — сегодня он поделился с подписчиками в Instagram воспоминаниями о том, как принимал участие в сезонных работах будучи ребенком. ЯСИА же представляет более полный материал.


«Сенокос был обязательным для нашей семьи. Коровы, как и для всех деревенских жителей нашей республики, являлись кормилицами нашей большой семьи. На нашем столе всегда было мясо, масло, сметана. Для этого мы половину лета проводили за заготовкой сена. Мы не воспринимали это как тягостный труд, работа была в радость, всегда находились на подъеме. Это были счастливые времена, которые я всегда вспоминаю с теплотой», — говорит глава Якутии.

Напомним, Айсен Николаев вырос в Верхневилюйском улусе. В семье будущего Ил Дархана было несколько коров, поэтому в его ежедневные обязанности входило водить их на водопой, чем он и занимался после школы.

«Мы жили недалеко от реки,  так что это было несложно. За рекой же у моего деда находились сенокосные угодья. Так что почти половину лета мы проводили именно там. Сначала, когда были совсем маленькими, мы просто играли, потом собирали ягоды с бабушкой поблизости. Став постарше, мы уже стали помогать основному процессу», — рассказывает глава Якутии.

Он напомнил, что в то время все работы проводились вручную, тракторов было мало, а сеносборных машин и вовсе не было. Свой первый сенокосный инструмент десятилетний Айсен получил от деда, который смастерил ему маленькую косу. С тех пор он стал полноправным участником сенокоса.

«Коса, грабли и вилы — это были наши лучшие друзья», — вспоминает Айсен Николаев.

Учась в старших классах физико-математической школы, юный Айсен работал в летнем трудовом лагере села Хоро, где вовлечение в процесс работ приобрело уже серьезные масштабы.

«Смена длилась 21 день. Жили в глухой тайге, размещались в дощатых бараках, не было ни связи, ни электричества. Еду готовили на дровяной печке в летней кухне, дрова для которой  сами заготавливали в лесу. С раннего утра все мы собирались и ехали на алаас косить сено. Далее собирали его и ставили стоги», — сообщил глава.

Всему лагерю ставился план покосов в гектарах, который непременно нужно было выполнить. Поэтому работали без поблажек, даже во время проливных дождей оставались в лагере.

«За эти три недели в отрыве от цивилизации мы становились почти как индейцы. Задубевшая от солнца, воздуха и укусов комаров кожа становилась почти красной, ладони превращались в сплошные мозоли, и даже пятки становились как подошва, потому что в основном ходили босиком и на поле, и в лесу», — смеется, вспоминая, Айсен Николаев.

На сенокос будущий глава республики приезжал также уже став студентом МГУ.

«На наше угодье ездили вдвоем с дядей. Жили там в лесу в палатке до конца сенокоса. Папа привозил нам на моторке продукты», — вспоминает Айсен Николаев.

Он поделился семейной историей, которая произошла на самом деле, но при этом имеет мистические мотивы.

«Мама рассказывает, что однажды вечером папа вдруг неожиданно собрался, сказал, что съездит проведать сына и уехал. Дело было уже в августе, стояла темная ночь. Мама поворчала, что он в темноте поехал на моторке», — рассказывает Айсен Сергеевич.

В то же самое время Айсен пошел готовить дрова для костра и нечаянно прорубил ногу. Первую медицинскую помощь оказал будущему главе дядя, который и забинтовал рану.

«Сидели, думали, как быть. Ни связи, ничего. И вдруг приезжает папа! Меня сразу увезли в больницу, слава богу, кости не были повреждены. Такая вот отцовская интуиция», — говорит Айсен Николаев. 

Сейчас под ответственностью Айсена Николаева находится вся республика, в том числе и сельское хозяйство. Как сообщили ЯСИА в Минсельхозе Якутии,  сейчас заготовлено более 57% от годового плана. Однако из-за жаркой сухой погоды и нашествия саранчи на угодьях прогнозируется низкий травостой, низкий рост зерновых, однолетних кормовых культур может отрицательно сказаться на их урожайности. Кроме того, подтоплены сельскохозугодья в ряде наслегов Вилюйского, Сунтарского улусов, а также попали зону лесных пожаров угодья в Абыйском, Верхнеколымском, Эвено-Бытантайском и Среднеколымском районах.

Дефицит в грубых кормах в улусах частично закроют мобильные бригады: всего по республике они заготовят 22 тыс. 910 тонн кормов для собственных нужд.

Планируется создание резервного запаса кормов для пострадавших улусов сельхозтоваропроизводителями других улусов, в том числе Кобяйского (670 тонн), Абыйского (300 тонн), Нюрбинского (1500 тонн), Хангаласского (500 тонн), Верхневилюйского (400 тонн).

 

Другие наши материалы:

В Якутии резиденты ИТ Парка представили свои сервисы на онлайн-конференции «Цифровой день»

В Якутии резиденты ИТ Парка представили свои сервисы на онлайн-конференции «Цифровой день»

Вчера состоялась онлайн-конференция «Цифровой день», организованная Якутским отделением ПАО Сбербанк совместно с Правительством Республики Саха (Якутия). Участники познакомились с последними разработками...

До конца года аттестацию должны пройти 49 руководителей управляющих компаний Якутии

До конца года аттестацию должны пройти 49 руководителей управляющих компаний Якутии

С начала года квалификационный экзамен уже прошли 74 должностных лица управляющих компаний в сфере управления многоквартирными домами. Это почти большая половина. Всего...