Елена Борисова о работе и экстриме, ответственности и счастье

Поделиться новостью:

Она мечтала стать психологом, но это детское желание осталось мечтою. Поступая в 1992 году в мединститут, она даже предположить не могла, что этот жизненный путь приведет ее когда-нибудь в кресло министра здравоохранения республики. Наш собеседник — Елена Афраимовна Борисова, обладатель самой близкой прекрасной половине врачебной специальности — акушер-гинеколог.


Олекминское детство

Елена Афраимовна, начнем с детства. Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

— Моя семья интернациональная. Папа татарин Хисамутдинов Афраим (Петр) Абдурахманович родился в Олекминске. Всю жизнь работал в транспортной сфере сельского хозяйства. Он, к сожалению, очень рано умер от инфаркта. А я была папиной дочкой, такой удар в подростковом возрасте был для меня и всей нашей семьи большой трагедией. Мама Круглова Галина Алексеевна с казачьими корнями тоже родилась в Олекминске.

— А медики в роду были?

— Только мама. Она врач-терапевт. Начинала свою работу со Станции медицинской скорой помощи. Потом ушла в организаторскую деятельность, работала в руководящем составе городского здравоохранения, затем была первым заместителем министра здравоохранения. Сегодня она заместитель главврача детской городской больницы.

— Братья, сестры?

— Есть старшая сестра Анжелика Афраимовна. Всю свою жизненную трудовую деятельность посвятила федеральному казначейству. Мы с ней в Якутии одни обладатели такого редкого отчества.

— Где прошло ваше детство?

— В Олекминске и Якутске. До 12 лет нас с сестрой каждое лето отправляли в деревню к бабушке с дедушкой. Там у нас жили двоюродные сестры и братья. Собиралась большая шумная компания.

— Есть какой-то памятный случай?

— Начиная с 12 лет мы каждое лето где-то работали. Мыли полы на каком-нибудь предприятии. Поэтому вспоминаются трудовые будни, первая ответственность, волнение, зарплата…

Когда стала старше, появилась общественная работа, я была пионервожатой на школьных площадках, проводила различные мероприятия в лагерях.

Первый экспериментальный класс

— В какой школе учились?

— В первый класс пошла в школу №6, которая потом трансформировалась в 31-ю. Ее и считаю своей альма-матер. Поддерживаю отношения до сих пор. Были и совместные мероприятия. Три года назад открыли там медицинский класс при поддержке Медцентра города Якутска.

— Какой предмет любили больше всего?

— Химию, несмотря на то, что я ее не очень хорошо понимала. Нас учила Мичурина Елена Викторовна, которая была еще и нашим классным руководителем. Мы были ее первым выпуском. Мы все ее безумно любили и старались учиться хорошо.

Очень интересны были уроки биологии. Наш класс был первым экспериментальным биолого-химическим классом в республике. Профильное обучение — это сейчас привычное дело, а тогда это был первый опыт. Может, поэтому я по жизни экспериментирую.

— Как занимались в экспериментальном классе?

— Некоторые занятия проходили в институте, на кафедре биологии и химии. Мы учились у педагогов высшей школы. При хорошем участии при выпуске из школы нас автоматом зачислили на биолого-географический факультет ЯГУ. Поэтому, получив аттестат среднего образования, я имела гордость называться студенткой 1-го курса.

— Но биологом так и не стали…

— Большинство учащихся нашего класса выбрали медицину. У меня очень много одноклассников-медиков, с которыми мы идем рядом по жизни. Во многом это заслуга наших педагогов. В частности, Черниновой Александры Алексеевны, которая была директором нашей школы, преподавала биологию. В личностном плане многое внесла Любовь Степановна Агеева, которую мы, любя, за глаза называли Любушкой. Страшно ее боялись и, так же сильно, уважали и любили. Это настоящие профессионалы, которые взрастили в нас лучшие качества.

Хотела стать пластическим хирургом

— Когда вы приняли решение стать врачом?

— Несмотря на полученные в школе знания, я не хотела быть врачом. Наша семейная династия занимается финансами и экономикой. Мои бабушка и дедушка, сестры и братья, тети и дяди — экономисты. Кстати, мой бывший супруг тоже экономист.

Врачом в нашей семье была одна мама. Она мечтала, чтобы я была врачом. А я увлекалась психологией и собиралась поступать в Новосибирский институт психологии. Но жизнь сложилась так, что мне нужно было остаться в Якутске. На семейном совете решили, что я пойду в Мединститут ЯГУ.

— Легко поступили?

— Поступила в 92-м году, нас было 10 человек из одного класса. С успехом прошли все вступительные экзамены. Помогла сильная школьная подготовка. Тогда не было Малой академии. Наш класс стал ее прототипом.

— А как выбрали специализацию акушера-гинеколога?

— Признаться, я не мечтала быть акушером-гинекологом. Я хотела стать пластическим хирургом. Дело в том, что я с первого курса подрабатывала в косметологическом салоне и всерьез думала посвятить себя пластической медицине.

Но в один прекрасный день однокурсница пригласила меня на факультатив по акушерству и гинекологии за компанию, чтобы не скучно было ходить одной. Я пошла и… втянулась. В итоге она стала неврологом, а я акушером-гинекологом.

С удовольствием резали трупы

— Вы преподаете в институте. Какая сейчас молодежь там учится и как учились в ваше время?

— Мы были более ответственными, человечными. Мы реально хотели работать во имя работы. Сегодня, увы, часто можно увидеть у студентов некий цинизм. Я считаю не совсем правильным желание людей узнать сначала, какая зарплата, а потом — работа.

— Трудно было учиться в лихие 90-е?

— 90-е были такие же, как сейчас 2000-ые. Мы были молоды, креативны, жаждали знания жизни, веселились от души. Учеба для меня была сложной. С первого курса я совмещала учебу и работу. Была санитаркой, с четвертого курса — акушеркой, к тому же у меня был маленький ребенок, семья. Поэтому мое студенчество не было веселой разбитной жизнью, а это был просто путь к знаниям.

— Самое яркое воспоминание студенческих лет?

— Это экзамены. Сразу вспоминаю, как мы сидели и учили в «анатомке» все человеческие органы. Носили домой черепа, кости. На занятиях выкладывали все органы от языка до кишечника, так называемый «гусак». Причем у нас это не вызывало никакого отвращения. Мы могли тут же обедать, обсуждать что-то, рисовали в альбом эти органы.

При этом нас не заставляли это делать. Мы занимались самообучением. Помню, мы с однокурсницей Таней Захаровой, когда «анатомка» еще была на Красильникова, вызвались сами препарировать трупы. Это был экстрим, мы жаждали все попробовать и ощутить, как настоящие врачи.

Врачи тоже болеют

— Правда, что врачи не болеют?

— Неправда. Выражение «сапожник без сапог» относится и к врачам. Это печально, но все мы люди. На нас также воздействуют неблагоприятные факторы, как и на других людей.

— Доводилось ли вам оказывать первую помощь вне работы, спасать жизни?

— Делаю это постоянно. И на улице, часто в самолетах, на Ленских столбах… Помочь — это и человеческий долг, и врачебный.

— Клятва Гиппократа?

— Есть понятие клятвы Гиппократа, но оно не нормативное. Для меня клятва Гиппократа — это клятва перед своей совестью.

О семье

— Кто вы по знаку Зодиака? Верите ли вы в астрологию?

— Я — Рак. Астрологии доверяю.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.

— Я вышла замуж в 92-м году. Бывший супруг у меня экономист. Он окончил сначала финансовый техникум, потом Хабаровскую академию, по профессии ревизор-аудитор.

У нас двое детей. Старшему — 25 лет. Он окончил Физико-технический институт СВФУ по специальности «энергообеспечение предприятий».

Дочка учится в 5-й школе в десятом классе. Пока выбирает свою жизненную стезю. В шестом классе хотела быть врачом-ортодонтом, но сегодня планы поменялись.

— Вы любите домашних животных?

— Это отдельная песня. Всю жизнь в нашем доме были животные, причем в большом количестве. Собачки две, кошечки тоже две… Я часто подбирала зверей с улицы, и эту же практику ведет теперь моя дочь. Теперь я понимаю своих родителей.

В нашей семье у каждого есть свои питомцы. У бывшего мужа — лайка, у сына — шпиц и кошка. Они еще вскладчину держат ежа, попугайчиков и рыбок. А у нас с дочкой — кот.

Умелая организация всегда имеет результат

— Вы много лет находитесь на руководящей должности. Какие качества вам помогают?

— Наверное, надо сказать спасибо семье. Оба родители у меня руководители. Я с детства видела их деятельность в жизни. Очень многое дала школа. Классрук активно привлекала меня к общественной работе. Я вечно была в активе, входила в Совет старшеклассников. Многое приходилось организовывать уже тогда.

Когда училась в Москве по акушерству и гинекологии, начали проводить курсы-семинары в республике, приглашать сюда лучших гинекологов. Отрадно, что мы смогли победить тяжелые формы гестоза, которые приводили к материнской смертности. То есть правильный подход к организации всегда имеет реальный результат.

— Вы еще ведете и научную деятельность.

— Науку выбрала, потому что мне всегда было интересно копаться в книгах и находить какие-то новые подходы к формированию мыслей, лечению, диагностике.

Когда я определилась со специализацией, много читала научной литературы. Меня заинтересовал вопрос: почему в республике так много случаев бесплодия у женщин? Начала изучать формы бесплодия. В аспирантуре тема сузилась, я начала изучать эндометриоз — заболевание, которое поражает репродуктивную систему женщин. Очень благодарна коллегам, помогавшим в сборе материалов. Исходя из своей научной работы пришлось получить вторую специальность — патоморфолога.

На кафедре работаю с 2004-го, преподаю. Работаю над докторской, пока не остается времени на нее, но, думаю, это никогда не будет поздно.

— К тому же вы еще и яркая общественница!

— Да. Мы с Мариной Силкиной организовали «Лигу женщин города Якутска» с 2010 года. Может, название вам ничего не скажет, но всем известны наши мероприятия, такие как фестиваль для беременных «Мамалыш», «Тэрчи» — крутой проект, получивший признание в России как лучшая муниципальная инициатива. «Социальная гостиница» и многое другое…

Всегда радостно, когда сами проекты говорят за организаторов. Это как в здравоохранении: если пациенты не знают главврача, значит это хорошая больница. Пять лет работала заместителем председателя в организации «Матери России». Принимала участие в разработке законопроекта «Ответственное родительство».  Инициировали открытие бренда России в Якутии медицинского центра «Белая роза-Саха». Являюсь членом Президиума Союза женщин.

Быть министром непросто

— Что изменилось в вашей жизни после назначения на пост министра?

— Ответственности стало больше.

— Родные переживают за вас?

— Переживали и переживают до сих пор, потому что все прекрасно знают обратную сторону медали. Кажется, моя мама переживает больше, чем я сама.

— Вы бывали раньше в районах?

— До моего назначения, не скажу, что посетила много районов. Часто была в Мегино-Кангаласском улусе, потому что это родина моего бывшего мужа. В Олекминском улусе, потому что это родина моих родителей. В Среднеколымске, других городах, когда сын занимался спортом, выезжал на сборы. И мы часто отдыхали в Амге. Не совсем верно считать, что у меня нет понимания, что такое сельская жизнь. Мы, как и наши родители в свое время, каждый год отправляли детей в деревню.

— Какое достижение самое важное в вашей жизни?

— Конечно — это дети. Цель жизни каждой женщины — это продолжение рода. Если по работе, то, наверное, умение оставаться нечёрствым к чужим проблемам независимо от профессии и занимаемой должности.

Экстрим лучше, чем вязание

— Чем вы увлекаетесь? Может быть, шьете, вяжете?

— У меня нет женских увлечений. Я больше — экстремал. Люблю различные активные виды отдыха, которые щекочут нервы. Люблю водить машину, просто отдыхаю за рулем. И хотя вот уже 10 лет мне положен персональный водитель, я езжу сама. В свое время водила мотоцикл. В прошлом году получила права на вождение маломерных судов. Теперь с удовольствием хожу по водным просторам Якутии.  Не раз прыгала с парашютом.

— А какую максимальную скорость набирали на машине?

— 220. Но у нас негде так водить. По нашим кочкам 120 — это максимум.

— А таланты? Может, вы поете, танцуете или рисуете?

— Пою. Не очень умею, но мне это нравится. Могу сказать, что если Бог меня где-то обделил, то отсыпал с лихвой моим детям. Дети музицируют. Сын играл в ансамбле. Дочка играет на синтезаторе, хорошо рисует, в детстве писала стихи.

Творческие таланты им достались по наследству. В них намешано много кровей разных национальностей. Отец моего бывшего мужа был артистом и разносторонне творческим человеком…

О женском счастье

— Есть ли у вас подруги?

— Самая близкая подруга у меня одна, мы дружим с первого класса. Я человек, ценящий дружбу. Общаюсь с большим количеством людей, и все они родом из детства.

— Вопрос, как к врачу. Что нужно делать женщине, чтобы оставаться здоровой?

— Любить себя.

— Оптимальное количество детей для современной женщины.

— Трое.

— Что такое женское счастье для вас? Вы счастливы?

— Я очень счастлива, потому что полностью реализована как женщина. У меня есть дети, которые не приносят мне каких-либо проблем. Есть любимый человек, который всегда рядом, защищает, оберегает меня, а порой принимает решения за меня, когда хочется почувствовать себя слабой. Есть близкие и родные женщины — мама и сестра, которые всегда могут дать правильный совет, что весьма ценно. Есть любимое дело, от которого я получаю удовольствие. Профессия — это мое хобби.

Источник: газета «Якутия»

Другие наши материалы:

Елена Борисова о работе и экстриме, ответственности и счастье

Она мечтала стать психологом, но это детское желание осталось мечтою. Поступая в 1992 году в мединститут, она даже предположить не могла, что этот жизненный путь приведет ее когда-нибудь в кресло министра здравоохранения республики. Наш собеседник — Елена Афраимовна Борисова, обладатель самой близкой прекрасной половине врачебной специальности — акушер-гинеколог.


Олекминское детство

Елена Афраимовна, начнем с детства. Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

— Моя семья интернациональная. Папа татарин Хисамутдинов Афраим (Петр) Абдурахманович родился в Олекминске. Всю жизнь работал в транспортной сфере сельского хозяйства. Он, к сожалению, очень рано умер от инфаркта. А я была папиной дочкой, такой удар в подростковом возрасте был для меня и всей нашей семьи большой трагедией. Мама Круглова Галина Алексеевна с казачьими корнями тоже родилась в Олекминске.

— А медики в роду были?

— Только мама. Она врач-терапевт. Начинала свою работу со Станции медицинской скорой помощи. Потом ушла в организаторскую деятельность, работала в руководящем составе городского здравоохранения, затем была первым заместителем министра здравоохранения. Сегодня она заместитель главврача детской городской больницы.

— Братья, сестры?

— Есть старшая сестра Анжелика Афраимовна. Всю свою жизненную трудовую деятельность посвятила федеральному казначейству. Мы с ней в Якутии одни обладатели такого редкого отчества.

— Где прошло ваше детство?

— В Олекминске и Якутске. До 12 лет нас с сестрой каждое лето отправляли в деревню к бабушке с дедушкой. Там у нас жили двоюродные сестры и братья. Собиралась большая шумная компания.

— Есть какой-то памятный случай?

— Начиная с 12 лет мы каждое лето где-то работали. Мыли полы на каком-нибудь предприятии. Поэтому вспоминаются трудовые будни, первая ответственность, волнение, зарплата…

Когда стала старше, появилась общественная работа, я была пионервожатой на школьных площадках, проводила различные мероприятия в лагерях.

Первый экспериментальный класс

— В какой школе учились?

— В первый класс пошла в школу №6, которая потом трансформировалась в 31-ю. Ее и считаю своей альма-матер. Поддерживаю отношения до сих пор. Были и совместные мероприятия. Три года назад открыли там медицинский класс при поддержке Медцентра города Якутска.

— Какой предмет любили больше всего?

— Химию, несмотря на то, что я ее не очень хорошо понимала. Нас учила Мичурина Елена Викторовна, которая была еще и нашим классным руководителем. Мы были ее первым выпуском. Мы все ее безумно любили и старались учиться хорошо.

Очень интересны были уроки биологии. Наш класс был первым экспериментальным биолого-химическим классом в республике. Профильное обучение — это сейчас привычное дело, а тогда это был первый опыт. Может, поэтому я по жизни экспериментирую.

— Как занимались в экспериментальном классе?

— Некоторые занятия проходили в институте, на кафедре биологии и химии. Мы учились у педагогов высшей школы. При хорошем участии при выпуске из школы нас автоматом зачислили на биолого-географический факультет ЯГУ. Поэтому, получив аттестат среднего образования, я имела гордость называться студенткой 1-го курса.

— Но биологом так и не стали…

— Большинство учащихся нашего класса выбрали медицину. У меня очень много одноклассников-медиков, с которыми мы идем рядом по жизни. Во многом это заслуга наших педагогов. В частности, Черниновой Александры Алексеевны, которая была директором нашей школы, преподавала биологию. В личностном плане многое внесла Любовь Степановна Агеева, которую мы, любя, за глаза называли Любушкой. Страшно ее боялись и, так же сильно, уважали и любили. Это настоящие профессионалы, которые взрастили в нас лучшие качества.

Хотела стать пластическим хирургом

— Когда вы приняли решение стать врачом?

— Несмотря на полученные в школе знания, я не хотела быть врачом. Наша семейная династия занимается финансами и экономикой. Мои бабушка и дедушка, сестры и братья, тети и дяди — экономисты. Кстати, мой бывший супруг тоже экономист.

Врачом в нашей семье была одна мама. Она мечтала, чтобы я была врачом. А я увлекалась психологией и собиралась поступать в Новосибирский институт психологии. Но жизнь сложилась так, что мне нужно было остаться в Якутске. На семейном совете решили, что я пойду в Мединститут ЯГУ.

— Легко поступили?

— Поступила в 92-м году, нас было 10 человек из одного класса. С успехом прошли все вступительные экзамены. Помогла сильная школьная подготовка. Тогда не было Малой академии. Наш класс стал ее прототипом.

— А как выбрали специализацию акушера-гинеколога?

— Признаться, я не мечтала быть акушером-гинекологом. Я хотела стать пластическим хирургом. Дело в том, что я с первого курса подрабатывала в косметологическом салоне и всерьез думала посвятить себя пластической медицине.

Но в один прекрасный день однокурсница пригласила меня на факультатив по акушерству и гинекологии за компанию, чтобы не скучно было ходить одной. Я пошла и… втянулась. В итоге она стала неврологом, а я акушером-гинекологом.

С удовольствием резали трупы

— Вы преподаете в институте. Какая сейчас молодежь там учится и как учились в ваше время?

— Мы были более ответственными, человечными. Мы реально хотели работать во имя работы. Сегодня, увы, часто можно увидеть у студентов некий цинизм. Я считаю не совсем правильным желание людей узнать сначала, какая зарплата, а потом — работа.

— Трудно было учиться в лихие 90-е?

— 90-е были такие же, как сейчас 2000-ые. Мы были молоды, креативны, жаждали знания жизни, веселились от души. Учеба для меня была сложной. С первого курса я совмещала учебу и работу. Была санитаркой, с четвертого курса — акушеркой, к тому же у меня был маленький ребенок, семья. Поэтому мое студенчество не было веселой разбитной жизнью, а это был просто путь к знаниям.

— Самое яркое воспоминание студенческих лет?

— Это экзамены. Сразу вспоминаю, как мы сидели и учили в «анатомке» все человеческие органы. Носили домой черепа, кости. На занятиях выкладывали все органы от языка до кишечника, так называемый «гусак». Причем у нас это не вызывало никакого отвращения. Мы могли тут же обедать, обсуждать что-то, рисовали в альбом эти органы.

При этом нас не заставляли это делать. Мы занимались самообучением. Помню, мы с однокурсницей Таней Захаровой, когда «анатомка» еще была на Красильникова, вызвались сами препарировать трупы. Это был экстрим, мы жаждали все попробовать и ощутить, как настоящие врачи.

Врачи тоже болеют

— Правда, что врачи не болеют?

— Неправда. Выражение «сапожник без сапог» относится и к врачам. Это печально, но все мы люди. На нас также воздействуют неблагоприятные факторы, как и на других людей.

— Доводилось ли вам оказывать первую помощь вне работы, спасать жизни?

— Делаю это постоянно. И на улице, часто в самолетах, на Ленских столбах… Помочь — это и человеческий долг, и врачебный.

— Клятва Гиппократа?

— Есть понятие клятвы Гиппократа, но оно не нормативное. Для меня клятва Гиппократа — это клятва перед своей совестью.

О семье

— Кто вы по знаку Зодиака? Верите ли вы в астрологию?

— Я — Рак. Астрологии доверяю.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.

— Я вышла замуж в 92-м году. Бывший супруг у меня экономист. Он окончил сначала финансовый техникум, потом Хабаровскую академию, по профессии ревизор-аудитор.

У нас двое детей. Старшему — 25 лет. Он окончил Физико-технический институт СВФУ по специальности «энергообеспечение предприятий».

Дочка учится в 5-й школе в десятом классе. Пока выбирает свою жизненную стезю. В шестом классе хотела быть врачом-ортодонтом, но сегодня планы поменялись.

— Вы любите домашних животных?

— Это отдельная песня. Всю жизнь в нашем доме были животные, причем в большом количестве. Собачки две, кошечки тоже две… Я часто подбирала зверей с улицы, и эту же практику ведет теперь моя дочь. Теперь я понимаю своих родителей.

В нашей семье у каждого есть свои питомцы. У бывшего мужа — лайка, у сына — шпиц и кошка. Они еще вскладчину держат ежа, попугайчиков и рыбок. А у нас с дочкой — кот.

Умелая организация всегда имеет результат

— Вы много лет находитесь на руководящей должности. Какие качества вам помогают?

— Наверное, надо сказать спасибо семье. Оба родители у меня руководители. Я с детства видела их деятельность в жизни. Очень многое дала школа. Классрук активно привлекала меня к общественной работе. Я вечно была в активе, входила в Совет старшеклассников. Многое приходилось организовывать уже тогда.

Когда училась в Москве по акушерству и гинекологии, начали проводить курсы-семинары в республике, приглашать сюда лучших гинекологов. Отрадно, что мы смогли победить тяжелые формы гестоза, которые приводили к материнской смертности. То есть правильный подход к организации всегда имеет реальный результат.

— Вы еще ведете и научную деятельность.

— Науку выбрала, потому что мне всегда было интересно копаться в книгах и находить какие-то новые подходы к формированию мыслей, лечению, диагностике.

Когда я определилась со специализацией, много читала научной литературы. Меня заинтересовал вопрос: почему в республике так много случаев бесплодия у женщин? Начала изучать формы бесплодия. В аспирантуре тема сузилась, я начала изучать эндометриоз — заболевание, которое поражает репродуктивную систему женщин. Очень благодарна коллегам, помогавшим в сборе материалов. Исходя из своей научной работы пришлось получить вторую специальность — патоморфолога.

На кафедре работаю с 2004-го, преподаю. Работаю над докторской, пока не остается времени на нее, но, думаю, это никогда не будет поздно.

— К тому же вы еще и яркая общественница!

— Да. Мы с Мариной Силкиной организовали «Лигу женщин города Якутска» с 2010 года. Может, название вам ничего не скажет, но всем известны наши мероприятия, такие как фестиваль для беременных «Мамалыш», «Тэрчи» — крутой проект, получивший признание в России как лучшая муниципальная инициатива. «Социальная гостиница» и многое другое…

Всегда радостно, когда сами проекты говорят за организаторов. Это как в здравоохранении: если пациенты не знают главврача, значит это хорошая больница. Пять лет работала заместителем председателя в организации «Матери России». Принимала участие в разработке законопроекта «Ответственное родительство».  Инициировали открытие бренда России в Якутии медицинского центра «Белая роза-Саха». Являюсь членом Президиума Союза женщин.

Быть министром непросто

— Что изменилось в вашей жизни после назначения на пост министра?

— Ответственности стало больше.

— Родные переживают за вас?

— Переживали и переживают до сих пор, потому что все прекрасно знают обратную сторону медали. Кажется, моя мама переживает больше, чем я сама.

— Вы бывали раньше в районах?

— До моего назначения, не скажу, что посетила много районов. Часто была в Мегино-Кангаласском улусе, потому что это родина моего бывшего мужа. В Олекминском улусе, потому что это родина моих родителей. В Среднеколымске, других городах, когда сын занимался спортом, выезжал на сборы. И мы часто отдыхали в Амге. Не совсем верно считать, что у меня нет понимания, что такое сельская жизнь. Мы, как и наши родители в свое время, каждый год отправляли детей в деревню.

— Какое достижение самое важное в вашей жизни?

— Конечно — это дети. Цель жизни каждой женщины — это продолжение рода. Если по работе, то, наверное, умение оставаться нечёрствым к чужим проблемам независимо от профессии и занимаемой должности.

Экстрим лучше, чем вязание

— Чем вы увлекаетесь? Может быть, шьете, вяжете?

— У меня нет женских увлечений. Я больше — экстремал. Люблю различные активные виды отдыха, которые щекочут нервы. Люблю водить машину, просто отдыхаю за рулем. И хотя вот уже 10 лет мне положен персональный водитель, я езжу сама. В свое время водила мотоцикл. В прошлом году получила права на вождение маломерных судов. Теперь с удовольствием хожу по водным просторам Якутии.  Не раз прыгала с парашютом.

— А какую максимальную скорость набирали на машине?

— 220. Но у нас негде так водить. По нашим кочкам 120 — это максимум.

— А таланты? Может, вы поете, танцуете или рисуете?

— Пою. Не очень умею, но мне это нравится. Могу сказать, что если Бог меня где-то обделил, то отсыпал с лихвой моим детям. Дети музицируют. Сын играл в ансамбле. Дочка играет на синтезаторе, хорошо рисует, в детстве писала стихи.

Творческие таланты им достались по наследству. В них намешано много кровей разных национальностей. Отец моего бывшего мужа был артистом и разносторонне творческим человеком…

О женском счастье

— Есть ли у вас подруги?

— Самая близкая подруга у меня одна, мы дружим с первого класса. Я человек, ценящий дружбу. Общаюсь с большим количеством людей, и все они родом из детства.

— Вопрос, как к врачу. Что нужно делать женщине, чтобы оставаться здоровой?

— Любить себя.

— Оптимальное количество детей для современной женщины.

— Трое.

— Что такое женское счастье для вас? Вы счастливы?

— Я очень счастлива, потому что полностью реализована как женщина. У меня есть дети, которые не приносят мне каких-либо проблем. Есть любимый человек, который всегда рядом, защищает, оберегает меня, а порой принимает решения за меня, когда хочется почувствовать себя слабой. Есть близкие и родные женщины — мама и сестра, которые всегда могут дать правильный совет, что весьма ценно. Есть любимое дело, от которого я получаю удовольствие. Профессия — это мое хобби.

Источник: газета «Якутия»

Другие наши материалы: