«Детская смертность значительно снизилась». Врач с 60-летним опытом Мария Ханды о педиатрии в Якутии

Сегодня героиня нашего материала — врач-педиатр, ветеран здравоохранения Якутии Мария Васильевна Ханды. Она посвятила сохранению здоровья маленьких пациентов более 60 лет, а изучению детских болезней – более 55 лет, стояла у истоков педиатрического факультета в республике, воспитала сотни врачей. О том, какие условия были для лечения детей в 60-х годах прошлого века, как изменился уровень педиатрии в регионе, какими болезнями заболевают дети чаще всего, как изменилась детская смертность, влияют ли условия крайнего Севера на физическое развитие, как уберечь своих детей от коронавируса опытный педиатр рассказала в интервью для ЯСИА.

Мария Васильевна Ханды родилась 9 ноября 1936 года в селе Туобуя Верхне-Вилюйского района Якутской АССР. Она является одним из основоположников детской ревматологической службы в Республике Саха (Якутия), по ее инициативе созданы ревмокабинеты в детских поликлиниках, внедрены новые методы диагностики, лечения и профилактики ревматизма у детей, является основателем научной школы «Региональные особенности физиологии, патологии детей и подростков в условиях Севера». По ее инициативе в 1998 г. создано региональное отделение Союза Педиатров России. Мария Васильевна — врач-педиатр высшей квалификационной категории. За период работы она подготовила сотни врачей для здравоохранения Якутии и Российской Федерации. Десятки врачей-интернов и ординаторов прошли обучение на кафедре пропедевтики детских болезней.

— Мария Васильевна, расскажите, почему вы решили посвятить себя медицине?

— Я родилась очень далеко от населённого пункта, где не было медиков, можно даже сказать, что я вышла из леса. Но мне, почему-то, медицина нравилась с самого детства. Потом мы переехали в наслег, где был медпункт в маленьком деревянном доме. Здесь работали фельдшера, которые приезжали из  райцентра, но, как это обычно бывает, оставались на год-два. Помню, однажды к нам приехали русские девушки, в то время направляли специалистов из Москвы, Ленинграда, Томска, Кировской области. Тогда я впервые увидела таких красивых беловолосых и голубоглазых девушек. Их красивая одежда и обувь на каблуках меня так поразили… Мы даже, когда играли дома в медиков, обязательно ходили на носках: нам казалось, что так и должно быть, потому что видели врачей на каблуках.

С детства мне очень нравилось бывать в медпункте, притягивали белые стены, чистота, запах лекарств. Я обязательно заглядывала туда утром перед школой или в свободное время, наблюдала, как врачи раскладывали лекарства, инструменты, как они их моют. Потом я стала «лечить» своих домочадцев, делала шприцы из хвои и ставила «уколы», лечила собак и раненых птиц. В общем, была бойкой девочкой-врачом, которой все подчинялись.

Моя мама Ольга Даниловна была безграмотной, но при этом она знала целебные травы, собирала их, делала отвары, если мы болели. Она даже была повитухой без какого-либо образования, но, тем не менее, принимала роды, и, когда мы переехали в центр, ее уже фельдшера звали на помощь. Несколько женщин назвали своих детей в честь моей мамы. Вот такая история.

После 10-го класса я уехала в Благовещенск, поступила в медицинский институт по направлению Минздрава. В 60-м году приехала в родной Верхневилюйский улус, где работала районным педиатром три года, но я окончила лечебный факультет, конечно, знаний по педиатрии не хватало, поэтому поступила в клиническую ординатуру по педиатрии в Московский мединститут имени Сеченова.

— Что больше всего запомнилось за ваш многолетний опыт работы?

Когда стояла эпидемия дифтерии и не хватало сывороток, мы потеряли много детей. Это было очень трудно.

— Работа педиатром в сельской местности — это был самый трудный период в моей деятельности. После окончания института меня назначили преподавателем в медицинском училище, однако, суждено было мне стать педагогом. Я даже посидела на экзаменах, участвовала в принятии госэкзаменов. Потом поехала в район, где стала педиатром. Вы не представляете, как было трудно работать единственным педиатром. Я до сих пор вздрагиваю и сжимаюсь внутренне, когда звонит телефон. За ночь бывало по 5-6 вызовов, только начинаешь засыпать после очередного вызова — и снова звонок, а я только вышла замуж и родила сына. Так было, конечно, не всегда, а в сезон эпидемий, но это был самый сложный момент в работе, он запомнился мне на всю жизнь. Не хватало ни лекарств, ни персонала. Мне помогало то, что на 5-6 курсах я работала участковым педиатром в Благовещенске, под руководством очень опытного врача. Зато за этот период я повысила свои навыки, научилась ставить внутривенные уколы с «закрытыми глазами».  Еще я создала молочную кухню в Верхневилюйске, открыла прекрасное отделение с детскими манежами. Очень старалась работать, хотя знаний было совсем немного. Поэтому, поработав там три года, я поехала учиться в Москву.

— Когда вы только начинали работать, какой уровень медицины был в Якутии?

Когда я только начинала, все больницы были деревянными, грязными, ветхими, тесными, в общем, очень страшными, не то, что сейчас.

— Это были очень трудные времена. В 1966 году после окончания ординатуры меня пригласила в медицинский институт Татьяна Ивановна Крылова — первый доктор педиатрических наук в республике. И вот я уже 55 лет работаю здесь.  Для наших студентов не было учебных комнат. Мы каждый день занимались в разных помещениях, учебников не хватало, университетская библиотека находилась на этапе становления, а об оборудовании только мечтали. Нам особо не предоставляли условия для обучения. Студенты занимались в республиканской библиотеке, им приходилось вставать очень рано, чтобы занять очередь, особенно в выходные дни.

А отношения между врачами были хорошие, но почему-то студентов не любили, делили на «ваших» и «наших». Вот такие были времена.

— Вы стояли у истоков педиатрического факультета медицинского института СВФУ. Как начиналась эта работа, и как теперь изменилась отрасль? 

— Сегодня времена другие, студентам предоставляют все условия для занятий. В каждой больнице выделены специальные просторные комнаты, оборудованные компьютерами и другой учебной техникой. Я уже рассказывала, в каком состоянии была библиотека на этапе ее становления, но сегодня в России единицы учебных заведений имеют такую прекрасную библиотеку, которая есть у нас. Здесь можно найти ответ на любой интересующий вопрос, работают высококвалифицированные специалисты, которые могут прийти на помощь. Это просто замечательно.

Кроме этого, сегодня мы имеем свободный доступ к больным с разными патологическими состояниями, нам разрешают наблюдать за лечебным процессом. Таким образом, сейчас отношение к студентам совсем другое, их любят, уважают. Многие студенты работают санитарами.

Конечно, изменилась клиника, некоторые болезни стали протекать гладко, исчезла острота процесса, к примеру, ревматизма. Я застала эту болезнь такой, какой описывают старые врачи: «ревматизм лижет суставы и кусает сердце», — говорили они. Была страшная острота: артрит, поражение суставов с тяжелейшим поражением сердца. Сегодня у ревматизма гладкое течение, даже латентно протекает, а потом вдруг — порок сердца. Это очень плохо, потому что, когда болезнь протекает остро, можно поставить диагноз сразу. Таким образом, вроде бы изменение клиники — неплохо, но в последующем для больного — это трагедия.

Главным свидетельством улучшения работы педиатрической службы республики является динамика младенческой смертности. Когда я начинала работать, младенческая смертность была на уровне 40 промилле (количество смертей на 1 тыс. человек населения в год),  а сегодня — 4,9-5 промилле — это колоссальное достижение на уровне развитых стран.

Также в нашем институте появились новые направления, например, клеточные технологии, развивается медицинская генетика. Пионером в этой области является наша выпускница, доктор медицинских наук, профессор Надежда Романовна Максимова — это имя сегодня известно всему миру. Она открыла несколько генетических болезней.

— Вы многие годы занимались вопросами состояния здоровья сельских школьников, даже организовывали медицинские экспедиции. Расскажите, пожалуйста, немного об этом. Проводятся ли сейчас такие исследования?

— Целью этих экспедиций было установление истинного состояния здоровья сельских детей. Первые такие экспедиции организовала Академия медицинских наук России в Вилюйском, Олекминском районах и на севере Якутии. А мы провели пять экспедиций в 70-х годах. Начальником был профессор Ахмед Романович Варфоломеев, а в состав экспедиции входили от 15 до 20 специалистов по разным направлениям. Мы исследовали полностью состояние здоровья сельских детей в пяти улусах. По результатам этих экспедиций впервые в республике разработаны нормативы физического развития детей — сельских школьников. Этими данными и сейчас в республике пользуются. Было очень интересно, наши результаты сравнивали с результатами российской экспедиции. Данные были поразительные, например, за 50 лет  дети выросли на 20-25 см. Сейчас такие исследования проводятся, но уже реже.

— Вы уже говорили, что болезни со временем протекают по-другому — что влияет на этот процесс и какие болезни распространены среди детей?

— Как я уже говорила, болезни стали более гладкими, диагностировать их иногда бывает трудно. На это влияют много разных факторов, например, изменение климата, ухудшение экологии, самое главное — характер питания. Сейчас очень много аллергии появилось. Конечно же, еще на это влияют лекарства, которыми родители самостоятельно лечат детей, изменение социальных условий. Хотя мы и жалуемся часто на то, что живём плохо, но на самом деле это не так. Вот, например, в 20-30-е годы была страшная нищета, сегодня, слава Богу, мы живём очень хорошо, даже в некоторых местах бывает избыток.

Однозначно, кариес — наш бич. Надо учить детей правильно чистить зубы. Наше стоматологическое отделение под руководством профессора Иннокентия Дмитриевича Ушницкого выпустило множество методических рекомендаций, они и с населением работают. Сейчас положение улучшается, но раньше, когда я была молодой, по телевизору выступали беззубые доярки, конюхи, а сейчас вроде бы зубы у всех хорошие. Также остро стоят болезни носоглотки. Среди школьников — нарушение осанки, особенно это было проблемно раньше, так как парты были одинаковыми. Представьте, как неудобно было сидеть за одной партой 180-сантиметровому и 130-сантиметровому ребёнку, конечно, здесь будет нарушение осанки. Сейчас и учителя занимаются здоровьем детей, а раньше как было: посадили ребенка 1 сентября за парту и ни разу не пересаживали. Кроме этого, очень распространено плоскостопие. Здесь надо обязательно подбирать правильную обувь по размеру.

— Одним из направлений вашей научной деятельности является изучение физического развития и особенностей питания детей. Как суровые условия Крайнего Севера влияют на подрастающий организм?

На физическом развитии детей отражается абсолютно все, прежде всего, социально-бытовые условия. Если они хорошие, все в порядке с питанием, материальными условиями, психологическим состоянием, то физическое развитие детей будет нормальным, мало чем будет отличаться от детей других регионов. Очень важное значение здесь имеет жилье. Одно дело, если оно сырое, тесное или накуренное, а другое — если помещение светлое, чистое, проветриваемое. Или же, например, голодающий ребенок вряд ли будет расти, детям надо питаться качественно и достаточно. Обязательно с самого детства надо следить за ребенком, заниматься с ним физкультурой. Но я могу сказать по результатам наших исследований и исследований других регионов, что якуты по росту меньше, чем русские дети центральных регионов страны. А если взять якутов, живущих на Севере и якутов, живущих, например, в Вилюйской группе, они абсолютно одинаковы. Зато между эвенками и эвенами была разница, они оказались по росту несколько ниже, но пошире, у них грудная клетка больше.

Вряд ли на физическое развитие детей влияет климат. Здесь надо смотреть на комплекс факторов, среди которых важнейшее значение имеет питание.

— Безусловно, сейчас многих беспокоит влияние коронавируса на детей, да и статистика говорит о сложной эпидемиологической ситуации. Как обезопасить родителям своих детей?

— Мы всегда встречались с коронавирусом в детской практике и даже не придавали большого значения, потому что он протекал как грипп, но сейчас он мутировал, поэтому и тяжесть совершенно другая. Сейчас, чтобы уберечь детей от коронавируса, родителям обязательно надо привиться. Для достижения коллективного иммунитета необходимо, чтобы вакцину получили 80% взрослого населения. Пока детей не прививают, но в планах ставить вакцину старше 12 лет. Обязательно надо носить маски даже дома, особенно если есть маленький ребёнок. Но люди одну маску носят неделями, так ни в коем случае нельзя делать. Меняйте маску в идеале каждые полчаса, особенно молодая мамочка. Не собирайте дома толпу людей. Если у ребёнка или родителей повысилась температура, обязательно вызывайте врача, нельзя заниматься самолечением.

— Посоветуйте, пожалуйста, молодым родителям, как поддерживать здоровье малышей.

— Соблюдайте здоровый образ жизни. Многие считают, что ЗОЖ — это не пить алкоголь, не курить, не наркоманить. ЗОЖ — это и соблюдение воздушного режима, надо проветривать помещение, проводить влажную уборку, температура должна быть соответствующей. Обязательна санация очагов инфекции, надо оградить себя от инфицированных. И, конечно же, полноценное питание.

Надо начинать с питания беременной женщины. Она должна получать все лучшее. А у нас как бывает, все лучшее даётся отцу, потому что он «добытчик». Но все это должна получать женщина, потому что она продолжатель рода. В рационе беременной должны быть продукты, богатые основными элементами — белки, жиры и углеводы. А также она должна получать достаточно витаминов, макро- и микроэлементов. Когда мы говорим о полноценном питании, это не означает мясо и молоко, это и фрукты, и овощи по возможности. Питание очень важно для беременной женщины, потому что она все передаёт ребёнку, а после рождения малыш обязательно должен получать грудное молоко. Это самое главное, потому что грудное молоко — богом данная пища. Оно дает ребенку до 3 месяцев все положенные элементы. Если ребенок в этом возрасте получил грудное молоко, то в последующем у него будет хороший иммунитет. Поэтому обязательно надо прикладывать ребенка к груди, но, к сожалению, многие женщины не хотят портить форму груди, иногда они и вовсе отказываются кормить ребёнка грудью. Редко, всего 3% женщин, от природы не могут кормить грудью. А после трех месяцев ребёнку нужны другие микро-, макроэлементы, поэтому постепенно мамы начинают вводить в рацион малыша другие продукты.

И, наверное, самое главное, что бы я посоветовала молодым родителям — быть в гармонии с собой. У женщины должен быть постоянный внутренний покой, не надо скандалить, кричать на окружающих, маме с папой вообще не стоит разговаривать на повышенных тонах, ведь все это ребенок понимает. Если женщина кормит грудью, она все передаёт своему ребёнку. Это все в совокупности и есть здоровый образ жизни.

3
0
2 декабря 02.12
  • -35°
  • $ 73,97
  • 83,84