Айсен Николаев: Мост через Лену – не блажь, а необходимость для Якутии

21:15, 07 декабря 2021
Текст:

Строительство Ленского моста – вопрос безопасности, здоровья и экономического благополучия сотен жителей Якутии, заявил глава республики Айсен Николаев. В интервью РИА Новости он рассказал о реализации проекта и модели его финансирования, а также о ситуации с COVID-19 в регионе, ограничительных мерах, новогодних планах и слухах о своей отставке. Беседовала Дарья Ураева.

– Айсен Сергеевич, как на сегодняшний день обстоит ситуация с коронавирусом в республике?

– Мы сейчас четко видим тенденцию к снижению заболеваемости – прирост в неделю в среднем 6-7%. Резко упала смертность от коронавируса, за прошедшую неделю – на 7,1%. Уменьшилось и количество госпитализированных. Если раньше мы были вынуждены держать наготове почти три тысячи коек, из которых до 90% у нас было заполнено, то сейчас развернуто 2,1 тысячи коек, из которых заполнены чуть более 70%. Все это говорит о том, что ситуация не просто стабилизируется, а улучшается.


Что касается темпов вакцинации, не могу сказать, что они очень высокие. Якутия сейчас на 14 месте среди регионов России по этому показателю. На сегодняшний день первый компонент вакцины получили 67,6% взрослого населения, второй – порядка 61%. Нам еще есть над чем работать. Есть районы, где уже свыше 80% взрослого населения привито. Но, к сожалению, есть и районы, где этот показатель чуть более 50%. Разброс большой.

– Каким образом проходит вакцинация в удаленных местностях, где проживают коренные малочисленные народы Якутии?

– В Якутии в полном объеме обеспечиваются права коренных малочисленных народов Севера и граждан, проживающих в удаленных населенных пунктах. У нас в двадцати районах есть оленеводческие стада, там работают порядка тысячи человек. С учетом традиционных видов хозяйствования коренных народов, в центральных районных больницах весной были созданы выездные бригады. Медработники выезжали на буранах, вертолетах, при наличии дорог – на санитарных автомобилях для вакцинации от коронавируса и других заболеваний. Эта работа продолжается, все профилактические прививки проводятся также при возвращении оленеводов из стада в поселки.

– Якутия стала вторым субъектом в России, который получил согласие Минздрава на вакцинацию от ковида иностранцев. Начата ли уже эта работа?

– На данный момент в Якутии вакцину получили более 3,3 тысячи иностранных граждан. Вакцина для иностранцев доступна не только в Якутске, но и в двенадцати районах республики. После прохождения вакцинации они получают бумажный сертификат о вакцинации.

– Планируете ли вы вводить дополнительные ограничительные меры, в частности, в новогодние праздники?

– Ограничительные меры диктуются ситуацией. Если она ухудшится, потребуются более жесткие ограничения, если улучшится – этого не потребуется. Но, в то же время, снять все ограничения в ближайшее время, к сожалению, не получится. Есть четкие критерии Роспотребнадзора, когда это можно сделать и при каких условиях. Я очень надеюсь, что ситуация в течение декабря будет улучшаться, что позволит принять ряд решений относительно ограничительных мер для более комфортной подготовки к новогодним праздникам. Но этот вопрос мы будем обсуждать с Роспотребнадзором и Минздравом.

– Решена ли проблема с нехваткой жидкого кислорода в больницах республики, из-за которой вы критиковали премьер-министра республики Андрея Тарасенко?

– Не могу сказать, что она полностью решена. Я в конце октября достаточно жестко указал правительству на недопустимость промедления в решении этого вопроса. В условиях крайне сложной транспортной схемы Якутии нехватка кислорода в больницах может реально поставить под угрозу жизни людей. После моего замечания региональное правительство во главе с премьером Тарасенко провело большую работу. Во-первых, в Якутске сейчас сформирован запас медицинского кислорода. Во-вторых, правительством принято решение о приобретении кислородных станций для наших крупнейших республиканских больниц, чтобы раз и навсегда решить проблему. Рассчитываю, что в ближайшее время правительство решит вопрос поставки кислородных станций, и в начале следующего года они уже заработают.

– Еще один важный вопрос для Якутии – надежное электроснабжение. В республику пришли морозы, в некоторых районах – до минус 50 градусов. Недавно из-за аварии на ЛЭП без электричества остались несколько районов. Может ли повториться такая ситуация, и что власти делают, чтобы обеспечить надежное электроснабжение?

– Линия, на которой произошла авария, была построена более 40 лет назад и уже исчерпала свою пропускную способность. Сейчас аварийные службы поддерживают надежность электроснабжения на данном участке и оперативно ликвидируют возникающие поломки. Это непростая работа, особенно в таких экстремальных погодных условиях как у нас, когда одна авария может привести к очень тяжелым последствиям. Однако ремонт – это временное решение, нужно строить новую ЛЭП в этом направлении. Уже принято принципиальное решение: «Русгидро» проектирует новую линию электропередачи «Сунтар–Нюрба». Компания планирует в 2022 году закончить разработку проектно-сметной документации и получить положительное заключение Главгосэкспертизы. Это, конечно же, кардинально улучшит и качество, и надежность энергосистемы всей Западной Якутии.

– Какие выводы руководство Якутии сделало после ситуации с летними лесными пожарами?

– Безусловно, пожары этого года в Якутии – это драматическое событие, одно из очевидных последствий глобальных изменений климата. Такого жаркого и засушливого лета никогда раньше не было. Но 95% лесных пожаров на территории региона были вызваны не человеческим фактором, а грозами, которые особо опасны в условиях засухи. Важно понимать, что с потеплением климата пожарная ситуация в лесах будет становиться сложнее, и к этому нужно готовиться.

Наша главная задача – организовать оперативное тушение возникающих пожаров. Благодаря решению президента России Владимира Путина республике выделены средства на подготовку к пожароопасному сезону следующего года – порядка 1,5 миллиарда рублей. Мы будем увеличивать штатную численность авиадесантных групп на территории Якутии, приобретать новую технику, увеличивать авиачасть для мониторинга ситуации и непосредственно тушения пожаров. Совокупность этих мер позволит нам более оперативно реагировать и, соответственно, быстрее ликвидировать пожары.

На уровне федерации также принимается ряд важных решений на эту тему. Например, на территории Якутии будет увеличена штатная численность сотрудников лесоохраны – на 50 человек, а по всему Дальнему Востоку – на 300 человек. Это очень важно, потому что лес горит не только в Якутии, горят и другие регионы. Наличие большой группировки федеральной лесоохраны в ДФО позволит перебрасывать силы именно на те направления, где складывается наиболее опасная ситуация. Решения, принятые руководством страны, позволят пройти пожароопасный сезон 2022 года лучше, чем в этом году. По прогнозам метеорологов, 2022 год будет не менее сухим и жарким.

В целом хочу сказать, что лесные пожары такого масштаба – это настоящее стихийное бедствие. У нас этим летом количество новых пожаров доходило до 100. Оперативно потушить такое количество пожаров на территории в несколько миллионов квадратных километров – наверное, пока не по силам ни одному государству в мире. Если пожар не потушен в первые сутки, в условиях сильных ветров и жаркой погоды ситуация резко усложняется, требуя значительного количества и людских, и материальных ресурсов. Поэтому совершенствоваться нужно именно в части оперативности реагирования на пожары.

– Возможно ли восстановить сгоревший в республике лес?

– Лес после низового пожара восстанавливается достаточно быстро. Во многих местах, где были пожары в прошлом, позапрошлом годах, уже почти не заметно следов огня. Вместе с тем, мы, конечно, помогаем природе. Особенно на территориях, где у нас прошли верховые пожары. В этом году 60 с лишним тысяч гектаров восстановлено, там посажены деревья. Эта работа будет продолжаться и дальше. Мы запланировали создание на территории Якутии специализированных лесопитомников, где будут выращиваться саженцы для пострадавших от пожаров участков леса и бывших промышленных зон.

– Президент США Джо Байден в начале ноября упоминал пожары в Якутии, говоря о климатических проблемах в России. Вы видели это заявление? Как относитесь к подобным словам?

– Я слышал. Во-первых, он говорил, что тундра горит в России. Но хочу сказать, что в этом году в Якутии, несмотря на драматические пожары, тундра-то не горела – оставим это на совести тех, кто готовит речи для американского президента. Понятно, что он имел в виду большие пожары этого года на территории России. Хочу сказать, что лесные пожары – это общая проблема, не только в Якутии леса горят. В той же Калифорнии были сильнейшие за всю историю Соединенных Штатов Америки пожары. Я изучаю проблему лесных пожаров – и в Якутии, и в России, и в мире в целом. И я хочу сказать, что эту проблему нужно решать совместными усилиями всех стран.

– В продолжение темы – летом, в разгар пожаров в Якутии, одна из экоактивисток пыталась привлечь к этой проблеме внимание Леонардо Ди Каприо. Поступали ли вам предложения о помощи со стороны американского актера?

– С нами никто от имени Ди Каприо не связывался, никаких предложений не было. Я знаю, что Леонардо Ди Каприо, на самом деле, человек, который занимается экологической тематикой, он неравнодушен к проблемам сохранения разных видов животных, биоразнообразия на Земле. Актера беспокоит изменение климата на планете. У нас в 2023 году в рамках председательства России в Арктическом совете будет большой Всемирный саммит по вечной мерзлоте. Я приглашаю Ди Каприо приехать, поговорить, выступить, и, может быть, он поделится с нами опытом, в том числе, в сфере борьбы за сохранение вечной мерзлоты.

Считаю, что вопросы сохранения климата, сохранения природы должны решаться всем человечеством. Мне очень не нравится, что, говоря о популярной сегодня теме углеродной нейтральности, учитываются коммерческие интересы определенных компаний. Причем все они, как ни странно, – американские или западноевропейские. Здесь должен быть абсолютный паритет. Еще раз говорю, человечество в одной лодке, это глобальная проблема.

Что касается вечной мерзлоты – ее таяние опасно. В первую очередь, для тех людей, которые на ней живут, с точки зрения угрозы инженерным сооружениям, дорогам, зданиям. У нас в Якутии есть уникальный институт мерзлотоведения, лучший в мире. Для нас мониторинг вечной мерзлоты и работа по ее сохранению – это не теоретические изыскания, это практическая деятельность. Напомню, мы единственный регион России, где принят закон об охране вечной мерзлоты.

– Айсен Сергеевич, готова ли проектная документация строительства Ленского моста?

– Проектная документация первого этапа уже получила положительное заключение Главгосэкспертизы. По второму этапу рассчитываем, что до конца года проектная документация будет также направлена в экспертизу и успешно ее пройдет.

– Уже принято окончательное решение относительно финансирования этой стройки? Готов ли регион совместно с концессионером увеличить пропорции финансирования до 33% с каждой стороны, как предлагал вице-премьер РФ Марат Хуснуллин?

– Есть решение о финансировании 50% на 50%. Никто официально этого решения не менял. По крайней мере, в Якутии других мнений нет. Это только звучит красиво – разделить на доли по 33%. Но на самом деле это значит, что Якутия должна будет покрыть 66% расходов. Мы не можем с такими условиями согласиться. Мы сейчас находимся в режиме активной дискуссии на этот счет.

Мост через Лену – это не блажь, это абсолютная необходимость для Якутии, особенно сейчас, в период активного экономического роста. А во-вторых, это просто необходимо с точки зрения повышения качества жизни людей, которые находятся, на самом деле, в экстремальных условиях. Вот, например, этим летом потребность в переправе была очень ярко видна. Была достаточно тяжелая ситуация, когда мы военную технику, которая к нам пришла помогать в тушении пожаров, не могли переправить на тот берег реки, потому что паромы не ходили, самолеты не летали. Якутск реально был отрезан от страны.

А представьте себе такую картину страшную, что пожары бы подступили еще ближе к Якутску, и надо было бы эвакуировать людей. И как бы мы это сделали? Поэтому строительство моста – это вопрос не только экономического благополучия и качества жизни, но и безопасности сотен тысяч человек. Мост обязательно должен быть. И еще раз повторю: позиция Якутии здесь абсолютно незыблемая.

– Какой статус по северному завозу в этом году? Удалось ли доставить в Якутск все, что планировалось? Не ожидается перебоев с поставками продуктов?

– Все, что было запланировано, доставлено. Для нас вопрос северного завоза – абсолютный приоритет, несмотря на пожары и всю сложность навигации, все было доставлено вовремя и именно в том количестве, в каком необходимо.

– Этой осенью, на фоне открытия торгово-логистического центра в Арктике, все удивлялись высоким ценам на продукты в Якутии и арбузам за шесть тысяч рублей. Как вы считаете, когда в Якутии появятся дешевые овощи и фрукты? Что для этого нужно делать?

– Здесь надо понимать, что торгово-логистические центры на данный момент открыты в поселках Белая Гора Абыйского района и Усть-Куйга Усть-Янского района. И их открытие реально позволило очень серьезно сбить цены на продукты. Еще летом тот же арбуз там стоил 500 рублей за килограмм. После введения этих торгово-логистических центров он стал стоить 140 рублей за килограмм. Я сам там был, видел эти цены. Цены на картофель там упали в три раза, цены на муку и сахар – на 30-40%. Мы реально видим, что впервые в истории постсоветской Якутии у нас цены не растут, а падают в тех арктических районах, где открылись торгово-логистические центры. Четко виден позитивный эффект. Другой вопрос, что такие перемены должны произойти во всех северных районах. Сейчас принято решение до конца 2024 года такие центры открыть во всех тринадцати арктических районах Якутии.

– Отток населения – общая проблема для всего Дальнего Востока. В последнее время все чаще появляются сообщения про переезд жителей Якутии в другие регионы. Видите ли вы такую проблему в республике?

– Вы знаете, из Якутии, как и из любого другого региона, люди всегда уезжали и будут уезжать. Что касается Якутии, у нас за последние два года, впервые в постсоветской истории, приезжает людей больше, чем уезжает. Кстати, многие, кто уехал из Якутии за последние пять лет, вернулись обратно. Поэтому я не вижу проблем в этом направлении. Высокая мобильность населения – это показатель, в том числе, развития страны, этого бояться не надо. Мы рассчитываем, что население Якутии достигнет миллиона гораздо раньше прогнозируемых 2030-х годов, если темпы рождаемости и притока населения сохранятся на сегодняшнем уровне.

– Как продвигается строительство креативного кластера в Якутске? Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте.

– В апреле следующего года мы его введем в строй. Общий бюджет – порядка 900 миллионов рублей, из которых 400 с лишним миллионов выделил федеральный бюджет. Работы идут полным ходом. Этот объект строится по модели таких популярных пространств в Москве как «Гараж» и «Флакон». Думаю, что первый на Дальнем Востоке креативный кластер будет успешным.

– В последнее время якутское кино набрало большую популярность, ваши фильмы представляют на международных кинофестивалях. Как вы думаете, в чем феномен такой популярности?

– Якутское кино настоящее, оно аутентичное. Наши фильмы, которые были представлены на международных кинофестивалях, раскрывают перед зрителем важные темы, которые их трогают. Проблемы, раскрываемые в якутском кино – не надуманные, они близки каждому человеку, вне зависимости от национальности. Вместе с тем, наше кино абсолютно самобытное. Такое кино нигде не могло быть снято, кроме как в Якутии. Я уже давно поддерживаю якутское кино, всех режиссеров, продюсеров и актеров знаю лично и погружен в их планы. Мы еще только-только начинаем снимать – будет еще много побед.

– В этом году в Москву впервые пришел ресторанный гид «Мишлен», и в списке оказалось много ресторанов северной и скандинавской кухни. На ваш взгляд, якутская кухня могла бы завоевать такую же популярность?

– Я точно знаю, что у нас абсолютно замечательная экологически чистая еда. У меня многие спрашивают: а почему вашей строганины нет в большинстве московских ресторанов? Во-первых, ее не так много, и мы ее сами съедаем. А во-вторых, привезти хорошую строганину, сохранить ее качество – это сама по себе задача крайне непростая. Поэтому лучше приехать к нам в Якутию и на месте попробовать этот якутский деликатес. Но при этом, мы, конечно же, с удовольствием тоже участвуем в различных гастрономических конкурсах.

– Айсен Сергеевич, а как дела у семьи мальчика, который на прямой линии у президента России попросил корову? Как ее назвали, не знаете?

– Я с Алешей созванивался, он рассказал, что корову назвал Кэскилээнэ. Кэскил – это в переводе будущее.

– Речь шла и об улучшении жилищных условий для этой семьи, что конкретно планируется сделать в этом направлении?

– Глава Чурапчинского района Степан Саргыдаев взял под свой личный контроль улучшение жилищных условий этой семьи. Я уверен, что он обязательно решит этот вопрос.

– В последнее время в информационном пространстве появляются сообщения о вашей отставке. В частности, пишут, что по просьбе федерального центра вы написали заявление с открытой датой. Прокомментируйте, пожалуйста, эту тему.

– Сообщения о моем уходе с поста главы республики – фейки. Меня народ избрал для того, чтобы я работал на посту главы Якутии. Я работаю и буду работать, задач у меня еще много.

– В завершение нашей беседы, посоветуйте, где в Якутии встретить Новый год?

– Якутия, безусловно, – край очень перспективный с точки зрения туриндустрии. Пока мы не в лидерах, но мы работаем в этом направлении. Вместе с тем, уже сейчас у нас есть ряд интересных мероприятий для туристов. Например, 1 декабря у нас зажглась первая в России официальная елка. В целом в Якутии очень много уникальных мест для туристов. Но мы ждем не только гостей, но и инвесторов. Я уверен, что те, кто инвестирует в туриндустрию Якутии, обеспечат себе очень хорошее будущее.

– А на новогодние праздники ждете туристов?

– Все будет зависеть от эпидемиологической обстановки.

– Кстати, министр обороны России Сергей Шойгу в интервью РИА Новости советовал весной ехать смотреть ледоход на Лене. Поддержите рекомендацию?

– Я так скажу: у Сергея Кужугетовича очень хороший вкус.

3
2
22 января 22.01
  • -32°
  • $ 76,69
  • 86,91