Айсен Николаев: Активно строить Ленский мост начнем в этом году

21:40, 09 февраля
Текст:
Активное строительство моста через Лену начнется уже в 2021 году, и ситуация с коронавирусом в республике никак не повлияет на этот проект, заявил глава Якутии Айсен Николаев. В интервью РИА Новости он рассказал о механизмах финансирования проекта, а также о том, как создание дальневосточной авиакомпании повлияет на транспортную доступность республики, о планах развития и диверсификации «Алросы», о ситуации с коронавирусом в регионе и о том, как он сам перенес вакцинацию. Беседовала Дарья Ураева.
— Айсен Сергеевич, как обстоит ситуация с коронавирусом в республике? Фиксируете ли снижение заболеваемости?
— Безусловно, мы сейчас уже точно можем сказать, что у нас вторая волна коронавируса с середины декабря начала спадать. На сегодняшний день суточные показатели упали более чем в два раза по сравнению с пиковыми – с 240 до 93. Также более чем в два раза уменьшилось количество тяжелых больных и больных на аппаратах ИВЛ. Коечный фонд для больных коронавирусом у нас также значительно сократился. В самый разгар пандемии – в октябре – он составлял порядка 3,1 тысячи коек, сейчас – 1,7 тысячи. Из них занято порядка 45-48%. То есть здесь мы чувствуем себя спокойно. Мы постепенно сокращаем количество таких коек, ориентируясь на ситуацию. В Якутске раньше фиксировалось 60-70% заболевших от общего количества по республике, сейчас – 30%. Но расслабляться еще рано, понятно, что болезнь слабее не стала, просто временно нам удалось этот кризис сентября-октября сбить. Сейчас главная задача – достичь стабильного снижения заболевших и, конечно, сделать так, чтобы слово «коронавирус» уже постепенно исчезало из нашего лексикона вместе с ограничительными мерами.
Я уверен, что, конечно же, ограничительные меры сыграли свою роль. Масочный режим, дезинфекция, обработка общественного транспорта, ограничение работы культурных, досуговых учреждений – все вкупе постепенно дало свой результат. И, конечно, результат дало то, что люди все-таки прониклись и стали достаточно четко придерживаться этих ограничений. И бизнес стал ответственнее к ним относиться. Это все дало вот такой положительный эффект.
— Когда, на ваш взгляд, можно будет снять все ограничения?

— Сейчас точно назвать сроки нельзя, но постепенно мы снимаем ограничения. На самом деле в республике, наверное, они всегда были одни из самых либеральных. Хотя нас порой критиковали, но мы все-таки прошли где-то посередине – не ударились в тотальные запреты, но и вседозволенности не было. Сейчас из серьезного у нас остались только ограничения для лиц старше 65 лет и хронических больных, но они могут выйти из режима самоизоляции при условии вакцинирования от коронавируса. И бюджетным учреждениям до 15 февраля предписано до 50% персонала держать на удаленке.

— Я знаю, что на днях вы привились вакциной «Спутник V» в прямом эфире. Почему выбрали такой формат? Как ваше самочувствие?
— Да, все верно. Я привился в прямом эфире, потому что попросили наши медики, чтобы я своим примером показал, что прививку можно ставить, и она не опасна. Во-вторых, я хотел еще раз рассказать нашим гражданам, зачем нужна эта прививка. Нужно понимать, что если эти люди попадут, не дай бог, на больничные койки, им будет гораздо хуже. Я знаю это все не понаслышке, потому что я возглавляю республиканский оперативный штаб с самого первого дня, постоянно сталкиваюсь со случаями тяжелого протекания заболевания, со смертельными исходами и побочными явлениями после болезни. То, что после болезни остаются не изученные побочные явления, это факт. Россия стала первой страной, где появилась вакцина от коронавируса, этим нужно пользоваться.
— У вас была температура после вакцинации?
— Нет, не было. Чувствую себя хорошо.
— Как в целом в регионе проходит прививочная кампания?

— Я недавно разговаривал с президентом по телефону и поблагодарил его за то, что Якутия одна из первых получила достаточно большую партию вакцины. В республику уже доставлено 28 тысяч доз, в ближайшие дни ожидаем еще 17 тысяч, а до конца месяца – 70 тысяч в общей сложности. Для региона, в котором проживает 960 тысяч человек, это, конечно, большие цифры. Это позволило нам достаточно активно начать прививочную кампанию. На совещании министра здравоохранения России Михаила Мурашко прозвучало, что Якутия занимает сейчас десятое место в стране по темпам вакцинации. Я считаю, что с нашими

расстояниями огромными, с нашими холодами это, в принципе, неплохой результат. Но мы ставим задачу ускориться еще больше. На сегодняшний день вакцинация идет во всех районах республики.
— Как вы считаете, население хочет делать прививку?
— Количество поступивших заявок, в том числе через единый портал государственных услуг, уже превышает количество вакцины, которое сегодня у нас есть. Пока мы вакцинируем в первую очередь тех, кто не болел, а также группы риска.
— Сколько граждан республики нужно привить, чтобы получить коллективный иммунитет?
— Подход ведь по всей стране одинаковый – должно быть примерно 60%, чтобы у нас точно сформировалась иммунная прослойка.
— Айсен Сергеевич, 2021 год объявлен в Якутии Годом здоровья. Какие мероприятия запланированы, есть ли планы по модернизации системы здравоохранения республики?

— Я объявил Год здоровья абсолютно осознанно, потому что борьба с пандемией еще раз нам всем показала, что безусловным приоритетом должны являться жизнь и здоровье человека. Конечно, коронавирус показал и наши слабые стороны здравоохранения. Наша задача – сделать систему здравоохранения человекоориентированной. Главный приоритет – это человек и его потребности. Будем выстраивать такую модель.

Вместе с тем хочу сказать, что за здоровье человека должен отвечать и сам человек, поэтому мы стремимся к выработке здорового образа жизни – отказ от алкоголя, занятия спортом. Это в первую очередь нужно самому человеку, потому что здоровье – его главный ресурс. Я очень надеюсь, что нам удастся изменить в обществе подходы к своему здоровью, чтобы люди понимали, что это ответственность не только государства, но и личная.
Здоровье надо укреплять не только физическое, но и нравственное, культурное. Вот это мы должны культивировать, должны продвигать. С этой точки зрения в этом году мы должны очень серьезно работать.

У нас большой план мероприятий, который насчитывает уже несколько сотен позиций. Много предложений по здравоохранению, начиная от строительства ряда крупных медицинских центров в Якутске и в районах и заканчивая, например, развитием биотехнологий в Якутии, созданием биобанка. Нужно развить связь между наукой и медициной, заняться вопросами дальнейшей цифровизации медицинского сектора.

В Год здоровья особое внимание будет уделено районному уровню здравоохранения. Будут построены современные корпуса поликлиник и стационаров 12 центральных районных больниц. В 2021 году планируем начать строительство больничных комплексов в Чурапчинском, Вилюйском, Таттинском, Момском и Усть-Майском районах.
Ведущими учреждениями высокотехнологичной медицинской помощи на Дальнем Востоке станут кардиологический и онкологический центры, которые строятся сейчас в Якутске. Также стоит задача в короткие сроки завершить разработку проектно-сметной документации и начать строительство Республиканской клинической инфекционной больницы на 245 мест с привлечением федеральных средств.
Прошедший год показал, что как раз активное использование достижений цифровых технологий, начиная от компьютерной обработки снимков на КТ и заканчивая уже вопросами телемедицинских консультаций, реально спасают жизни людей. За прошлый год телемедицинские консультации получили свыше 15 тысяч человек как в городе Якутске, так и в самых отдаленных селах. Я считаю, что это сотни спасенных жизней точно.
— Можем ли ждать развития биотехнологического кластера в Якутии?
— Да, мы вот как раз в рамках Года здоровья будем этим вопросом заниматься.
— Как ситуация с коронавирусом повлияла на сектор экономики Якутии, на ход реализации национальных проектов в республике?
— Безусловно, коронавирус повлиял вообще на все человечество. Неоспоримый факт, что пандемия повлияла на мировую экономику, на экономику нашей страны и, конечно, на экономику нашей республики. Тем более экономика Якутии ориентирована на экспорт. Она зависит от цен и состояния рынков товаров, которые экспортируются, начиная от нефти, газа, угля и заканчивая золотом, алмазами. И с этой точки зрения, конечно, прошлый год для нас был драматический, особенно второй квартал, когда спрос на мировом алмазном рынке упал до исторически самых низких показателей. В одно время ювелирный рынок мира падал на 97%, когда вся розничная торговля остановилась. Конечно же, нам было совсем непросто, это влияло и на наполнение бюджета республики.
Компания «Алроса», которая добывает основную массу российских алмазов, является основным бюджетообразующим предприятием республики. Были проблемы и у других отраслей, связанные с падением цен на энергоносители. Вместе с тем хочу сказать, что где-то с конца третьего квартала мы все-таки увидели постепенный выход из кризиса экономики республики.
Если уже сравнивать итоги 2020 года с 2019 годом, по промышленности наблюдается некоторое снижение, где-то на 5%. Это связано, конечно, с тем, что было добыто на 18% меньше алмазов, чем в 2019 году. Но сейчас ситуация гораздо лучше, чем было в середине года, когда у нас алмазы практически не продавались. Все-таки конец третьего и четвертый квартал были успешные, некоторые месяцы у «Алроса» были даже лучше, чем аналогичные периоды 2019 года. Мы и на 2021 год смотрим с оптимизмом.
По другим отраслям, если не брать в расчет алмазы, то в республике наблюдается промышленный рост на 6%, в том числе по газу, нефти. А по добыче золота мы вообще установили исторический максимум – 39,8 тонны. Это позволило нам выйти на третье место в стране по добыче золота. По газу у нас тоже значительный рост – более чем в два раза. Это связано с постепенным выходом на промышленные мощности по газопроводу «Сила Сибири«. По добыче нефти мы вышли на уровень 16 миллионов тонн, это более чем на 12% превышает результат 2019 года.
По углю нам не удалось достичь запланированных значений, вместе с тем снижения тоже не наблюдается. Но в этом году мы рассчитываем на значительный рост в этом направлении за счет угледобывающих компаний «Колмар» и «Эльгауголь». Рассчитываем, что уже к концу сентября удастся значительно увеличить объемы добычи угля.
— Поскольку мы уже затронули тему «Алросы» – минувшим летом вице-премьер РФ Юрий Трутнев обратил внимание на то, что обеспокоен будущим рынка алмазов, и посоветовал компании подумать о диверсификации деятельности в разработку месторождений металлов. Как вы справедливо отметили, от «Алросы» зависит большая часть бюджета Якутии. Как вы считаете, нужна ли компании диверсификация?
— Безусловно, надо понимать, что в последнюю четверть века крупных месторождений алмазов не найдено ни у нас в России, ни во всем мире. Сейчас идет работа только по вовлечению в оборот уже ранее разведанных месторождений во всем мире, поэтому я с читаю, что в любом случае «Алроса» должна более активно заниматься геологоразведкой для нахождения новых месторождений алмазов и у нас в стране, и за ее пределами. Во-вторых, конечно же, определенное направление по диверсификации надо изучать, но так как эта компания – предприятие горнорудное, мы считаем, что диверсификация должна идти в сторону все-таки горнорудной промышленности. С этой точки зрения сегодня уже некоторые подходы по таким проектам мы совместно с «Алросой» вырабатываем.

При этом хочу сказать, что, например, дочерняя компания «Алросы» – «Алмазы Анабара» уже реально начала диверсификацию. Она начала реализацию небольших проектов по добыче золота. Если два года назад

добычи золота у них не было, то сейчас уже несколько сотен килограммов золота в год они добывают.
— Среди планируемых впечатляющих проектов республики – газопровод до Охотского моря, сопоставимый с трубопроводом «Сила Сибири». Когда можно ожидать его реализацию?
— По этому вопросу значительные подробности раскрывать пока не буду, потому что этот проект пока только на стадии разработки и подготовки ТО. Это проект нашей компании «ЯТЭК», у которой запасы газа составляют несколько сотен миллиардов кубометров газа и никоим образом не уступают, например, запасам Чаяндинского и других месторождений Газпрома. Этот проект предполагает строительство газопровода от месторождений Западной Якутии до побережья Охотского моря. Предполагается построить завод по производству СПГ в Хабаровском крае. Этот проект, в случае его реализации, будет иметь колоссальные преимущества по сравнению с другими, потому что выйдет прямо на своих потребителей в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в первую очередь на Японию.
— Еще один масштабный проект в республике – Ленский мост. 2021 год наконец-то даст старт практической части его строительства. Когда ожидаете начало работ? Не сдвинулись ли сроки реализации проекта и его стоимость из-за коронавируса?
— К счастью, коронавирус на этот проект никак повлиять не может, потому что активная фаза строительства начнется только в этом году, когда основные проблемы пандемии останутся уже в прошлом. Хочу отметить, что главным итогом 2020 года является то, что мост попал во все стратегические документы планирования нашей страны, он прошел в том числе межведомственную рабочую комиссию при Минтрансе РФ. У проекта появился финансовый партнер в лице Сбербанка, который подписал кредитную линию с нашими концессионерами – выделит более 25 миллиардов рублей. Также принято решение по финансированию на уровне республики, в бюджете уже заложены необходимые средства на строительство моста.
Остался единственный вопрос – по размерам и срокам выделения капитального гранта со стороны РФ. Здесь нет споров о том, будет он или не будет. Вопрос заключается в механизмах финансирования проекта.
— Я правильно понимаю, что никаких рисков в реализации этого строительства вы не видите?
— Риски всегда есть, начиная от природных явлений и заканчивая экономическими кризисами. Но на сегодняшний день проект реализуется в тех параметрах, которые мы утвердили в конце 2019 года.
Первая часть проекта, состоящая из геодезических, гидрометеорологических, экологических, транспортных изысканий, документации по планировке территории, сейчас находится в Главгосэкспертизе. Вторая часть проекта – уже непосредственно сам мост – поступит туда, мы надеемся, в конце первого полугодия. Технические решения, заложенные в проекте моста, были поддержаны научным советом «Росавтодора«. Отмечу, что как раз после случая с вантовым мостом на острове Русский, который закрывался после ледяного дождя, у совета были определенные вопросы, обсуждалась эта ситуация. Все эти нюансы в проекте нашего моста учтены.
— Как стало известно, единая дальневосточная авиакомпания будет создана в виде альянса на базе авиакомпании «Аврора«. Якутию такой вариант устроит? Какие преференции может получить регион в результате запуска новой структуры? Как это решит проблемы с транспортной доступностью к северным территориям республики?
— Для нас самое главное, что по итогам той работы, которая была проведена в прошлом году министерством транспорта РФ, правительством России, мы договорились, что якутские авиакомпании сохраняют свою юридическую самостоятельность. Мы не входим ни в какую компанию, не объединяемся, а остаемся самостоятельными. Сейчас мы рассматриваем возможность передачи 25 +1% наших компаний в управление единой дальневосточной компании. При этом мы надеемся, что реализация этого проекта поможет субсидировать не только перелеты из Якутска, Хабаровска и Владивостока в центральную часть страны, но и в районы нашей республики. Ни для кого не секрет, что билеты туда стоят очень дорого. Сейчас это главная задача. И вот если при реализации этого проекта мы увидим, что есть возможность цены на авиабилеты значительно снизить, то, конечно, создание такой единой дальневосточной компании будет иметь огромную поддержку со стороны и населения, и властей республики. Еще раз отмечу, все зависит от того, как этот проект будет реализован.
— В прошлом году вы в очередной раз поднимали вопрос о необходимости принятия федеральных законов о вечной мерзлоте и добыче мамонтовой кости. По мерзлоте вопрос сдвинулся с мертвой точки благодаря утвержденной Стратегии развития Арктики до 2035 года, а есть ли подвижки по закону о мамонтовой фауне?
— Что касается охраны вечной мерзлоты, контроля за ней, то здесь, безусловно, надо принимать решения на федеральном уровне. Та же авария в Норильске показала, что пренебрежение нормами техники безопасности при работе на вечной мерзлоте способно привести к колоссальным экологическим проблемам. Здесь должны быть приняты нормативно правовые акты, которые позволят создать в стране систему мониторинга состояния вечной мерзлоты для четкого понимания всех происходящих на вечной мерзлоте процессов.
Наша наука, компании способны создать систему, которая позволит следить за состоянием вечной мерзлоты не только сегодня, но и на перспективу, делать прогнозы. Это позволит более правильно реагировать на те угрозы, которые вызывает сегодня таяние вечной мерзлоты.
Что касается мамонтовой фауны, то я считаю, что здесь нужен федеральный закон, потому что сегодня рынок мамонтовой кости, к сожалению, находится вне всякого правового регулирования – это серый и черный рынки. Насколько я знаю, Госдума уже разработала законопроект, который позволит сделать этот рынок абсолютно понятным, прозрачным. Сегодня отсутствие четких, понятных правил игры приводит к большому количеству, так скажем, заинтересованных людей, даже в ведомствах, потому что не нужно платить налоги. Есть люди, для которых отсутствие правового регулирования этого рынка выгодно.
— Айсен Сергеевич, чем закончилась история с депутатом, который во время онлайн-совещания якутского парламента раскритиковал внешний вид министра предпринимательства республики? Я знаю, что вы негативно отнеслись тогда к этому инциденту.
— К моему сожалению, ситуация еще не закончилась осуждением этого депутата со стороны парламента республики. Я считаю, что парламент должен это сделать. Вообще, такое неподобающее поведение со стороны мужчины к женщине в любом случае нельзя оправдать, тем более когда это делает народный депутат, человек, обладающий высшей законодательной властью. Для меня это было крайне непонятно и неприемлемо.
22 июня 22.06
  • 21°
  • $ 73,2
  • 86,89