«Жизнь в районах»: Семен Сивцев о матери Чысхаана, увлечении рок-музыкой и рейтинге Дедов Морозов

    0
    103

    Иногда кажется, что у Семена Сивцева две жизни. Многое у него связано с именем Чысхаан, он даже играл в рок-группе с таким названием. Во время поездки в Оймяконский улус в рамках проекта «Жизнь в районах» якутский Дед Мороз в эксклюзивном интервью рассказал о популярности своего героя и объяснил, что для него значит этот образ. 


    Житель Полюса холода Семен Сивцев при всей своей популярности удивительно скромный человек. Постоянно подчеркивает, что Чысхаан придуман не им, он просто работает над его образом.

    – Расскажите о себе.

    – У меня биография человека, воспитанного в Советском Союзе. Родился 28 октября 1968 года в Оймяконе. После школы служил в армии в Читинской области связистом. В шутку говорю, что один год был солдатом, второй – бездельником. Наверное, это зависит от части и командиров. Как у многих, мой тыл – это семья. Жену зовут Прасковья Иннокентьевна Сивцева, работает воспитателем в детском саду. Старшему сыну Эрчимэн 22 года, трудится на золотодобывающем предприятии, дочь Нарыйа – специалист культурной организации в Усть-Нере, младшая дочь Сардаана учится в колледже технологии и дизайна в Якутске.

    – Наверное, вы тоже закончили культурное учреждение?

    – В 1984 году я получил диплом Якутского художественного училища. Соответственно, всегда работал в учреждениях культуры, хотя было время, когда трудился кочегаром в клубе. После того, как Союза не стало, с женой основали частное хозяйство, разводили лошадей и коров. Но постепенно раздали их другим людям. Сейчас развиваю туризм.

    Локомотив развития туризма

    – Вот мы и подошли к теме Чысхаана…

    – Тут история такая… В 2013 году я был на перепутье, долго думал, как лучше развить туризм в районе. Работник отдела сельского туризма Минсельхоза Анатолий Кривошапкин помог сделать бизнес-план. Между делом он сказал мне: «Кстати, Чысхаан-то закончил работать». До меня эту роль исполнял Андрей Николаевич Винокуров. Позвонил старшей сестре, также работнице культуры, поделился мыслями о Чысхаане. Решили, что мне по силам создать образ этого персонажа. Был уверен, что смогу распиарить его до узнаваемости во всем мире. Не собираюсь присваивать себе авторство Чысхаана. Его «матерью» можно назвать Августину Николаевну Филиппову, придумавшую этот сильный образ.

    – Что он для вас значит?

    – Благодаря ему познакомился со многими интересными людьми. Например, с продюсером Владимиром Давидовичем Ивановым. Он мне подсказал много хороших идей и посоветовал, в каком направлении в определенный период двигаться. Как-то в городе зашел в магазин за запчастями к «Бурану», а там стоит Борис Неустроев Мандар Уус, это была удачная встреча. Представился ему, рассказал о задумке про Чысхаана. Он с интересом выслушал меня и сказал: «Ты правильно думаешь. Если нужен совет, звони в любое время». Поддержка такого человека придала еще больше уверенности.

    – Как собирались развивать образ якутского Деда Мороза?

    – Важно понять, что нельзя его связывать только с туризмом. Чысхаан еще ассоциируется с экологией, природой и верованием нашего народа. Хорошо в его раскрутке помогла журналистка Александра Гаврильева, устроившая мне настоящую пиар-акцию.

    – Когда и на каком мероприятии впервые появились в образе Чысхаана?

    – В 2013 году на ежегодном фестивале «Полюс холода». Волновался, но боязни опозориться не было. Иностранные туристы и тогда, и в последующие годы с восторгом относятся к моему герою, радуются, как дети, обязательно фотографируются. Вообще, Чысхаан и Оймяконье – уже неразрывно связанные понятия. Не случайно наш район называют родиной Чысхаана, а Индигирку – его рекой. Кстати, в молодости я увлекался рок-музыкой и даже играл в группе «Чысхаан». Так что в моей жизни многое связано с этим именем.

    – Сколько раз в среднем вы встречаетесь с туристами?

    – Они приезжают к нам через два-три дня. При встрече обязательно вручаю сертификат о том, что они действительно побывали на Полюсе холода. Здесь гостям еще рассказывают о якутских коровах, лошадях и оленях. Туризм у нас развит хорошо.

    – В образе Чысхаана вы в год работаете три месяца?

    – Гости к нам приезжают не только в январе, феврале и марте. Летом обычно я ухожу в отпуск, но, если в это время бывают туристы, всегда встречаю их в костюме.

    Рейтинг Дедов Морозов

    – Чысхаан не ограничивается одним Оймяконом?

    – Мой герой – выездной товарищ. Только в Китае побывал четыре раза, гостил у Деда Мороза в Великом Устюге. Энергетика у него такая, что даже суровые с виду мужчины невольно останавливаются и удивленно смотрят вслед, я это чувствую. Часто бывает, что люди обнимут меня и некоторое время стоят неподвижно. В Якутске работает председатель амгинской молодежи Сардана Неустроева, у нее есть проект «Путешествие Чысхаана». Как-то устроили с ней тур по Мегино-Кангаласскому, Амгинскому, Таттинскому и Чурапчинскому улусам. Зашли в детский сад, во всех группах дети ждали нас, построившись вдоль стены. Как только вошли в одну комнату, все вдруг бросились ко мне, обняли. Это было так неожиданно, что воспитатели растерялись, потом старались отцепить их, но долго не могли этого сделать. Это было необъяснимое явление.

    – В Великом Устюге волновались?

    – Было такое чувство. Но с Дедом Морозом виделись и до этого, он несколько раз приезжал в Якутию. Бывал у нас и Санта Клаус, но в последние годы перестал приезжать, может, из-за по политическим мотивам? Вообще, Чысхаана признали в России, узнаваем он и в мире. Иногда ездим в другие регионы в составе республиканской делегации. Порой приглашения приходят из разных областей и краев, это приятно. В нашей стране много персонажей наподобие Чысхаана: в Татарстане, Башкирии… Существует рейтинг Дедов Морозов, главный критерий — как часто герой появляется в Интернете. Чысхаан живет вдали от центра, поэтому находится на пятом-шестом месте. Считаю, это хороший показатель.

    Своя ноша не тянет

    – Костюм шили сами?

    – Нет, по заказу района его сшили ученицы Августины Филипповой. Все-таки это образ, придуманный ею, поэтому эскиз делали ее воспитанники.

    – Костюм постоянно возите с собой?

    – Да. В специальном чемодане. Иногда у пограничников возникают вопросы: «Что это такое?» Привык отвечать: «Это театральный костюм». Тогда они сразу все понимают. Но, в принципе, у них же есть устройство, на котором все видно. Запомнилась работа на сочинской Олимпиаде — проходили через три кордона досмотра.

    – Вы ездите и в теплые страны. Жарко в костюме?

    – Сразу скажу, что в Африке ни разу не был. Но в целом приходится терпеть, раз уж взялся за эту роль. Один раз кандидат исторических наук Афанасий Николаев в конце мая пригласил меня в Казахстан, в Чемкент. Там лето было уже в разгаре, пришлось попотеть. Тогда я полегчал на несколько килограммов.

    – Насколько тяжел костюм?

    – Весит он прилично: и шапка, и само платье. Посох во время поездок делю на три части. Из интереса смотрел на таможне, сколько весит костюм. Вместе с чемоданом получается около 24 килограммов, без него – чуть тяжелее 15. С 2013 года ношу один костюм. Он уже немного устарел и полинял, поэтому собираемся заказать новый.

    Сохранить природу

    – У вашего героя есть своя философия?

    – Гармония на Земле держится на двух силах – тепле и холоде. Если не будет мороза, планету захлестнет водяной поток. Пока существует холод, будет жизнь на Земле, а Чысхаан ассоциируется именно со стужей. Так думают не только якуты, разговаривал с русскими учеными, и они сказали: «У Чысхаана сильная аура, холод дает ему великую силу». Рассказываю об этом нашим гостям, вчера, например, разговаривал с японцами. Кто-то воспринимает, другие не понимают, но все слушают с интересом.

    – Насколько изменился образ Чысхаана с 2013 года?

    – Мы проделали большую работу. У нас много помощников, все объединены одной идеей – работать на благо республики. Чысхаан нам в этом помогает. Он не только встречается с туристами, к примеру, мы с его помощью собирали подписи к письму о сохранении чистоты реки Амги. Понимаю, что добыча нефти, золота, других полезных ископаемых – это веление времени. Но вместе с тем надо подумать и о сохранении природы. Должен быть выход из этой ситуации. Ведь сейчас активно используют солнечную энергию, несколько лет назад об этом и не думали.

    – В какой стране кроме России наиболее любим Чысхаан?

    – У него такая энергетика, что он везде приковывает к себе сильное внимание. Не могу сказать, что в Азии он более любим, чем в Европе.

    Работник Чысхаана

    – Какое хобби есть у Семена Сивцева?

    – Про увлечение роком я уже сказал. Иногда излагаю свои мысли по какому-то поводу в виде стихов, сочиняю песни. Временами земляки просят выступить на концертах. В таких случаях с удовольствием выпускаю из себя пар. Но в последнее время все мысли исключительно о Чысхаане. Я не настолько сильно еще поработал над этим образом, чтобы устать от него. Большие нагрузки бывают перед Новым годом, начиная с фестиваля «Зима начинается с Якутии». Но месяц потерпеть можно. В свое время я был мастером, делал поделки из дерева, металла. В нашем роду издавна работали в мастерской или кузнице.

    – В какие-то моменты думаете про себя, что вы не Семен Сивцев, а Чысхаан?

    – Я себя называю работником Чысхаана. Поймите, это отдельный образ, говорить, что он — мое второе я, неправильно. Четко разделяю Семена Сивцева и Чысхаана. Поэтому всегда прошу людей говорить, что я не играю роль Чысхаана, а развиваю его бренд.

    – Домашние не просят 31 декабря побыть Чысхааном?

    – Нет, они умеют отличить работу от личного дела. Странно на семейном празднике сидеть в костюме Чысхаана.


    Проект «Жизнь в районах» рассказывает о людях, проживающих в улусах нашей республики. Именно они своими победами и проблемами создают жизнь на селе. Смотришь на них и веришь, что Якутия — бескрайняя, и ты сможешь жить, трудиться и развиваться где угодно. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто — совсем невесело. Но они продолжают жить с любовью к своей малой родине — так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом.