За «лайки» и «репосты» больше не накажут

0
27

Верховный суд России 20 сентября выпустил постановление, коренным образом способное изменить сложившуюся обвинительную практику уголовных дел за «лайки» и «репосты». В документе судьям рекомендовано самим решать, насколько те или иные действия являются публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности, и не полагаться на мнение экспертов, а также оценивать контекст, объёмы и частоту размещения информации, сообщает ЯСИА.  


Сложившаяся обвинительная практика за перепечатку материалов, ранее признанных возбуждающими рознь, давным-давно вызывала критику как среди общественников, так и среди самих юристов. Материалы о необходимости пересмотра уголовного законодательства, слишком жестоко карающего интернет-пользователей за перепечатку материалов, начали появляться практически сразу же после появления новой нормы в УК в 2011 году.

В июне этого года вопрос об уголовном преследовании за «лайки» и «репосты» был задан Владимиру Путину на прямой линии. Тогда президент заявил, что «судебная, правоприменительная практика» по делам об экстремизме «должна находиться в поле зрения общественности и должна корректироваться».

Три месяца спустя это произошло: Верховный суд России на своём пленуме внёс корректировки в ранее изданное постановление «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 года.

Судьям рекомендовано обратить внимание на то, что свобода слова и право на получение информации «могут быть ограничены только в исключительных случаях, прямо закреплённых в федеральном законе».

При рассмотрении постановления о возбуждении уголовного дела о преступлениях экстремистской направленности, «необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела». Также Верховный суд обращает внимание судей, что к таким данным относится не только «сам факт размещения в сети Интернет изображения, аудио- видеофайла, содержащего признаки возбуждения вражды и ненависти, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния».

«Оценивая заключения эксперта», рекомендует высший судебный орган страны, «судам необходимо понимать, что оно не имеет заранее установленной силы». Так что в конечном итоге, вопрос о том, «являются те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности» относится к компетенции суда.