Якутские каникулы вольнослушательницы «Щепки» из Японии

0
952

В якутской студии Щепкинского училища в качестве вольнослушательницы учится студентка из Японии Мива Янагихара (однофамилица знаменитой писательницы). Родители Мивы – школьные учителя, сама она – третьекурсница Токийского университета международных исследований.


На родину хомуса

Русский Мива выбрала, прослушав в интернете звучание множества языков, к тому же девушка убеждена: «Он будет важен для Японии».

Будущий лингвист-славист занималась в студенческом театральном кружке, а когда пришло время отправляться на языковую стажировку в Россию, руководительница кружка, которая родом из Белоруссии, порекомендовала ей выбрать знаменитую «Щепку». А так как в одно время с ней там начали учиться якутские студийцы, Миву, не мудрствуя лукаво, определили к ним. Так и появилась «Сахаяпо», как сейчас все в училище эту группу называют. Даже гимн курса здесь поется на трёх языках – русском, якутском и японском.

До начала учебы в Щепкинском училище о Якутии Мива знала одно – там играют на хомусе, а сам хомус видела один раз на экскурсии в Музее музыки. Она ведь дома не только театром увлекалась, но еще и музыкальную школу закончила, освоив игру на фортепиано, синтезаторе, трубе и чуть-чуть, как она сама говорит, на скрипке.

И вот когда ее однокашники, сдав первую в своей жизни сессию, засобирались домой на каникулы, Мива тоже захотела побывать на родине хомуса. Но сначала она спросила у своей второй мамы, куратора курса Лены Тимофеевой, когда лучше поехать в Якутию – сейчас или летом, и услышала в ответ, что лето на Севере – как везде, а вот равных якутским морозам нет.

Купание в снегу и маленький олень

Отважная Мива сразу загорелась идеей испытать на себе минус пятьдесят, но на практике ей, по собственному признанию, за глаза хватило и минус тридцати.

Сразу же по прилёту она поехала со своим однокурсником Сашей Захаровым в его родное село Хорообут Мегино-Кангаласского района. Дело в том, что Саша в Москве так много рассказывал о своем селе, что Миве захотелось там побывать, особенно ее заинтересовал хотон с коровами, которых она никогда не видела. Да, представьте себе, ни одной коровы, ни разу в жизни.

Но реальность превзошла все ожидания: помимо коров, Захаровы держат ещё и лошадей, которые как раз пришли на зимнюю подкормку. А в хотоне обнаружились ещё курицы и телята, которых Мива, к слову сказать, погладить так и не решилась: «Я хотела, но они слишком большие». Зато с одной из куриц даже сфотографировалась.

На этом знакомство с сельской жизнью не закончилось: вооружившись лопатой, она помогла очистить прорубь ото льда, а в лесу, куда ее специально свозили, «купалась» в снегу и увидела «маленького оленя» – косулю.

А больше всего ее поразило небо – «совсем другое» и тишина. И необыкновенно вкусная талая вода.

Ещё с одной обитательницей сказочной тайги Мива познакомилась уже в городе: в парке, где ей устроили фотосессию в якутских костюмах, за Мивой по пятам следовала белка.

А в гостях у одной городской семьи девушка встретила «землячку» – собаку породы акита-ину, которая в знак приязни подала ей лапу.

«Не понимала, но почувствовала»

Вообще, таких приятных встреч было много.

В Хоробутской школе ей устроили встречу со школьниками, а в библиотеке она нашла книгу Харуки Мураками.

В раменной Якутска, где Миве очень понравилась еда («настоящий японский вкус!»), официантка поговорила с ней на хорошем японском языке, после телепередачи на НВК «Саха» ведущий Талбан подарил ей хомус, в Музее и центре хомусов народов мира она купила ещё один, а на висящей там карте нашла свой родной город Хамамацу.

В АГИКИ ее познакомили с профессором Ульяной Винокуровой, а в Саха театре и Театре Олонхо она побывала сразу на трёх премьерах, причем игнорируя синхронный перевод даже там, где он был.

Так повелось с Москвы, где она вместе с однокурсниками посмотрела несколько спектаклей: «Несыгранные роли» Колледжа культуры и искусства, «Семь портретов якутских женщин» и «Три светила» Театра Олонхо.

– Я тогда по-якутски совсем не понимала, но все почувствовала. А «Несыгранные роли» (о погибшей в блокаду якутской студии Ленинградского театрального института. – Прим.) шли с русскими субтитрами, но я их не читала – не хотела отвлекаться и не могла. Я на этом спектакле плакала от начала до конца.

Что касается увиденного в Якутске, то первым стал закрытый показ в Малом зале Саха театра спектакля «Потусторонняя любовь» режиссера ТЮЗа Александра Титигирова о трагической любви парня и его умершей невесты, про который Мива сказала: «Похож на кайдан – страшную японскую сказку. У нас много таких».

А «Сон шамана» Андрея Борисова привел ее в восторг: оценила она его, подняв кверху большой палец.

Уроки тойука

Мива – большая поклонница Театра Олонхо, особенно ее поражает то, как глубоко артисты знают не только свою культуру, но и японскую.

– Они стажировались в японских Театрах Но и Кабуки и знают о них столько, сколько я не знаю.

Теперь Мива твердо намерена изучать свою родную культуру, хотя традиционный театр от японской молодежи сейчас, по ее словам, «далеко-далеко».

Ещё Мива три дня брала уроки по тойуку у Никандра Тимофеева из Театра Олонхо, который сказал, что «у этой девочки есть кылысах». Даже у якутов он встречается редко, а Миву природа им одарила.

Кстати, взяв в руки кырыымпу, она с первого же раза сумела сыграть на ней песню «Юрюнг туллук» на стихи Алампа. Преподаватели музыкальной школы в Хамамацу наверняка были бы ею довольны.

Учись учиться

Но и в Щепкинском училище своей японской студенткой гордятся: к примеру, вольнослушателям достаточно сдать при поступлении мастерство актера, сценическую речь, сцендвижение и танец, но Мива, чтобы проверить себя, сдала все общеобразовательные предметы, причем сдала на пятерки, а то, как обстоятельно и досконально она изучает предметы, давно стало примером даже для преподавателей. «Сами у нее учимся», – говорят они.

А Мива прямо на лету схватывает все, что слышит от своих однокурсников. За время интервью у нее не раз вырывалось «оо дьэ», «чэ», «даа?», причем с совершенно якутскими интонациями.

И разумеется, во время своих по-настоящему зимних каникул Мива воздала должное нашей кухне, полюбив керчех и мартышки, которые делает ее якутская мама Лена Васильевна.

А родные и близкие, увидев ее фото- и видеоотчет о путешествии в страну снегов, сразу написали в ответ: «Тебе очень повезло».

Сама же Мива несказанно рада, что не пришлось все каникулы просидеть в московском общежитии. Теперь ей хочется побывать в Якутии еще и летом.