YaWoman: Нелюбовь. Состоялся второй закрытый семинар проекта

2825

Второй семинар проекта YaWoman «Насилие в семье. Депривация» прошел в еще более камерной обстановке, чем первый. Однако количество интересующихся и отзывы участниц первого мероприятия убеждают нас в том, что мы затрагиваем очень нужную и важную тему.


Сразу прошу прощения у женщин, которые хотели посетить наш второй семинар, но не смогли, за то, что мы выбрали, как оказалось, не самое удачное время. Несколько переносов даты мероприятия, отпуска, каникулы, сенокос, пора сбора земляники и прочие факторы повлияли на то, что прийти смогли лишь две гостьи.

Тем не менее семинар состоялся. Как и в первый раз, спикером выступила психолог-консультант Центра интеллектуальных технологий «ТриадаПси», директор Центра практической психологии Института психологии СВФУ Юлия Семенова. Транслировать то, что прошло за закрытыми дверьми, мы не будем, тем более что разговор с учетом количества участников был скорее частным.

Поэтому хоть немного попытаемся раскрыть ранее заявленную тему.

Что же такое депривация?

Термин стал широко известным в 40-50 гг. ХХ века – период массового сиротства. Исследования тех лет показали, что дети, лишенные материнской заботы и любви в раннем детстве испытывают задержку и отклонения в эмоциональном, физическом и интеллектуальном развитии.

Говоря ненаучным языком, депривация – это лишение человека чего-то сущностно ему необходимого, обязательно влекущее за собой некое искажение (разрушение, опустошение) жизни. Наиболее разрушительное действие оказывают депривации, переживаемые в детском возрасте.

Во взрослой жизни у пережившего депривацию в детстве человека могут возникнуть проблемы:

– с отношением к самому себе (неприятие своего тела, аутоагрессия);

– взаимоотношениями с другими людьми.

Лишенный любви ребенок будет неспособен любить сам. А последствия этого могут быть самые разные. Все эти ранние браки и разводы, беспорядочные связи или, наоборот, монашеский образ жизни и прочие неудачи в личной жизни – тоже последствия депривации.

О том, как важны все проявления родительской любви, заботы, ласки, как при этом не навредить чрезмерной опекой, а также о многих других аспектах мы поговорим на третьем семинаре, который пройдет осенью.

— После второго семинара мы в очередной раз убедились, что говорить о насилии, оставаясь анонимными, людям значительно легче, нежели прийти на встречу, — подводит итог Юлия Семенова. — И это неудивительно. Насилие чаще всего сопряжено с чувством униженности, собственной никчемности и постоянным осуждением. У многих уже укоренилась привычка справляться с этим в одиночестве, есть внутренняя убежденность, что никто и никогда не поймёт и не услышит, что творится в душе. Это колоссальная подавленная злость, которой нет выхода и которая провоцирует чувство вины вперемешку со стыдом. Я убеждена, что об этом нужно говорить и этим важно делиться, хотя бы для того, чтобы обнаружить собственную ценность. И мы намерены продолжить наши семинары. Следующий состоится осенью, вероятно в сентябре.

Следите за публикациями.


Неудачный эксперимент над «сверхдетьми»

В научной литературе огромное количество описаний исследований, ориентированных на изучение последствий пребывания ребенка в детском учреждении (больница, Дом ребенка, детский дом, интернат), без семьи, без родителей.

Пожалуй, самую жестокую, почти невероятную, но вместе с тем реальную, документированную в отчетах и сохранившуюся в архивах историю, произошедшую в гитлеровской Германии, приводят Й.Лангмейер и З.Матейчек. Ее можно рассматривать как «естественный эксперимент», поставленный в условиях чудовищной нечеловеческой идеологии.

По критериям, предъявляемым к высшей арийской расе, был проведен отбор молодых мужчин и женщин, физически и психически совершенно здоровых и крепких, без наследственных заболеваний. В тайных лагерях специально созданные из этих мужчин и женщин супружеские пары жили до тех пор, пока у женщины не наступала беременность. После родов ребенка забирали у матери и воспитывали в специальных детских домах с целью создания «сверхлюдей» чистой расы.

Этот опыт закончился полным провалом. В отчете о деятельности одного из таких детских домов отмечалось, что все его 20 воспитанников сильно отставали в развитии, лишь одного ребенка можно было считать нормальным, у остальных запаздывало развитие речи, многие из них научились элементарным гигиеническим навыкам лишь к 6 годам, некоторые были, как отмечалось в отчете, просто идиотами. О причинах авторы отчета писали следующее: «Они были лишены самого важного, т. е. любви, настоящей любви матери. Младенцы лежали, как телята в инкубаторе. Никто к ним не обращался с ласковым словом» (1984, с.71-72).

Этот трагический «естественный эксперимент» красноречиво свидетельствует, что материнская депривация губит, приводя к тяжелым формам психического недоразвития даже у детей, генетически абсолютно здоровых. Это особенно важно подчеркнуть, поскольку часто при обсуждении проблемы сиротства главный упор в объяснении проблем развития таких детей делается на наследственность.


Спасти будущий брак

Наверное, я яркий пример типичного воздействия депривации, — пишет нам Алина (имя изменено), чья приятельница участвовала в первом семинаре. – Она подробно рассказала, о чем говорила психолог, и я очень пожалела, что не пошла с ней на ваш семинар в апреле. Очень хотела попасть на вторую встречу, но не смогла, так как нахожусь в другом городе.

В детстве нашу собеседницу молодая мама, заканчивавшая вуз в другом городе, оставила со своими родителями. Так получилось, что в итоге малышка осталась с бабушкой насовсем: сначала ее не хотели травмировать переездом, затем через несколько лет родители разошлись, мама уехала работать в деревню, забрав с собой младшую сестренку.

— Я помню, что очень скучала по маме и папе и завидовала сестре, которая жила с мамой. Но не хотела обижать этим бабушку и дедушку, поэтому никому не рассказывала, а тихонько плакала вечером. Потом с годами как-то привыкла и, как думала, смирилась, но, видимо, в глубине души что-то тогда сломалось.

Закончив школу, наша героиня очень быстро вышла замуж за отъявленного хулигана. Через два года, когда парня посадили, она развелась. Не прошло и пары лет, как она снова вышла замуж, на этот раз за спортсмена.

— Сейчас я собираюсь замуж в третий раз. Каждый раз меня что-то не устраивает. Второй муж был идеальным: принял моих детей от первого брака, не пил, не гулял, зарабатывал, но мне все равно чего-то не хватало. Еще будучи в браке, я познакомилась с нынешним женихом. И теперь боюсь, что семья опять через какое-то время развалится. Ведь головой понимаю, что проблема во мне, но в чем именно моя ошибка, не знаю. Надеюсь, ваш семинар поможет разобраться.

0
0