Вячеслав Штыров: Главный критерий эффективности ТОР – закрепление кадров и создание рабочих мест

0
30

Вопросы эффективности создания механизма территорий опережающего социально-экономического развития обсуждались на очередном заседании совета по вопросам развития Дальнего Востока и Байкальского региона при Совете Федерации.


Заместитель министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики   Сергей Тырцев привел официальные данные. По его словам, на сегодняшний день создано 18 территорий опережающего развития, реализовано 85 проектов, резидентами вложено в экономику региона 235 млрд рублей и создано 15,5 тысячи рабочих мест. В планах — общий объем инвестиций в размере 2,3 трлн рублей и создание 58 тысяч рабочих мест. В 2019 году планируется создание еще двух территорий опережающего развития в новых субъектах Дальневосточного федерального округа – Республике Бурятия и Забайкальском крае.

В то же время в своем выступлении аудитор Счетной палаты РФ Юрий Росляк отметил, что, несмотря на видимые результаты, в реализации механизма ТОР на Дальнем Востоке есть ряд системных недостатков. Так, по словам аудитора, в госпрограмме по развитию Дальнего Востока в части развития ТОР отсутствует комплексное развитие территорий, в том числе самих ТОР. Также отвечающая за развитие ТОР подпрограмма направлена на привлечение инвестиций и не предусматривает достижение главной цели – ускоренного развития и создания комфортных условий для жизни населения на территории Дальнего Востока. Юрий Росляк проинформировал, что до сих пор отсутствуют критерии отбора территорий для создания на них территорий опережающего социально-экономического развития, требования к порядку разработки и корректировки перспективных планов развития ТОР, система оценки эффективности и результативности работы каждого из комплекса ТОР, документ, определяющий порядок контроля Минвостокразвития за выполнением резидентами соглашений об осуществлении совместной деятельности.

Заместитель председателя Совета по вопросам развития Дальнего Востока и Байкальского региона Вячеслав Штыров отметил, что, во-первых, необходимо искать более глубокие механизмы для привлечения на Дальний Восток, чем ТОР, так как если этот инструмент будет применяться на территории всей страны, это повлечет за собой конкуренцию с другими регионами. Во-вторых, неверно вводить режим ТОР для добывающих предприятий, нужно отдавать приоритет высокотехнологичным производствам, обрабатывающей промышленности. «Зачем в ТОР превращать то, что уже само по себе должно быть рентабельным? Иначе зачем мы затеяли все эти добычи нефти, газа и так далее?» — подчеркнул  Штыров. Он также отметил, что нужно менять систему управления ТОРами, привлекая, к этому процессу субъекты федерации и муниципалитеты, при этом Минвостокразвития следует в целом заняться развитием Арктики и Дальнего Востока, включая социальную составляющую. По его мнению, ведомство на сегодняшний день превратилось в министерство «по ТОРам и гектарам», что в корне неправильно. По словам Штырова, министерство должно стать хозяином на Дальнем Востоке, а не одним из целого ряда органов управления. Но главным критерием эффективности механизма ТОР, по его мнению, является показатель закрепления кадров и создание рабочих мест.

«Не может быть стоимость проекта показателем эффективности. Кроме закрепления рабочих кадров не существует другого критерия и для всех остальных инструментов, которые мы вдруг начнем применять на Дальнем Востоке. Ради этого затеяна была вся эта история, чтобы Дальний Восток окончательно не перешел в чьи-то чужие руки, об этом говорилось на Совете Безопасности в 2006 году. Вот одна задача — другой нет», — убежден он.