Во что была одета? Странное оправдание насилия

    0
    38

    В декабре 2010 года председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей РПЦ Всеволод Чаплин публично снял вину с насильников, переложив её на жертв.  «Если она носит мини-юбку, она может спровоцировать не только кавказца, но и русского. Если она при этом пьяна, она тем более спровоцирует. Если она при этом сама активно вызывает людей на контакт, а потом удивляется, что этот контакт кончается изнасилованием, она тем более не права». 


    Особого недовольства в обществе эти слова не вызвали – вполне привычная для россиян позиция.  Никто и никогда не вкладывал в наши головы понятие о сексуальной неприкосновенности, о недопустимости какого-либо насилия в отношении кого-либо.

    В подкорке огромного слоя населения заложена допустимость изнасилования с сопутствующим оправдание преступника и обвинением жертвы — культура изнасилования.

    Культура изнасилования — это комплекс убеждений, которые поощряют сексуальную агрессию у мужчин и одобряют насилие против женщин.

    Удивительно иррациональный и алогичный парадокс – обвинить женщину, у которой раз и навсегда искорёжена жизнь. Глумиться над незатухающей болью, которая будет преследовать ежедневно и возникать ночными кошмарами. Потешаться над незащищённостью, слабостью и невозможностью дать отпор.  Оправдать факт насилия, потому что так принято.

    Основной довод этого безумия — «спровоцировала». Невозможно спровоцировать человека на гадость, на которую он не способен.  Никто не обвиняет бродячую собаку в том, что своей беспомощностью она спровоцировала садиста на издевательства над собой. Собачку жалко.  Никто не обвиняет тётушку, спровоцировавшую мошенников развести её на деньги в обмен на пузырек чудо-лекарства. И так до бесконечности. И только в отношении жертв насилия срабатывает презумпция виновности женщины.

    Продолжение читайте в интернет-газете «Якутия».