Валериан Иванов: Полет – это продолжение меня

0
79

Отдыхая после сенокосных работ на семейном аласе, наслаждаясь ароматами свежескошенной травы, двенадцатилетний мальчик неотрывно глядел в безоблачное небо на серебристый самолет, грациозно рассекающий синеву и уносящий на своем борту в далекий город экипаж и пассажиров. Так у подростка зародилась любовь к небу, и появилась мечта – стать пилотом. Грезы маленького Валериана, родом из села Бердигестях Горного района, воплотились в жизнь – он за штурвалом самолета уже почти тридцать лет. Сегодня Валериан Иванов, командир воздушного судна Boeing 737-800 авиакомпании «Якутия», по словам командира эскадрильи №1 (Boeing) Андрея Семенова, один из лучших и опытнейших.  


Валериан Иванов поступил в 1988 году в Бугурусланское летное училище гражданской авиации, через год перевелся в Актюбинское высшее летное училище гражданской авиации, которое закончил в декабре 1993 года. С 1994 года работал на производстве в учебно-тренировочном авиационном отряде (УТО-17), затем – в Саха центре подготовки авиационного персонала (СЦПАП) в качестве второго пилота на Як-40.

Валериан Николаевич с теплотой вспоминает те годы и свою крылатую машину:

— На Як-40 летал по всей Якутии. Это — реактивный самолет с тремя надежными двигателями. Низкоплан, поэтому на грунтовых аэродромах случалось, что двигатели Як-40 выходили из строя из-за попадания в них камней. В 1996 году переучился на Ан-24 и работал на двух типах воздушных судов. В 1997-м стал командиром воздушного судна Як-40. В 2003 году перешел в авиакомпанию «Якутия». Самолеты Як-40 в скором времени были признаны нерентабельными, и авиакомпания отказалась от их эксплуатации. После работал уже на Ан-24 в «Якутии».

В 2007-м отучился на Ан-140, и в качестве командира воздушного судна летал уже на двух типах: Ан-24 и Ан-140. В 2014 году с моим коллегой Петром Павловым прошел переобучение на Boeing в учебном центре в Швеции, переподготовка заняла тридцать два дня, занятия проводились на английском. В рамках программы мы прошли обучение на тренажере, на котором можно отработать любые элементы полета.

Если сравнивать самолеты, на которые у меня имелся допуск, то на воздушных судах типа Boeing совершенно иная философия полета, в корне отличающаяся от турбовинтовых машин времен Советского Союза. Отечественные самолеты семейства Ан, больше на ручном пилотировании, полностью не автоматизированы, в отличие от Boeing, который может практически самостоятельно производить посадку, пилоты выступают больше в роли операторов, контролирующих необходимые параметры для того или иного процесса.

К тому же этот самолет классом выше, значительно больше, у него иная дальность полета.

Сейчас выполняю полеты по России. Маршрутная сеть полетов обширная. Самый дальний рейс – Якутск — Москва — Симферополь.

— Не секрет, что профессия пилота подразумевает постоянное совершенствование и работу над собой. Как часто вы с коллегами выезжаете на обучение?

— На обучение выезжаем два раза в год, отрабатываем на тренажерах действия в различных аварийных ситуациях: при отказе двигателей, в случае пожара. В сентябре мы с коллегами прошли обучение в учебном центре в Ульяновске, в октябре — двухдневные курсы СRM — crew resource management — обучение управлению ресурсами экипажа. Эта дисциплина рассматривает взаимодействие командира воздушного судна с экипажем, правильное умение управлять подчиненными, учит прислушиваться к мнению каждого из членов экипажа, а иногда — авторитарно принимать решения. На этих курсах мы повторяем, что необходимо для грамотной организации работы экипажа, самолета для обеспечения безопасности полетов и четкого, эффективного выполнения задач.

Симулятор полного полета (full flight) Boeing максимально приближен к оригиналу, производитель тот же. Имитация и визуализация полета – один в один, как в полете, та же кабина, ощущения, как в настоящем самолете.

В нашей авиакомпании первостепенно значение уделяется обеспечению безопасности полетов: авиатехниками обязательно проводится предполетный и послеполетный осмотр на предмет обнаружения сколов, целостности двигателей, лопаток. Пилот также обязан перед вылетом осмотреть воздушное судно, принять и занести данные в бортжурнал.

— В аэропорту «Якутск» в мае текущего года началась масштабная реконструкция взлетно-посадочной полосы. Как это сказывается на полетах?

— Взлетно-посадочной полосе в якутском аэропорту, конечно, давно был необходим капитальный ремонт. В следующем году ВПП сократится до 1600 метров, для выполнения полетов в данный период авиакомпания «Якутия» подготовила ряд мероприятий, в том числе планируется ввести в парк воздушные суда Boeing 737-700. У нас есть опыт выполнения полетов в аэропорт «Анадырь», когда ВПП имела подобную длину.

Модификации Boeing 737-800 и Boeing 737-700 практически аналогичны, по сути, «восьмисотка» — удлиненный вариант «семисотого». «Семисотки» короче, легче и их посадочная дистанция будет вписываться в 1600 метров.

Существуют специальные графики, по которым мы рассчитываем  посадочные, взлетные дистанции, в зависимости от условий, сцепления, ветра, температуры, массы самолета: чем больше масса, тем должна быть больше скорость, чем больше скорость, тем больше должна быть длина пробега. Здесь играет роль все: от длины взлетно-посадочной полосы до метеоусловий: дует ли попутный ветер или встречный, сцепление с покрытием ВПП, максимальная взлетная масса.

Летом укороченная взлетно-посадочная полоса давала о себе знать (общая протяженность ВПП более 3300 метров, сейчас – чуть более 2200 метров): чтобы «взять» всю загрузку, включая груз, багаж, нам приходилось брать меньше авиатоплива, вследствие чего приходилось садиться на дозаправку в промежуточном аэропорту. Естественно, пассажиры были недовольны,  если они покупали билет до Москвы на прямой рейс, а тут производим посадку, чтоб заправиться, что чаще всего выливалось в задержку.

Сейчас мы с коллегами из эскадрильи выполняем полеты на Boeing 737-800. Каждое воздушное судно имеет свой характер — в пилотировании отличаются друг от друга, но это не вызывает никаких проблем.

Два самолета Boeing 737-800 нашей авиакомпании с регистрационными номерами VP-BVE и VQ-BIZ более экономичны в расходе авиатоплива. Их отличительная особенность — сопряженные законцовки крыла split scimitar winglet, состоящие из двух противоположно направленных винглетов с саблевидными концевыми обтекателями, улучшающими аэродинамику крыла по сравнению с обычными винглетами.

Экономия авиатоплива заметна, к примеру, после выполнения рейсов в Москву и обратно на этих самолетах, остается больше топлива — от 200 до 400 килограммов, в отличие от тех, на которых дополнительных винглетов нет.

16 марта 2009 года, Охотское море, «Удская губа» устье реки Киран. На фото: Иванов В.Н. (КВС Ан-140), начальник аэропорта «Киран», пилот-инструктор Першин В.В., бортпроводник Корзинникова Е., второй пилот Царев А.А.

— Сталкиваются ли с проблемами аэропортов пилоты Boeing, как, к примеру, экипажи самолетов Ан-24 на северных грунтовых аэродромах? 

— Конечно, их даже больше, но это проблемы иного характера, больше связаны с логистикой, выстраиванием маршрута. Выполняя полеты на воздушном судне классом ниже, к примеру, на Ан-24, Як-40, экипаж может совершить посадку практически в любом аэропорту, а на Boeing – только в сертифицированные аэропорты из определенного перечня, которые могут принимать воздушное судно данного типа. Поэтому каждый пилот знает, какой аэродром по его маршруту находится ближе, и где, в случае необходимости, можно совершить внеплановую посадку, перед вылетом обязательно изучает метеопрогноз. Аэропортов много, но не все они сертифицированы под самолеты Boeing, в них должно быть установлено все необходимое оборудование и обеспечен соответствующий уровень пожарной безопасности. Ближайший запасной аэропорт от Якутска – это Нерюнгри (Чульман), куда в случае неблагоприятных метеоусловий (тумана, сильного ветра) в аэропорту Якутска мы совершаем посадки.

Перед каждым полетом нужно учитывать, чтобы при возникновении нештатной ситуации, ближайший аэродром находился рядом и был готов принять самолет. Для этого каждый рейс рассчитывается так, чтобы от любой точки маршрута в часовой дальности полета находился отвечающий всем требованиям аэропорт.

— За время полетов, наверняка, случались курьезные или нештатные ситуации. Поделитесь, пожалуйста. 

— Нештатных ситуаций, к счастью, не было, но когда возвращались из Черского, у одной из пассажирок на борту самолета начались предродовые схватки, ее в якутском аэропорту встретила бригада скорой медицинской помощи и доставила в роддом.

31 декабря 1999 года мы выполняли рейс по маршруту Якутск — Вилюйск. За полтора часа до Нового года прибыли в Вилюйск, пассажиры возвращались домой, чтобы встретить праздник в семейном кругу. На обратном пути в Якутск пассажиров не было, вдруг в аэропорт вбежал парень и в спешке стал покупать билет. Мы с коллегой удивились, увидев его и спрашиваем, мол, до праздника всего ничего, куда ж ты собрался? Он ответил, что поругался с женой и едет праздновать в Якутск. Вот так и вернулись с одним пассажиром на борту.

— А доводилось ли вам встречать Новый год в полете?

— Да, дважды встречал вдали от дома. Однажды на Як-40 в Усть-Нере устраняли выявленную неисправность и пришлось Новый год встречать там, потому что мороз ударил, а самолет был допущен до определенной температуры, поэтому ждали, когда погода стабилизируется. Второй раз — в Иркутске, в полете.

Парашютные прыжки у села Немюгюнцы (Иванов В.Н. – в центре).

— Есть ли минусы в профессии пилота?

— Один — мало времени уделяешь семье. Но у меня надежный тыл в лице моей супруги Лилии Владимировны. Раньше она работала сортировщиком алмазов в АЛРОСА, все успевала. Дети, а их у нас трое, практически не видели меня, когда работал на Ан-24 и Як-40: утром уходил —  они спали, а возвращался — они уже спали.

— Валериан Николаевич, продолжите фразу «авиакомпания «Якутия» — это»…

— Авиакомпания «Якутия»  для меня – это любимая работа, небо, романтика. А еще это — сокращение расстояния и времени для пассажиров.  В начале своей карьеры, став вторым пилотом воздушного судна Як-40, я был так рад, что был готов работать и задаром. Счастлив, что занимаюсь любимым делом, и мне еще за это зарплату платят, — улыбается Иванов, — Полет — это продолжение меня.  Не мыслю себя без полетов, без неба.

— 7 декабря — Международный день гражданской авиации. Что бы вы пожелали коллегам?

— Коллегам желаю чистого неба, здоровья, авиакомпании «Якутия» — обновления флота и процветания, чтобы мы продолжали сокращать расстояния между городами, дарить радость встреч пассажирам.

Написать комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

три × 4 =