Семен Донской — ярчайший представитель якутской интеллигенции

0
172

В современном мире позволяется слишком много вольностей в трактовке  исторических моментов, и все это несмотря на то, что с историей нужно обращаться очень осторожно. Об этом первый президент Якутии Михаил Николаев говорил на круглом столе, посвященном 125-летию видного государственного и общественного деятеля, Семена Николаевича Донского-1. Он отметил, что в постпредстве традиционно проходят мероприятия, посвященные историческим датам.


«Сегодня мы еще ближе знакомимся с историей человека, заложившего прочную основу, крепкий фундамент развития экономики и культуры Якутской автономной республики, — сказал постпред Якутии Юрий Куприянов. – Это часть истории всей республики, часть истории каждого из нас. Чем больше мы узнаем об исторических вехах, тем крепче мы стоим на ногах и дарим себе шанс трудиться и  творить будущее».

О главенствующей роли труда упомянул и Михаил Николаев: «Только труд может воплотить в жизнь мечту. Во главе угла у каждого человека должен стоять труд и забота о человеке», — считает первый президент республики.

О трудовом пути Семена Донского I и его вкладе в становление республики рассказали его земляки из Нюрбинского улуса, специально прибывшие в Москву для участия в мероприятиях, посвященных памяти знаменитых земляков, якутских политиков начала века – братьев Донских и Степана Васильева. В составе делегации и представители молодого поколения — школьники, украсившие научные доклады презентацией рисунков, исполнением песен и игры на хомусе. В знак благодарности за визит и память, которую хранят земляки, от имени постоянного представительства в Нюрбинский улус отправится фотогравюра  с изображением здания представительства в те времена, когда в нем работали братья Донские.

Глава Нюрбинского района Алексей Иннокентьев,  председатель районного Совета депутатов Сергей Евсеев, заместитель постпреда Александр Сафронов, аспирант Николай Николаев выступили с докладами, рассказывающими о том, как удалось Семену Донскому вписать свое имя в долгий и трудный процесс, преобразовавший Якутию из «тюрьмы без решеток», края почти абсолютной неграмотности в крупнейший развитый регион страны, имеющий уникальную геополитическую значимость.

На встрече присутствовал и ответственный секретарь Совета старейшин Республики Саха (Якутия) Эдуард Данилов. Он передал в культурный центр постпредства архив из почти двухсот книг из личной библиотеки, раскрывающих страницы истории выдающихся деятелей Якутии.

От имени присутствующих Эдуард Данилов  получил благодарность за подвижнический труд по изучению и пропаганде культурно — исторического наследия государственных и политических деятелей республики.

Исследования Эдуарда Данилова о жизни и деятельности видного государственного, политического и общественного деятеля Якутской АССР, организатора промышленности СССР и РСФСР, лидера профсоюзного движения СССР Степана Васильева оказали неоценимую услугу в вопросе установления мемориальной доски в Москве на доме, в котором он проживал до 1939 года. Уже завтра на улице Спиридоновка эта мемориальная доска будет установлена.

О Семене Николаевиче Донском I:

Семен Николаевич Донской-1 был одним из тех, кто стоял у истоков государственности Якутии, плечом к плечу с Максимом Аммосовым, Платоном Ойунским, Исидором Бараховым, Степаном Аржаковым, Степаном Васильевым и другими, свято верившими в светлое будущее родной Якутии, отдававшими все свои силы и знания, да и саму жизнь на ее благо. Они заложили прочную основу, крепкий фундамент небывалого развития экономики и культуры Якутской автономной республики.

Семен Николаевич Донской-1 родился 23 декабря 1893 г. в Мальжегарском наслеге Нюрбинской волости Вилюйского округа в семье Николая Семеновича Донского. Отец служил церковным старостой, старостой Мальжегарского наслега, неоднократно избирался головой Мархинского улуса. В 1898 году император России Николай II за особые заслуги наградил его серебряной медалью на Владимирской ленте. Но родители скончались, когда Семену первому исполнилось всего 12 лет. Имущество ушло с торгов, деньги поместили в банк, владельцами которых стали он и его младший брат Семен Второй. На эти деньги братья Донские впоследствии выучились.

Одаренные от природы братья Донские получили энциклопедическое образование для своего времени. Донской первый учился в духовном училище, затем продолжил обучение у политссыльного Станиславского.

В 1910-1915 годах Донской был учителем в с. Эльгяй и с.Шея Сунтарского улуса. Его, сельского учителя, в 1915 году в возрасте 22 лет избрали головой Нюрбинского улуса. После Февральской революции 1917 года Семен Николаевич работал председателем улусного комитета общественной безопасности, затем – председателем Вилюйского уездного земства. После Октябрьской революции 1917 года С.Н.Донской-1 – член губернского революционного комитета, затем – член Организационного комитета по образованию Автономии.

По воспоминаниям Платона Ойунского, они вместе две ночи подряд писали Манифест об объявлении Автономии, который был опубликован 1 мая 1922 г. Семен Николаевич участвовал в составлении первой Конституции Якутской АССР, «Декларации прав и обязанностей трудящихся ЯАССР», «Положения об автономии ЯАССР», обращений к населению.

Вместе с Платоном Ойунским и Степаном Гоголевым он разрабатывал «Положение о наркоматах ЯАССР», в котором говорилось, что все наркоматы являются автономными, указания и распоряжения наркомов РСФСР подлежали исполнению только с санкции Совнаркома Якутии.  

С.Н.Донской-1 избирался делегатом I, II, IV, V Всеякутских съездов. Осенью 1922 г. как делегат участвовал в работе X Всероссийского съезда Советов, вошел в состав Федерального земельного комитета.

Вместе с родным братом стал членом Якутского центрального исполнительного комитета (ЯЦИК) в 1923 г.

С осени 1923 г. по 1924 г. работал заместителем председателя и членом Президиума Якутского центрального исполнительного комитета.

В 1922—1924 гг. С.Н.Донской-1 был первым наркомом земледелия Якутской АССР.

В зиму 1923—1924 гг. Семен Николаевич работал редактором первой ежедневной национальной газеты «Кыым».

4 февраля 1924 года пленум обкома партии своим решением рекомендует избрать С.Н.Донского-1 Председателем Совета народных комиссаров вместо уезжающего в Москву Исидора Барахова. Донской пишет заявление с просьбой отменить решение Пленума. Ссылаясь на очень слабое здоровье (действительно он серьезно болел туберкулезом легких, суставным ревматизмом) и чрезвычайную перегруженность работой он вместо себя рекомендует «более свежего человека и работника с широким кругозором, большой эрудицией и блестящей партийной и советской подготовкой» (это его подлинные слова) – товарища Винокурова Ивана Николаевича. Пленум согласился с доводами Донского и принял его рекомендацию. Винокуров был избран Председателем Совнаркома.

После этого в начале 1925 года Донской-1 работает Представителем Якутской АССР при Президиуме Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК).

Представителем Якутской АССР при Президиуме Всероссийского центрального исполнительного комитета Семен Николаевич Донской работал непродолжительное время — с 1 февраля по 5 августа 1925 г.

Именно тогда представительством была проведена колоссальная работа по многим ключевым направлениям — укреплению государственности молодой республики, кардинальному изменению социально-экономического уклада народов Крайнего Севера, научно-техническому изучению и промышленному освоению богатейшего региона. В условиях территориальной отдаленности и отсутствия налаженной связи в представительстве действительно разрабатывались и решались многие важные вопросы республики, неподъемные для царской администрации в течение многих десятилетий…

В начале апреля 1925 г. коллектив представительства собрался на совещание   вместе с представителями Якутгосторга. Донской проводил совещание, в работе которого участвовал М.К.Аммосов. Сохранился протокол, позволяющий делать вывод о масштабности и сложности задач, стоящих перед республикой, о том, как, в какой мере решались жизненно важные вопросы.

Отличительной особенностью времени был большой товарный кризис, который тогда переживала Якутия.

Золотые прииски Алдана требовали внимания и громадных средств. С.Н.Донской убежден в том, что всю работу надо ставить совершенно иначе, нужен другой финансовый план, нужно добиваться нормального пароходного сообщения Якутска с районом приисков. Если на сегодня это не решено, надо дойти до Совета народных комиссаров СССР.

Едва ли не на первое место С.Н.Донской ставил вопрос о сельскохозяйственных орудиях. Он понимал важность развития хлебопашества в южных и западных районах. Ему были известны и варианты закупок сельхозмашин за границей. Первые сельскохозяйственные кооперативы остро нуждались в такой технике.

Поднимали и обстоятельно рассматривали на совещании вопросы о каботажном плавании, о Колымской экспедиции, об электрификации.

Очень внимательно М.К.Аммосов и С.Н.Донской слушали информацию о возможностях улучшения транспортной схемы. Проявили неподдельный интерес к новому, находящемуся в стадии разработки, транспортному средству — глиссеру. Уже в который раз обсуждали важные аспекты проблемы воздушного сообщения с центром. Составлена была в тот период ориентировочная смета на 1300 тыс. руб. Якутск согласился на разведку маршрутов и на выделение своей, четвертой части финансовых средств. Союзный Наркомфин настаивал на линии «Рухлово-Алдан». Якутяне предлагали организовать линию от Рухлово или от Иркутска. И при обязательном условии, чтобы конечным пунктом для воздушных судов был Якутск.

На цели снабжения северных округов требовалась ссуда в размере 300 тыс. руб. на четыре года. Там предполагали создать сеть хлебозапасных магазинов.

С удовлетворением тогда отметили, что госбюджет прошел вполне благоприятно для Якутии.

В заключение С.Н.Донской предоставил слово М.К.Аммосову, который подвел итог: «Несмотря на самую разнообразную и большую работу представительства, последнее достигло весьма положительных результатов для Якутии. Это удалось сделать, благодаря квалифицированному подбору ответственных сотрудников представительства и Московской конторы Якутгосторга и согласованной работы…» Так Максим Кирович, всегда требовательный и сдержанный в похвалах четко и положительно оценил работу представительства под руководством Семена Николаевича Донского-1.

Через три дня после совещания в представительстве, 6 апреля 1925 г., С.Н.Донской-1 вместе с М.К.Аммосовым участвовал в заседании правления Государственного банка СССР по вопросу об эксплуатации Алданских приисков. Они заняли довольно твердую позицию. Правление банка в итоге заседания пришло к выводу о необходимости создания акционерного общества, учредителями которого приглашали стать тем учреждениям, которые были на заседании в лице своих представителей — Наркомфина, Госбанка, Высшего Совета народного хозяйства, Наркомвнуторга Якутской республики и нескольких дальневосточных организаций. Идею образования акционерного общества Аммосов и Донской восприняли настороженно и по данному пункту воздержались от голосования. У них была своя точка зрения на судьбу золотоносного Алдана. Поскольку дело имело большое государственное значение, власти ЯАССР допускали, что в дальнейшем прииски должны перейти в ведение всего Союза ССР с соблюдением прав ЯАССР как первооткрывателя. Свою позицию они изложили, заявив, что она принципиальна. Наиболее целесообразным М.К. Аммосов и С.Н. Донской полагали создание государственного треста, имеющего одного хозяина в лице Высшего Совета народного хозяйства. Возражая представителю Наркомфина, пытавшемуся обосновывать необходимость отторжения Алданского района от Якутской республики в пользу Дальнего Востока, М.К.Аммосов приводил убедительные аргументы. Снабжение приисков производится по р.Лене. Из 750 верст водного пути — более 500 верст пролегают по территории Якутии. Снабжать Алдан, убеждал М.К.Аммосов, должна вся страна. Дальний Восток для этого не имеет ни техники, ни товаров. Оба представителя ЯАССР попросили участников заседания не делать скороспелых выводов из материалов, присланных дальневосточными организациями. Точка зрения якутян была поддержана руководством Высшего Совета народного хозяйства СССР, Председателем которого в то время был Ф.Э.Дзержинский. Впоследствии на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) Семен Николаевич и И.Н.Барахов защищали территориальную целостность Якутии. Благодаря поддержке председателя ВСНХ СССР Ф.Э.Дзержинского необоснованные притязания Дальневосточной области были отвергнуты.

С июня 1926 г. С.Н.Донской руководил Якутской торговой конторой — «Якутгосторгом». Трудностей было много. Эта организация сумела выстоять в конкурентной борьбе, заготавливая пушнину, выполняя свои обязательства по снабжению населения. Хотя с финансовыми средствами было туго, с государством «Якутгосторг» рассчитывался. «Якутгосторг» был на хорошем счету. Косвенным признанием этого факта стало совместное образование (с Госторгом РСФСР) в 1930 г. акционерного общества. Работа щла полным ходом. А параллельно раскручивался маховик сталинского террора.

В 1928 г. решением Центрального комитета ВКП (б) почти все тогдашнее руководство Якутской областной парторганизации во главе с М.К.Аммосовым было снято с работы. Сфабриковано дело «Об экономической контрреволюции», проводимой С.Н.Донским-1.

«Дело» тянулось до 1930 г. и закончилось «показательным судом». Главсуд ЯАССР принял решение применить к Донскому высшую меру наказания — расстрел. По просьбе М.К.Аммосова Степан Васильевич Васильев, работавший членом коллегии Центральной Партийной Комиссии ВКП (б), обратился в Центральную контрольную комиссию ВКП (б) с заявлением. Дело было пересмотрено. Верховный Суд РСФСР отменил решение Главсуда ЯАССР за недоказанностью вины. С.Н.Донской фактически был оправдан, получив общественное порицание. В начале августа 1931 г. его восстановили в ВКП (б), в которой он состоял с 1927 г.

После освобождения Семен Николаевич принял решение жить в Москве. У жены, Юлии Федоровны, была квартира в Перуновском переулке. Так С.Н.Донской-1 отходил от активной общественно-политической, государственной деятельности. Было ясно, что в стране уже полностью воцарился тоталитарный, авторитарный режим, и Донскому, с его неугодным происхождением, «темным» прошлым не дадут спокойно жить и работать на руководящих должностях в республике. Тем более, он, человек с сильным характером, независимый и откровенный в суждениях, словно магнит притягивал и друзей, и врагов. Вероятно, вдобавок Донской боялся скомпрометировать своих товарищей, избавивших его от верной погибели на какое-то время. Ведь уже они сами, с пролетарско-крестьянским происхождением, беззаветным служением делу Ленина-Сталина, балансировали на краю пропасти.

И все же очень хотелось полнокровно жить и трудиться. Ему обещали работу в системе Комитета стандартизации РСФСР, нужно было лишь определиться со специализацией. С этой целью С.Н.Донской закончил курсы директоров звероводческих совхозов «Союзпушнины». Но работать не смог физически, катастрофически ухудшалось состояние здоровья. В начале 30-х гг. он уже был инвалидом. Застарелый ревматизм осложнялся не залеченным вовремя туберкулезом. В 1933 г. пришлось выйти на пенсию по инвалидности. Это угнетало, но не могло выбить из колеи деятельного, энергичного человека, каким был всю жизнь Донской. Он с большим увлечением занялся учебником для якутских школ. Здесь раскрылось его призвание, нашел приложение подлинный талант. Занялся переводами с русского и составлением учебников на родном для него якутском языке. Плоды его трудов принимали в якутской редакции «Учпедгиза».

15 февраля 1938 г. С.Н.Донской-1 был арестован через двенадцать дней после ареста младшего брата. Приехали за ним ночью. Донской догадывался, куда и зачем повезут. Совсем рядом находилось здание Бутырской тюрьмы.

Первое предъявленное в стенах Бутырки обвинение было состряпано не на его поведении в период революции и гражданской войны и не на «экономической контрреволюции» 1929-1930 гг. Это еще было впереди. Поначалу его обвинили во «вредительстве» в сфере просвещения и образования. Он якобы проводил установки П.А.Ойунского, когда переводил с русского на якутский язык научные понятия, педагогические термины.

Протоколов сохранилось всего два, второй допрос проводили в мае месяце, неясно в какой именно день. В протоколе второго допроса есть запись о «признании» Донского в том, что он был участником якутской буржуазно-националистической организации. Завербованный японской разведкой, вел вредительско-диверсионную и повстанческую деятельность в республике. Также ему вменялись в вину срыв организации колхозов, продовольственного снабжения, развал государственной торговли.

В череде ложных было обвинение в том, что он получал от М.К.Аммосова с 1923 г. сведения о политико-экономическом положении, настроениях населения и передавал их японской разведке.

Предположительно С.Н.Донской-1 умер во время третьего допроса 5 июня, не выдержав морального и физического давления, когда принуждали подписать протокол предыдущего допроса. Донской совершил свой последний человеческий подвиг. Он не поставил своей подписи, и протоколы 29 декабря 1938 г. 2 отделом ГУГБ были признаны незаконными. Их уже не использовали для обвинений других людей.

По документам смерть С.Н.Донского-1 наступила в больнице Бутырской тюрьмы от туберкулеза легких. Место захоронения не установлено. Семен Николаевич Донской-1 реабилитирован посмертно 19 сентября 1957 г. — по постановлению, подписанному заместителем Главного военного прокурора СССР.

С.Н.Донской-1 являлся ярчайшим представителем якутской интеллигенции. Он входил в плеяду выдающихся государственных и общественных деятелей Якутии. Благодаря его титаническим усилиям, целеустремленности и энергии якутский народ в сложнейший период своего исторического пути обрел государственность в форме автономии, фундамент национального возрождения в XX веке. За короткое время, отведенное им судьбой, Донской внес огромный вклад в политическое, экономическое, социальное, культурное и духовное развитие республики.

В 2002 году на спецобъекте «Коммунарка» был возведен памятник якутянам-жертвам политических репрессий от народа, президента и правительства Республики Саха (Якутия), на котором золотыми буквами высечены имена Максима Кировича Аммосова, Исидора Никифоровича Барахова, Семена Николаевича Донского, Гавриила Васильевича Ксенофонтова, Кузьмы Осиповича Гаврилова, Христофора Прокопьевича Шараборина, репрессированных в годы советского террора.  Здесь же открыт памятник всем якутянам, расстрелянным и погребенным в безвестных братских могилах.