Сандал Винокуров: Я постоянно думаю о самолетах

0
39

Современное воздушное судно – это сложный комплекс различных систем и компонентов, основанный на передовых технологиях, совершенствующихся в процессе эксплуатации воздушного судна. За его техническим состоянием круглосуточно следят специалисты нескольких отделов авиационно-технической базы «Якутия техникс» авиакомпании, обеспечивая безопасность полетов и не допуская сбойных ситуаций.  


Сегодня наш собеседник — Сандал Винокуров, инженер Boeing 737 отдела поддержания летной годности воздушных судов иностранного производства авиационно-технической базы авиакомпании «Якутия», который рассказал о работе своего отдела, видах технического обслуживания самолетов и  особенностях своей профессии.

Сандал – молодой, перспективный специалист, в авиакомпании работает с 2014 года после окончания Национального исследовательского Иркутского государственного технического университета по специальности «Техническая эксплуатация летательных аппаратов и авиационных двигателей».  

В совершенстве владеет английским –по роду деятельности ему ежедневно приходится общаться с производителями Boeing 737, вести переписку, деловую документацию на языке производителя.  

— Что входит в задачи отдела поддержания летной годности воздушных судов иностранного производства?

— Мы следим, чтобы самолет соответствовал сертификату типа авиационных  властей: российских, американских, бермудских. На каждом воздушном судне вовремя должны производиться все оперативные, периодические виды технического обслуживания. Все компоненты, необходимые для установки на нем, должны быть сертифицированы, к работам допускается лишь сертифицированный персонал. Наш отдел занимается планированием необходимых технических процедур именно на Boeing 737. На воздушном судне данного типа в общей сложности осуществляется порядка двух тысяч различных работ. Мы следим за тем, чтобы все они выполнялись в полном объеме. Составляем план технического обслуживания флота этого типа и  заявляем авиационным властям, что планируем обслуживать самолеты в соответствии с данной программой для дальнейшего получения разрешения для дальнейшей эксплуатации.

Для наиболее современных типов воздушных судов, каким является Boeing 737, единого регламента не существует, и эксплуатант в лице авиакомпании обязан разрабатывать программу технического обслуживания под конкретное воздушное судно на основании руководящих документов (MRBR), рекомендаций завода (MPD) и указаний властей в виде директив, бюллетеней и других документов. Директива авиационных властей базируется на основе опыта эксплуатации, а программу технического обслуживания выпускает завод-производитель.  

В отделе поддержания летной годности воздушных судов иностранного производства под руководством начальника Олега Темкина трудятся девять человек. Мы поддерживаем летную годность самолетов – выдаем задания для того чтобы самолет соответствовал сертификату типа и всегда пребывал в состоянии летной годности.  

Главный принцип авиакомпании «Якутия» — это обеспечение безопасности полетов, и мы, специалисты авиационно-технической базы «Якутия техникс», отвечаем за техническое обслуживание воздушных судов.  

— Как поддерживается летная годность самолетов?  

— Летная годность поддерживается при помощи порядка двух тысяч видов работ, куда входят периодические проверки технического состояния самолётов, которых множество. Они должны проводиться авиакомпаниями по прошествии определённого времени или определённого налёта часов, указанного в Maintenance Program авиакомпании.

A-check— это, в основном, функциональная проверка работоспособности различных систем, в то время как С-check является тяжёлой формой  технического обслуживания.

У каждой формы есть свои определенные временные рамки: A-check, к примеру, проводится примерно раз в месяц или каждые пятьсот часов налёта. Они также могут подразделяться на: А1, А2, А4, А8. Чем выше цифра, тем больше объём работ. A-check, как правило, делается ночью в ангаре аэропорта. Содержание этой проверки зависит от типа самолёта, количества циклов или количества часов налёта с момента последней проверки. Также проверки технического обслуживания могут проводиться и через год и через два и т.д., в зависимости от вида.  

— Каков самый небольшой временной промежуток, отведенный под технические работы, подпадающие под ведомство вашего отдела?

— Самая короткая по времени работа, которую курирует отдел поддержания летной годности – это проверка через компьютер состояния двигателей, на предмет выявления ошибок на них. Данный тип работ выполняется каждые сто пятьдесят часов налета.  

Прохождение процедуры C-check обязательно. Она выполняется раз в два года.  

Самолеты нашей авиакомпании направляются на прохождение C-check в большие цеха периодического технического обслуживания компании «Vostok Technical Service», образованный на базе Внуковского авиаремонтного завода № 400 (ВАРЗ-400) и в «Jat Tehnika» в Сербии (г. Белград). Их можно сравнить с большим автосервисом, а мы, в роли водителей, направляем в этот «автосервис» свою технику на обслуживание.   

Своими силами C-check на воздушных судах Boeing 737 мы не проводим.  Авиационно-техническая база авиакомпании «Якутия-Техникс» сертифицирована на выполнение всех форм технического обслуживания, включая C-check, на российских региональных самолетах Sukhoi Superjet 100 и Ан-24. Поддержанием летной годности воздушных судов этого типа занимаются коллеги из цеха самолетов российского производства.  

— Как вы можете охарактеризовать воздушное судно Boeing 737?

— Boeing 737-800 – одна из самых успешных моделей самолетов во всем мире. В наших северных условиях он хорошо себя зарекомендовал. Для меня – это  лучший самолет!

Во флоте авиакомпания «Якутия» пять воздушных судов Boeing 737-800, в том числе и приступивший к полетам в маршрутной сети в прошлом году Boeing 737-800 с регистрационным номером VQ-BIZ, отличительная особенность которого — сопряженные законцовки крыла split scimitar winglet, состоящие из двух противоположно направленных винглетов с саблевидными концевыми обтекателями, улучшающими аэродинамику крыла по сравнению с обычными винглетами.  

За все время деятельности в компании, мне довелось немного поработать на Боинг 737-757 и 737-700. Модификации Boeing 737-800 и Boeing 737-700 практически аналогичны, но «восьмисотый» — удлинённый вариант 737-700.  

Мне, как инженеру, было бы интересно поработать с новым типом – Boeing– MAX. Если авиакомпания пополнит свой флот этими самолетами четвертого поколения Boeing, нам предстоит провести большую работу: написать новую программу техослуживания, подбирать сертифицированный персонал, так как он кардинально отличается от Boeing 737-800.  

— Не жалели, что связали свою жизнь с авиацией?

— Ни разу. Мне нравится моя профессия — всегда любил разбираться со сложными задачами. По складу мышления я больше математик, «технарь», часто участвовал в олимпиадах разного уровня, например, во время учебы был четвертым по итогам университетской олимпиады по предмету «сопротивление материалов».  

В нашем отделе работа такая, что постоянно думаешь о самолетах. У нас стратегические, долгосрочные задачи. Мы с коллегами сотрудничаем со специалистами из Москвы, зарубежными партнерами, поэтому сталкиваемся с большой разницей во времени — у нас заканчивается рабочий день, а у них только начинается. Поэтому мы всегда на связи и ведем деловую переписку практически круглосуточно.  

— Продолжите фразу: авиакомпания «Якутия» — это …

— Авиакомпания «Якутия» — это достойный конкурент крупным российским  компаниям, несмотря на небольшой флот. Наши самолеты можно увидеть в разных уголках мира. Мы делаем все возможное, чтобы уровень технического состояния воздушных судов соответствовал всем международным требованиям.  

Для меня авиакомпания–не просто место работы. Это – гордость за Якутию, ведь не в каждом регионе существуют свои авиаперевозчики.