С какими проблемами сталкиваются коренные народы Якутии

0
437

Представитель КМНС, поменявший место жительства даже в пределах одного района, теряет свой статус, федеральные власти «тянут» с принятием важных изменений в законы, непосредственно влияющие на жизнь коренных народов, у множества общин нет документов на землю, что делает их абсолютно беспомощными перед лицом промышленного освоения. Эти и другие проблемы КМНС Якутии были озвучены в ходе научно-консультативного совета при Конституционном суде 27 февраля, передает ЯСИА.


По словам уполномоченного по правам КМНС в Якутии Константина Роббека, при отстаивании прав КМНС камнем преткновения часто становится утвержденный на федеральном уровне перечень мест традиционных проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ, в который входят не все места проживания родовых общин в Якутии. Так, например, территория Национального парка «Ленские столбы», где проживают 8 общин, таковой не считается.

«Многие учредители создавали эти общины в 90-е  в соответствии с законодательством тех лет. Они уже ушли в мир иной, а их дети не могут перерегистрировать общину, внести изменения в устав, потому что [этой территории] нет в перечне мест традиционного проживания», — добавил Роббек.

Уполномоченный отметил, что федеральные власти не торопятся с решением этого вопроса. В Якутии есть республиканский перечень, установленный на уровне поселений (наслегов), он закреплен в республиканском законе от 2000 года. С одной стороны, такое решение способствовало тому, что средства на поддержку КМНС шли непосредственно в эти села. С другой, это дает право пользоваться льготами только в случае, если представители КМНС проживают в этих населенных пунктах.

Если же меняют место жительства, даже в пределах одного района, они теряют соответствующий статус, а вместе с ним — свои права и привилегии. Продолжая тему, Роббек отметил, что есть в республиканской практике и достаточно курьезные случаи. Например, в Кобяйском районе есть Кировский наслег, включающий в себя два села — Себян-Кюель и Батамай. Первый включен в место традиционного проживания, второй – нет. Омбудсмен подчеркнул, что, например, в Приморском крае и Амурской области перечень установлен на уровне муниципальных районов, в Хабаровском и Камчатском краях, Чукотке – на уровне районов и городских округов.

Республика с 2010 года направляет предложения в федеральный центр для определения единого подхода к определению мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности КМНС, которые, к сожалению, откладываются в долгий ящик.

«Замруководителя федерального агентства по делам национальностей Павел Семенов в прошлом году сообщил, что учреждение думает над общими подходами, критериями к определению мест традиционного проживания и будет над этим работать до 2021 года», — поделился уполномоченный по правам КМНС в Якутии.

Еще одним вопросом, затронутом на круглом столе, была проблема должного оформления  мест традиционного проживания. Так, сегодня в Якутии этот статус имеют всего 59 территорий. У многих общин отсутствуют документы на землю, охотничьи угодья, рыбопромысловые участки.

«Когда приходит хозяйствующий субъект и говорит, что будет осваивать эти земли, наши люди фактически не имеют никаких доказательств, что они там живут, ведут хозяйственную деятельность», — пояснил Роббек.

По его словам, в свое время удалось провести кадастровые работы для более 200 коренных родовых общин, но в большей мере это относится к Западной Якутии, а северные и арктические общины так и живут без документов.

«Идет активное промышленное освоение, и земли все больше будут затронуты деятельностью недропользователей. В этой связи необходимо дать нашим коренным малочисленным народам Севера возможность чувствовать себя хозяевами на своей земле. Для этого нужно уладить все противоречия на республиканском и федеральном уровне», — подытожил омбудсмен.

Отметим, заседание было посвящено проблемам и перспективам госполитики в сфере правового регулирования жизнедеятельности КМНС как приоритетной задачи публичной власти.