Якутия сегодня самый кинофицированный регион в стране. Огромную работу в открытии новых залов и поддержке местных картин проводит Якутская республиканская киносеть. Сколько заработали якутские фильмы в 2018 году и почему затихает бум якутского кино — в интервью ЯСИА с генеральным директором киносети Петром Чиряевым. 


— Петр, каким получился кинопрокат прошлого года и сколько якутских фильмов вышло?

— Общий прокат фильмов составил 495 млн рублей, в кино сходили 1 млн 700 тыс человек. Для сравнения: в 2016 году кинотеатры собрали 348 млн рублей. Рост здесь за счет увеличения числа кинотеатров, которых раньше было 23, а теперь их стало 36. Средняя цена билетов в 2016 году была 254 рубля, сейчас 278, как в среднем по России. А вот билеты на якутские фильмы стоят 250 рублей, здесь цену назначают сами производители.

Местных картин в прошлом году вышло меньше — всего шесть. Ранее их выпускали по восемь-десять в год. Список самых кассовых картин прошлого года возглавляют «Республика Z» режиссера Степана Бурнашева, который собрал 5,5 млн, а также «Мои белые ночи» и «Царь-птица», выручка которых от продаж билетов составила по 5 млн рублей. Кассовый сбор «Чээкэ» составил около 4 млн, а «Я люблю тебя, Якутск» — 1,5 млн.

— С чем связано сокращение фильмов?

— Одна из причин — нет поддержки на государственном уровне. Раньше республика на производство выделяла «Сахафильму» пять млн рублей, каждому производителю понемножку доставалось. И, казалось бы, надо сумму увеличить, но финансирования сейчас нет вовсе. А ведь необходимо, чтобы количество якутских фильмов росло, так как они у нас более востребованы. Об этом говорят цифры.

Так, средний заработок зарубежных фильмов в прошлом году в наших кинотеатрах составил 1,5 млн рублей, российский в среднем зарабатывал 1 млн, а каждый якутский — 3,5 млн. Конечно, якутских вышло шесть, российских — 56, а зарубежных — 276, но тем не менее общий сбор якутских фильмов в 2018 году составил примерно 21 млн рублей, в 2017 году — 30 млн, но тогда их было больше. При этом каждый местный кинофильм в среднем стал больше зарабатывать, в 2016 фильм лента получала в среднем 1,5 млн, сейчас же — в два раза больше. Это говорит о том, что увеличилось качество фильмов, значит и зритель стал более избирательным.

Сегодня нужна помощь государства и в поддержке проката, и с рекламой в СМИ. Сейчас кинопроизводители сотрудничают с НВК, размещаясь в обмен на права трансляции фильма через год, но рекламное время часто не самое лучшее.

— Говоря «якутское кино», что вы вкладываете в понятие: это фильм, произведенный в Якутии, или именно якутским авторами? Например, режиссер Костас Марсан не живет здесь…

— Принято, что если некий процент съемочной группы из определенной страны, то фильм может выступать и от этого государства, в том же Оскаре, например. Здесь у нас по идее схожая картина должна быть, но вообще в России нет понятия «региональное кино», есть только «российское кино».

— Якутия планирует выступать за такой термин?

— Мы выступали за то, чтобы появилось понятие регионального кино, произведенного не в Петербурге и Москве, но Минкультуры России пока делит только на лидеров и начинающих. Мы все относимся еще к начинающим.

— Но при этом первые в стране по числу открытых кинотеатров в районах. Сколько в 2018 году открылось? Десять?

— Да.

Петр Чиряев и Айсен Николаев на открытии кинозала в Олекминске

— Результат чувствуется только в суммах за прокат фильмов или еще как-то?

— Например, ДК в Олекминске. Они проводили 197 мероприятий в год, в 2017 году продали около 7 тысяч билетов на концерты, самодеятельные театры, какие-то культурные мероприятия. В прошлом году к осени мы там открыли кинотеатр, и сейчас у них продается не меньше 2 тысяч билетов в месяц. Если раньше они зарабатывали 400 тысяч рублей в год, то теперь столько же в месяц. Да, половина выручки от кино поступает производителям, но сумма все равно выросла. Выходит, кино сегодня более популярно, чем иные виды досуга. Хотя при этом нельзя говорить, что остальное не нужно. В Олекминске есть некоторые сложности, потому что на все культурные события работает один зал. А если бы это был только кинотеатр, выручка была бы в 1,5 раза выше. Когда я разговаривал с руководством этого ДК, они сначала настороженно подходили к этому вопросу, но потом поняли.

Такая же картина была в Намцах, когда единственным зданием, способным собрать большое количество людей, был кинотеатр. Зал у них простаивал, и когда мы его запустили, они все мероприятия увели на другую площадку, потому что увидели зрительский интерес. Когда я туда ездил, удивился, как хорошо там зона отдыха организована, кафе. Там сидели молодые люди, свидания назначали.

— То есть здесь должна быть связка: не просто показ кино, но и обустройство здания?

— Да. Есть хороший пример в Чурапче, где действующий министр молодежи Степан Саргыдаев, когда еще был главой, создал из старого ДК центр семейного досуга. Когда там провели ремонт, открыли кафе, посещаемость кинозала сильно выросла.

— Я правильно понимаю, вы за то, чтобы уже на стадии проектировки ДК предусматривались именно отдельные залы под кино?

— Именно. Но сегодня чаще всего это не делается, потому что раньше такая работа вообще не проводилась, объекты всегда строили с совмещенным залом. А делать надо пусть небольшие, но отдельные качественные залы, из которых зритель выходил бы, забыв, что он в деревне. К нам недавно обратились из Оленька. У них строится ДК, и они хотели сделать там один зал, где планировали установить съемные кресла, чтобы и елку ставить, и дискотеки проводить, и кино крутить. Но это в корне неверно! Существуют правила проката, которые они не смогли бы соблюсти с таким залом. Мы настояли, чтобы был отдельный зал, сейчас проект меняют. В поселке Майя тоже собираются строить, и я знаю, что планируют делать отдельный зал.

Пока здания проектируют строители без мнения людей из культуры, такие проблемы будут возникать. Например, однажды мы столкнулись с проектом, когда строители, опираясь на техзадание каких-то поставщиков, вписали туда дорогую и немного устаревшую технику. А ведь некоторым поставщикам лишь бы продать. Или был проект в Юрюнг-Хае, где проживает около 1,5 тысяч человек, а они хотели построить там двухзальный кинотеатр с огромным количеством мест! Чтобы добиться тех выручек, которые были указаны, все население должно было находиться там круглосуточно. В итоге проект также сменили, решили делать маленькие залы для кино и отдельный для мероприятий.

— Сегодня в Якутии существует вообще программа кинофикации?

— Мы начинали работать по существующей концепции развития кинематографии в Якутии, где прописали, что в каждом райцентре должен появиться кинотеатр. Больше там ничего прописано не было. Сейчас эта концепция устарела, мы должны ее обновить, тесно поработать с правительством, чтобы появилась наглядная современная модель развития кинематографии в целом. Там должен быть хорошо отражен прокат, потому что без местных фильмов нашим кинотеатрам будет тяжело. А что касается планов на этот год, пока в республиканском бюджете никаких средств на открытие новых кинотеатров не заложено. Единственное, что мы можем сейчас сделать, в феврале-марте снова участвовать в федеральном конкурсе Фонда кино. Сейчас собираем заявки, готовим площадки, которые могли бы участвовать в конкурсе. В списке пока 18 населенных пунктов.

— По этому конкурсу кинозалы могут получить строящиеся ДК?

— Нет, только существующие объекты с регистрационными документами. Возможно, в ближайшее время конкурс поменяется, потому часто в нем принимают участие ДК, которые выигрывают ради выигрыша. Оборудуют кинозал и не могут совместить основную деятельность с условиями кинопроката, когда, например, один фильм нужно крутить три недели с определённым числом сеансов, а это никак не стыкуется с количеством их мероприятий. Поэтому половина поддержанных «Фондом кино» залов в стране работают плохо или не работают вообще. В конкурсе должны принимать участие только заинтересованные в кинопрокате лица, такие же региональные киносети, как мы. За все время по этой программе мы в Якутии открыли 12 кинозалов на 60 млн рублей. Нам легче сделать кинозалы эффективными, потому что это наша работа.

— Говоря об идеологии местного кино, есть ли она сегодня? И нужна ли господдержка таких фильмов?

— Определенную тематику, конечно, надо поддерживать, развивать в кино бренд республики… Почему бы не снимать фильмы о добыче алмазов, например? Сейчас нет ни одного такого фильма. Через кино и туризм можно развивать. Актуальна тема Арктики, почему бы ей не заняться? Думаю, у нас это может получиться. Те же механизмы съемок… Кто еще знает, как снимать в -50? А у нас даже коптеры в -30 летают.

Съемки фильма «Чээрин» 2018 г.

— А герой, есть ли сегодня свой якутский герой?

— В переснятом нами фильме «Чээрин» по повести Тимофея Сметанина мы как раз хотим показать героического и мужественного молодого человека. Есть такой стереотип, что воин-азиат – это плохо говорящий по-русски парень, а мы хотим показать его другим. Такие герои сегодня нужны. Фильм выйдет к майским праздникам. Снимали его несколько лет назад на средства «Саха фильма», но из-за смены режиссеров картина не получилась, весь материал лежал на полке. Мы его подняли, отсмотрели и поняли, что надо все переснимать. На 98% он снят заново. Главное, мы хотим, чтобы деньги от сборов «Чээрина» пошли в следующий фильм. Это должен быть такой возобновляемый фонд, который поддерживал бы производство.

— Я так понимаю, что по развитию кино, кинозалов сегодня нужна общая встреча правительства и кинематографистов?

— Мы должны разработать дорожную карту, некую концепцию развития. Потому что пока это «лебедь, щука и рак». Кто-то говорит, что надо поддерживать фестивальное движение, кто-то считает, что бизнесом надо заниматься, кто-то Оскара хочет получить. Чтобы повышать качество фильмов, вести правильный прокат, нам всем надо понимать стратегию, какая у нас модель развития. И, конечно, чтобы не потерять своих производителей, надо их поддерживать.

Потолок сборов в Якутии — 19 млн рублей, которые в прошлом году собрали «Мстители». Якутский кинематограф максимум собирал 10 млн рублей. Такие кассовые сборы были в 2017 году у фильма «Кэрэл». В принципе якутский фильм может собрать и 19 млн. А это значит, что производство не должно быть дороже 10 млн, иначе кино не окупится. Это надо понимать. Ну, и выйти на показатель не шесть фильмов в год, а 20.

— А сколько картин будет в 2019 году?

— Десять. Главное распределить их все по году, чтобы прокат прошел ровно. Это будет и военное кино, и ужасы, и детское кино, и драмы.

— Этот год объявлен Годом театра, будут ли какие-то проекты на эту тему?

— Хорошая, кстати, мысль. Но такой проект, мне кажется, сможет только один режиссер потянуть – Сергей Потапов. Мы как раз планируем альманах выпустить с ним, я ему предложу (улыбается).

Встреча «Якутской республиканской киносети» с кинопроизводителями республики